Заработная плата это в экономике: сколько и где официально зарабатывают россияне :: Экономика :: РБК

Содержание

Когда капитализм работает, a когда нет – Экономика – Коммерсантъ

Расписание лектория Российской экономической школы

Смотреть

Я хотел бы поговорить сегодня о довольно широкой теме, но, как мне кажется, достаточно важной для сегодняшнего дня: когда капитализм работает, а когда нет? Существует много вариантов того, насколько хорошо или плохо может работать экономическая система. Приводит она к экономическому росту или нет? Увеличивается или уменьшается уровень неравенства? Насколько равномерно распределяются ресурсы и блага? Какое воздействие оказывается на окружающую среду? Все это важные вопросы. Сегодня я сфокусируюсь на теме экономического роста и распределения ресурсов.

В ведущих капиталистических экономиках за последние 400 лет капитализм приводил к росту, но он не всегда был инклюзивный, то есть такой, при котором выгоды распределяются равномерно.

Я хочу рассмотреть этот вопрос с акцентом на рынок труда, поскольку для большинства людей их уровень жизни зависит от трудового заработка. Иногда средняя зарплата росла наравне с производительностью работников. Это хороший результат, который означает увеличение выпуска в расчете на одного работника и соответствующее повышение его или ее дохода. С другой стороны, средние зарплаты могли не повышаться во время экономического роста. Часто имело место усиление неравенства между отдельными людьми, поскольку одни получали увеличение доходов, в то время как другие сталкивались с уменьшением заработной платы, причем такая динамика наблюдалась среди работников, а не между работниками и капиталистами. В своих исследованиях я пытаюсь понять, когда и почему это происходило.

Сейчас у меня есть несколько идей, которые я хочу использовать в этой исторической дискуссии. Первая их них состоит в том, что существует связь между рынком труда и технологическими изменениями. Что происходит, если одно влияет на другое? Например, высокие зарплаты создают стимулы для изобретения новых технологий, это увеличивает количество капитала на одного работника, что позволяет сберечь труд. Установка машин и, например, компьютерных систем — капиталоемкие изменения. Это выгодно, поскольку стоимость труда, которая экономится за счет установки различного оборудования, выше, чем издержки на его использование. И выгода увеличивается при росте зарплат, что поощряет автоматизацию.

С другой стороны, автоматизация также может влиять на рынок труда: когда появляются новые машины, мы можем сталкиваться с большими потерями рабочих мест среди рабочих, которые используют старые технологии производства. Существует ряд проблем, связанных с потерей рабочих мест людьми. Как быстро они смогут и смогут ли вообще найти новую работу? Для рабочих с устаревающими навыками может происходить снижение зарплат, для тех, кто обладает релевантной квалификацией,— повышение. Все это важные вещи.

О другой группе идей говорил Йозеф Шумпетер, австрийский экономист, который стал профессором Гарвардского университета в США. Он был правым мыслителем, но читал работы Карла Маркса и попал под его влияние в том, что касается капитализма. Шумпетер написал книгу «Капитализм, социализм и демократия». В этой книге он говорит о необходимых свойствах капитализма, которые он называет «вечным штормом созидательного разрушения»: вновь изобретенные производственные системы разрушают старые и вместе с этим создают новые. Это и есть созидательное разрушение, то есть капитализм ведет к положительному экономическому росту, но важно помнить, что он достигается за счет разрушения. Мне кажется, здесь много правды, хотя, на мой взгляд, Шумпетер переоценивает ситуацию: если мы обратимся к истории, то увидим, что иногда разрушающий шторм был очень сильным, а иногда это бы скорее легкий бриз. Мы можем наблюдать это в течение последних 400 лет.

Я хочу обсудить период с 1620 до 2020 года и показать, как менялась сила созидательного разрушения. В этой дискуссии я буду говорить про ведущие экономики — Великобританию в период индустриальной революции и США под конец XIX века. Я начну с Великобритании, а потом перейду к США. Весь период я разделяю на четыре исторические фазы, и в каждой из них выпуск на работника и средние заработные платы росли.

Первый период предшествовал индустриальной революции — это Великобритания с 1620 по 1770 год: зарплаты росли вместе с выпуском, все были в выигрыше. Следующий этап — индустриальная революция, во время которой выпуск на одного работника рос, но зарплаты стагнировали и неравенство дохода значительно увеличилось. Тогда наблюдался расцвет созидательного разрушения. Затем мы переходим в индустриальную эру с середины XIX века до 1973 года. В этот период выпуск повышался вместе со средними заработными платами, капитализм работал хорошо. И последняя фаза началась в 1973 году, и я могу назвать ее революцией сферы услуг, в течение которой мы не наблюдаем рост средней зарплаты, но видим увеличение неравенства. Давайте посмотрим на это в деталях.

В течение периода с 1620 по 1770 год, предшествовавшего индустриальной революции, экономика была аграрной, существовала некоторая обрабатывающая промышленность. Технологии основывались на ручном производстве, люди работали дома или в небольших мастерских. Я называю это кустарным типом производства. Часто им была занята вся семья. Тогда не было заметного созидательного разрушения, экономика росла за счет глобализации, приведшей к росту британского экспорта. Все началось с периода Великих географических открытий — открытия Колумбом Америки в 1492 году, плавания Васко Да Гамы к берегам Индии в 1498 году. Европейские страны в тот период строили империи. Испания и Португалия были первыми империями, но их экономические выгоды были ограничены. Голландия и Великобритания создали свои империи позднее, начиная с 1600 года, и получили больше. Они смогли обеспечить высокий спрос на свои товары.

Великобритания была, возможно, лучшей империей с точки зрения экономического развития. У нее были довольно разные по своим характеристикам колонии, в том числе на Карибских островах, будущие США и Канада, Индия. Все они были рынками для британских промышленных товаров. В 1776 году, когда США провозгласили независимость, они имели треть населения Англии и более высокий средний доход.

Британская экономика увеличивала производство, чтобы удовлетворить спрос колоний. Политика меркантилизма означала, что только сама Великобритания может снабжать колонии, и ее влияние на них было огромным. Наблюдался рост производства хлопковой и шерстяной одежды, металлических изделий. Население Лондона выросло с 50 тыс. человек в 1500 году до 1 млн в 1800 году, он стал самым большим городом в Европе. Уровень урбанизации вырос с 7% до 29%, уровень занятости в сельской местности за вычетом агросектора увеличился с 18% до 36%.

Все это оказало сильное влияние на заработные платы. На графике 1 я собрал реконструкцию изменения реальных заработных плат в ведущих городах Европы и Индии для работников с полной занятостью и достигших трудового возраста. Данные приведены в терминах стоимости содержания семьи (1 — это стандартный уровень расходов на одну семью; 3 означает, что работник мог содержать три семьи). Сегодня люди привыкли думать, что зарплаты в странах Европы примерно одинаковые, но когда такое можно было наблюдать в прошлом? Ответ: около 1400 года, когда после эпидемии чумы в середине XIV века произошел сильный рост зарплат по всему континенту и они оказались довольно близкими в разных странах.

С тех пор и до индустриальной революции происходило увеличение разницы. Моя теория состоит в том, что в северной части Европы, в Лондоне или Амстердаме, наблюдался рост зарплат: они были большими портовыми центрами для торговли с колониями, и это стимулировало их экономику. На остальной части континента ничего особенного не происходило, население продолжало восстанавливаться после чумы, но это восстановление происходило на фоне остававшейся практически без изменений ресурсной базы и, как следствие, уменьшающейся отдачи от труда и снижающихся зарплат. Возвращаясь к Великобритании, в районе 1600 года заработные платы за пределами Лондона стали приближаться к уровню столицы, и многие работники по стране начали извлекать выгоды от расцветавшей глобализации.

График 1. Уровень зарплат в крупнейших городах Европы и Индии (в объеме расходов на содержание одной семьи)

Зарплаты росли по сравнению со стоимостью капитала в Великобритании, но в остальных странах такого не происходило (см. график 2). В итоге инвестиции в основной капитал позволяли экономить больше денег — использование машин оказывалось более выгодным, что и привело к индустриальной революции в XVIII веке. В то же время рост Лондона стимулировал развитие угольной промышленности страны. Самая дешевая энергия в мире производилась тогда в Ньюкасле, где добывался уголь. И паровая машина, например, была архетипичным изобретением, которое использовало много капитала и энергии. Она была изобретена в Великобритании, потому что там была дешевая энергия и дорогой труд.

График 2. Соотношение уровня зарплат и стоимости капитала

Мы переходим ко второму периоду — периоду индустриальной революции. Как я говорил выше, в ответ на рост издержек труда происходило изобретение машин, которые в итоге привели к замене кустарного производства фабричным. Тогда ветер созидательного разрушения дул очень сильно. Даже дети были заняты на прядильных фабриках, производя хлопковую одежду. Первая из изобретенных прядильных машин — прядильная машина Харгривса («Прялка Дженни») — получила устройство, которое удерживало нити. Эта машина была дороже обычной, но имела более высокую производительность. То есть расходы на капитал повышались, но происходила экономия на рабочей силе в расчете на единицу произведенного товара, что важно в ситуации дорогой рабочей силы. То же самое происходило и с ткацким станком.

Это созидательное разрушение в действии. Изобретение новой технологии увеличило производительность, кустарное производство было уничтожено фабриками, и многие люди потеряли работу и обеднели. Люди столкнулись массовой безработицей из-за появления новых технологий. Потери доходов, в свою очередь, привели к массовой бедности в сельских районах. Мы можем посмотреть на это с макроуровня. График ниже показывает, что выпуск в расчете на одного работника рос, но это не похоже на Азиатское чудо. Средние зарплаты практически не изменились. Здесь (красная вертикальная черта) я показываю даты, когда родились Маркс и Энгельс — в 1818 и 1820 годах соответственно. В 1840 году им было 20 и 22 года, это то время, когда они формируют свою философию экономики. Что они видят — то, что происходило десятилетием ранее: технологическая революция, рост выпуска без изменения заработных плат. Это состояние вещей казалось им нормальным, поэтому они изобрели теорию капитализма, которая объясняла это.

График 3. Производительность работника и реальная зарплата

В то же время факты на микроуровне могут показаться интересными. Следующий график показывает изменение зарплат в британском Ланкашире. У нас есть мужчины, занятые на хлопковых фабриках,— зеленая линия, голубая линия — ручной труд, малиновая — строители и оранжевая — фермеры. Если мы посмотрим на 1770 год, здесь практически нет разницы в зарплате между этими группами. Что происходит с хлопком? Было изобретено прядильное оборудование, в 1780 году значительно увеличилось производство хлопка, спрос на труд соответствующих работников вырос, что привело к увеличению расходов на оплату их труда (в литературе этот период известен как «Золотой век»). Эти высокие расходы создали стимулы изобретать машины, чтобы сократить использование труда. К 1800 году был изобретен прядильный станок, хлопок стал производиться на фабриках. Эффективность очень выросла, так что цены на хлопковые изделия упали, и это отразилось на работниках. Далее наступает новый период с низкими доходами ткачей и высокими доходами строителей, спрос на чьи услуги вырос с ростом городов. Возникло сильное неравенство среди различных групп работников, которое продолжалось до середины XIX века. Потребовалось довольно много времени, чтобы заменить ручное производство фабричным.

График 4. Изменение уровня доходов у различных групп работников в Ланкашире

Далее мы переходим в индустриальную эру, которая продолжалась с 1867 по 1973 год. Она была в Великобритании и США, но я буду говорить про Соединенные Штаты, которые стали экономическим лидером в это время. И в США, и в Британии индустриальное производство росло за счет возможностей географического расширения. У Великобритании была империя, их производство росло за счет наращивания экспорта и разрушения повсюду традиционных способов производства. В результате мы получили неразвитые страны, которые в основном занимались сельским хозяйством и в которых практически отсутствовала промышленность. У США была возможность двигаться на запад континента. Заселение новых территорий привело к буму: как и в Великобритании, росли и выпуск, и заработные платы.

Экономисты в целом оптимистичны по поводу эффекта от технических изменений, оказываемого на зарплаты и производительность работников. Оптимизм в этом вопросе связан с обобщением и взглядом на период в целом. Но ситуация различалась для разных людей, периодов и мест. Созидательное разрушение в это время не было слишком сильным и позитивным. Происходила экспансия уже имеющихся технологий, фабрики становились все больше. Это не было разрушением старой модели, и это не было индустриальной революцией. Результатом стал массовый рост благосостояния на Западе. Если посмотреть на макроданные, то прежняя рассогласованность динамики производительности и зарплат к середине XIX века исчезла: они более-менее синхронизировались, и между 1890 и 1973 годами выпуск в расчете на работника увеличивался, как и реальные зарплаты.

Далее можно рассмотреть, как распространялись волны инноваций и появлялись новые источники изобретений. Развитие науки двигало университеты. Исследовательские университеты стали источником технических знаний. Возникали связи между университетами и промышленностью. Стэнфордский университет и Кремниевая долина не были первыми примерами взаимодействия университета и индустрии. Есть много примеров в Германии в середине XIX века и в Соединенных Штатах. Мы также наблюдаем развитие целевых исследований. Создавались институты для решения конкретных проблем в сферах сельского хозяйства и здравоохранения. Например, в США в середине XIX века было создано Министерство сельского хозяйства, задачей которого был поиск путей по развитию сектора, подбор культур для выращивания, разработка методов освоения западных территорий. Военные исследования — также важный пример целевых исследований, поскольку их результаты решали проблемы и военных, и промышленности. Многие изобретения военных нашли применение в гражданской индустрии, например смартфоны. Целевые исследования приводили к появлению новых продуктов, которые были важны для устойчивого роста промышленного сектора.

Бизнес всегда пытался сократить производственные издержки, и это всегда вело к увеличению количества капитала на одного работника. Высокие заработные платы всегда создают стимулы для автоматизации, новые технологии приводят к увеличению зарплат, и круг начинается заново. Получается такая самовоспроизводящаяся система, которая поддерживается развитием образования и целевых исследований. Со временем западные технологии масштабировались и задействовали все больше капитала, чего не было во многих бедных странах.

Мы можем рассмотреть подробнее связь между рынком труда и технологиями, если мы будем отдельно анализировать квалифицированный и неквалифицированный труд. Разные сектора сильно отличаются по соотношению квалифицированных и неквалифицированных работников. В 1910 году, например, в США на доменных печах и сталелитейных заводах было задействовано 200 тыс. рабочих из 400 тыс., то есть половина рабочей силы, а остальные были в основном квалифицированными работниками. Главной задачей рабочих в то время была переноска материалов внутри фабрик. Квалифицированные рабочие были специалистами, они могли выполнять конкретную задачу или заниматься организацией работ. В других отраслях было другое соотношение: в автомобилестроении было относительно мало рабочих и огромное количество квалифицированных специалистов. Инженеры, например, создавали различные детали для автомобилей. Плотники строили кузова. Разные стратегии использовались для выполнения разных видов работ. Со временем и квалифицированные, и неквалифицированные рабочие заменяются работниками с какой-то средней квалификацией, которые выполняют рутинные задачи.

Следующий график показывает для США и Великобритании уровень зарплат неквалифицированных (слева) и квалифицированных (справа) работников по отношению к стоимости капитала. До 1900 года между неквалифицированными была лишь небольшая разница. Ситуация отлична для квалифицированных работников: в США их зарплаты очень высоки по отношению к цене капитала, что ведет к важным различиям между странами с точки зрения эволюции технологий.

График 5. Уровень зарплат неквалифицированных (слева) и квалифицированных (справа) работников по отношению к стоимости капитала в США и Великобритании

Почему мы видим такие различия? В обоих случаях имел место значительный рост экономики. Великобритания наращивала производство, чтобы обслуживать мировой рынок, а США работало на освоение западных территорий. В Соединенных Штатах имел место рост спроса и на неквалифицированный труд, но приток из Европы фермеров предотвратил повышение заработных плат. Это глобализация рынка труда. Квалифицированные работники получают больше, потому что нет конкуренции, а неквалифицированный труд был ограничен в росте зарплат из-за потока иммигрантов-фермеров. В Великобритании наблюдался излишек рабочей силы как следствие индустриальной революции, там не было иммиграции фермеров, поэтому не было и расхождения в зарплатах.

Чем занимались управленцы? Что они делали с дешевым неквалифицированным трудом? Ответ состоит в нескольких вещах. Во-первых, они изобрели научный менеджмент. Известный консультант по менеджменту Фредерик Тэйлор, который придумал систему изучения времени и движения, говорил: «Обращение с чугуном выбрано потому, что это типичная, возможно, самая грубая и простая форма работы, которую выполняет человек. Эта работа выполняется людьми без каких-либо других орудий, кроме рук. Они поднимают болванку весом около 92 фунтов, проходят несколько футов или ярдов, а затем бросают ее на землю или в кучу». [Вот что я имею в виду, когда говорю, что рабочие переносят вещи по фабрике] В компании Bethlehem Steel Company в 1898 году работники «загружали в среднем около 12 с половиной английских тонн на человека в день. Мы были удивлены, узнав, после изучения этого вопроса, что первоклассный рабочий должен был уметь обрабатывать 47 или 48 английских тонн в день». Немецкому иммигранту по имени Шмидт предложили 1,85 доллара в день вместо обычных 1,15 доллара, если он будет загружать 48 английских тонн в сутки (то есть получил бы небольшое повышение заработной платы за выполнение в четыре раза большего объема работы): «Ты будешь делать то, что тебе скажет этот человек завтра с утра и до вечера. Когда он говорит вам взять болванку и идти, вы поднимаете ее и идете, и когда он говорит вам сесть и отдохнуть, вы садитесь… И более того, никаких разговоров в ответ». Это была одна из разработанных и внедренных систем контроля труда. Она потребовала огромного роста офисных работников и количества исследований времени и движений, анализировавших такие рабочие места.

Другое более традиционное решение было увеличить количество капитала в расчете на одного работника, чтобы сэкономить труд. Например, новые доменные печи получили лифт, поднимавший чугун или кокс наверх, где рабочие их загружали на тачки и отправляли в верхнюю часть печи. Разработанные примерно в 1900 году машины все делали уже автоматически. Эта механизация давала экономию времени рабочих на металлургических заводах.

Намного более значимая попытка заменить капиталом квалифицированный труд была предпринята в США, потому что зарплата таких работников стремительно росла по отношению к стоимости капитала. Эта проблема была решена Генри Фордом и его конвейерной линией. До него разные рабочие приносили части машины в одно место, где их собирали в готовый автомобиль. На заводе Форда использовался конвейер, по которому перемещались машины, а люди делали то же самое, что и раньше, но уже не передвигаясь по фабрике. Так отпала потребность в перемещении деталей рабочими и сократилась потребность в их большом количестве, но это не решало проблему квалифицированных работников.

Наиболее влиятельное изобретение Форда — то, что мы сейчас называем полуквалифицированные работники. Квалифицированные работники, которые, например, сверлили отверстия в металле, должны были обладать квалификацией, превышающей ту, что была у фермеров. Решение Форда заключалось в том, чтобы заменить универсальные станки на специализированные с предустановленными параметрами, которые не требовали «интеллектуального» вклада для выполнения работы. Инструменты и оборудование с заданными параметрами снижали спрос на квалифицированную рабочую силу и позволяли нанимать дешевых сельскохозяйственных рабочих на автомобильные заводы. Это то, что мы называли полуквалифицированными рабочими.

Тоже самое применимо и к офисным работникам. Научный менеджмент требует от менеджеров следить за их действиями, заниматься наймом и обеспечением дисциплины, рассчитывать издержки, а также накладывает на них прочие связанные обязанности. Был большой спрос на офисных работников, и многие из вакансий занимали женщины. Старшая школа и колледжи расширялись, чтобы предоставить им возможности для подходящего образования. Мы получили рост числа женщин, занимающихся повторяющими расчетами и другими похожими вещами. В результате появилась обработка данных и важнейшее изобретение Генри Холлерита — электромеханическая счетная машинка для создания таблиц и перфокарта. Холлерит работал в Бюро переписи населения США в 1880-х годах. Бюро делало переписи и создавало множество таблиц с данными, которые публиковались в книгах, и вся эта работа выполнялась вручную. Холлерит изобрел перфокарту, на которую стали переноситься данные, и устройство с датчиками, через которое пропускались эти карты и которое автоматически считывало данные, позволяя механизировать офисную работу.

Компания Hollerith стала предшественницей IBM, а перфокарта стала основой обработки данных. Ими стали пользоваться не только Бюро переписи населения, но и железнодорожные и страховые компании. Они стали платить за новую систему, когда труд стал дорогим. Тем временем в Индии были очень большие переписи населения, но проводившие ее отказывались использовать счетные машины, потому что рабочая сила в стране была очень дешевой. Там не пользовались счетными машинами до 1940-х годов. Интересно, однако, что Россия использовала машины Холлерита для составления таблиц переписи населения 1897 года.

Как бы то ни было, результатом является то, что Соединенные Штаты изобрели и использовали технологию массового производства, а это означало, что уровень заработной платы в США превышал уровень заработной платы в Великобритании. На графике ниже показаны британские квалифицированные рабочие с их заработной платой в фунтах в ценах 1905 года. Долгое время у них была более высокая заработная плата, чем у американских неквалифицированных рабочих и американских производственных рабочих. Британские квалифицированные рабочие зарабатывали больше, чем неквалифицированные американские коллеги до конца 1920-х годов, но затем ситуация изменилась, и неквалифицированные американские рабочие стали зарабатывать больше, чем квалифицированные британцы. Это время, когда уровень жизни в Америке превзошел европейский и появился так называемый американский средний класс, который везде называют рабочим классом. Их уровень жизни основан на этих высокооплачиваемых рабочих местах на фабриках.

График 6. Уровень зарплат британских квалифицированных работников и американских неквалифицированных и производственных рабочих

Есть два других фактора, помимо технологий, которые способствовали росту американского среднего класса. Когда массовая иммиграция европейских фермеров прекратилась после Первой мировой войны, это привело к нехватке неквалифицированных рабочих, что способствовало повышению заработной платы. Следствием этого стало распространение в 1930-х годах профсоюзного движения, которое выступало за повышение заработной платы.

Нам остается только гадать, говорил ли это Генри Форд на самом деле, но ему приписывают такие слова: «Я слышал, что нам приписывают, что мы лишили работу какой-то квалификации. Мы не делали этого. Мы повысили квалификацию наших работников в области планирования, управления и создания оборудования и инструментов, и результатами этого пользуются люди, не обладающие квалификацией». Это приблизительно то, что произошло в США, и это очень важно для будущего и для ситуации, в которой мы находимся сегодня из-за обилия рутинных производственных и административных видов работы. Это фундаментально важно, потому что именно такую работу можно заменить роботами и компьютерными системами.

Эта мысль подводит нас к текущему периоду, четвертой фазе в нашей периодизации истории — революции в сфере услуг, с 1973 по 2020 год. Сейчас мы находимся в новой эре, подобной индустриальной революции. Глобализация, технические изменения, новые экономические механизмы поставили под угрозу старые модели и ожидаемые от них результаты. Проблема вот в чем: объем производства на одного работника растет, наблюдается значительный экономический подъем, но средняя заработная плата почти не изменилась, а доля дохода с труда в общем доходе упала. Здесь мы видим такую картину: до 1970-х годов производительность на одного рабочего росла, заработная плата поднималась более или менее синхронно. С тех пор наблюдается большое расхождение: производительность на одного рабочего по-прежнему быстро растет, но средняя заработная плата растет очень незначительно, и в результате доля дохода с труда в национальном доходе составила 56% в 1970 году. Сейчас она упала до 46%.

Более того, неравенство в заработной плате также увеличивалось. Это снова похоже на индустриальную революцию, особенно когда говорят о так называемых «производственных рабочих, не занимающихся управлением или контролем». Это рабочие на заводах и работники сферы услуг. Это примерно половина рабочей силы, и с 1970-х годов их доля не изменилась, никакого повышения. Другая половина — менеджеры и специалисты, их зарплаты стремительно растут. Особой разницы между средней заработной платой менеджеров и специалистов не было, но теперь они зарабатывают во много раз больше, чем операторы на заводе и работники сферы обслуживания.

Эти изменения заработной платы связаны с изменениями в занятости. Значительно увеличилось количество менеджеров и специалистов, а также их доля в общей рабочей силе. Сократилась доля работников средней квалификации и сильно увеличилось число работников сферы обслуживания (я имею в виду таких людей, как уборщики, курьеры, официанты, обслуживающий персонал на автостоянках, повара, охранники, продавцы, медсестры, разного рода помощники и т. д., чей труд не очень хорошо оплачивается).

Эти сдвиги в занятости связаны со спадом в обрабатывающей промышленности. Общая численность занятых в американской обрабатывающей промышленности с 1850 года по сегодняшний день испытала подъем и теперь снижается. Я говорил о росте производственного сектора с середины XIX века до 1970–1975 годов. Это было почти непрерывное движение вверх с большим сбоем в Великую депрессию 1930-х годов. С 1970-х начался резкий спад. Диаграмма ниже показывает структуру экономики с точки зрения занятости в различных отраслях. Голубые столбцы внизу относятся к производству, затем у нас есть горнодобывающая промышленность, строительство и транспорт, возможно, железные дороги. И это большая часть экономики с 1900-х по 1940-е годы, которая столкнулась с небольшим снижением в 1960-е, что было уравновешено усилением фиолетового цвета — работниками сферы обслуживания. Ремесла, рабочие на фабриках — эти рабочие места просто исчезают, их заменяют люди в магазинах, ресторанах и так далее.

График 7. Структура занятости в американской экономике, не связанной с сельскохозяйственным сектором

Почему это происходит? Причина в глобализации? Например, сегодня многие обвиняют китайский импорт. Он был важен в последние 20 лет, но сокращение занятости в обрабатывающей промышленности началось еще до этого, в 1960-е. Это не объясняется никаким импортом. С другой стороны, если вы посмотрите на отраслевое деление, вы увидите, что есть некоторые отрасли в Соединенных Штатах, которые были полностью уничтожены импортом: производство кожаных изделий, обуви, текстиля, одежды — 90% этих товаров теперь поставляется из-за рубежа, хотя раньше все производилось внутри страны. С другой стороны, такие отрасли, как металлургия, электрическое оборудование, производство бумаги, полиграфия, иногда не имели импортных аналогов или имели незначительный их объем (менее 10%), а падение занятости там достигает 50–75%.

Помимо глобализации, можно предположить, что причины в технических изменениях. В настоящее время видно, что эти технические изменения — новые виды оборудования на фабриках и роботы — увеличивают капитал на одного рабочего, что увеличивает их производительность. Цена капитала действительно падает по сравнению с трудом, и это делает механизацию более прибыльной. Отчеты консалтинговых фирм показывают, что за этот период затраты на рабочую силу немного выросли, но цены на роботов сильно упали. Огромное падение цен на роботов и системы автоматизированного управления производством означает, что становится выгодно использовать эти системы вместо человеческого труда даже при медленном росте зарплат.

Но есть еще один аспект. Роботы и механизация повышают производительность на одного рабочего. Почему нужно увольнять рабочих, а не увеличивать производство? То, что происходит сегодня, отличается от XIX века, когда производительность на одного рабочего росла с увеличением количества машин, что сопровождалось ростом занятости и выпуска. Почему этого не происходит сегодня? Ответ заключается в том, что это происходило на третьем этапе истории, когда был огромный рост спроса на промышленные товары с освоением новых территорий и расширением экономики.

Кроме того, происходили инновации, появлялись новые продукты, а это означало, что люди продолжали покупать товары. Я думаю, что, если бы ассортимент продукции оставался на уровне 1850 года, объем производства не увеличился бы. Но были изобретены такие вещи, как автомобили, кинофильмы, велосипеды, самолеты и бесконечное количество других товаров. Это означало, что люди хотели покупать больше. Однако сегодня спрос на промышленные товары невелик, и он в целом смещен в сторону услуг.

Сегодня у нас революция в сфере услуг, которая является периодом созидательного разрушения. Американские потребительские расходы с 1929 по 1949 год на 60% приходились на промышленные товары и продукты питания. С тех пор этот показатель снизился до 30%, а на его место приходят многочисленные услуги. Падение потребления товаров ведет к разрушению: в обрабатывающей промышленности наблюдается рост производительности, поэтому количество рабочих мест сокращается, многие рабочие места исчезают. В то же время создаются новые рабочие места в сфере услуг, а также рабочие места для специалистов в связанных секторах. И это созидательная часть процесса.

Что не так с услугами? Экономисты склонны говорить, что все, что проходит через рынок, хорошо, но с этим переходом к услугам есть большая проблема. Американский средний класс был основан на высокой заработной плате квалифицированных работников и полуквалифицированных фабричных рабочих, но сегодня таких рабочих мест все меньше. В сфере услуг создано много рабочих мест для специалистов: например, стало больше врачей, есть социологи, ученые, исследователи. Все это хорошие рабочие места. Проблема в том, что сфера услуг привела к распространению позиций с низкой заработной платой, часто с неполной занятостью. И это плохо. Многие рабочие фабрик со средней квалификацией потеряли работу и перешли на низкооплачиваемую работу в сфере обслуживания или, если они не сделали этого сами, то это придется делать их детям.

Если сравнить структуру занятости в 1960 году с 2010 годом, то оказывается, что специалистов стало намного больше — их доля выросла с 12% до 20%. Менеджеров стало больше (с 6% до 10%). Произошло большое увеличение числа тех, кто занимается продажами, обслуживающего персонала: с 9% до 21%. Тем временем количество рабочих и операторов на заводах сильно сократилось — на 17 процентных пунктов. Произошла своего рода смена: вместо разнообразных рабочих появились менеджеры, специалисты и обслуживающий персонал.

Как это выглядит с точки зрения дохода? Мы сравниваем доходы полуквалифицированных работников с низкоквалифицированными работниками сферы обслуживания, и мы сравниваем 1972 год с 2017 годом, в разрезе мужчин и женщин. В 1972 году это люди, работающие полный рабочий день, их заработная плата была скорректирована с учетом инфляции, поэтому мы можем сравнить их потребление. Для мужчин сравнения в этих секторах показали очень незначительное изменение: полуквалифицированный рабочий зарабатывал около $49 тыс. в год, в 2017 году его доход составил примерно $51 тыс., небольшое изменение с примерно $41 тыс. до порядка $39 тыс. в секторе услуг. Заметьте, что зарплата в сфере обслуживания всегда меньше, чем в производстве. Что касается женщин, им становится лучше. Они получают увеличение реальных заработков на обоих типах работы. Но из-за отраслевых сдвигов ситуация намного хуже. С 1972 года многие рабочие места, требующие средней квалификации, исчезли. Для мужчин это означает, что они переходят с примерно $49 тыс. на примерно $39 тыс. в год. Из-за изменений заработной платы и занятости мужчины сильно потеряли в доходах с труда, тогда как среди женщин отмечается очень небольшой прирост. Если мужчина, работающий на одной из этих должностей, женат на женщине, работающей на такой же должности, доход их семьи снижается, потому что заработки мужчины сильно падают.

Это имеет политические последствия. Из-за популизма в социальной сфере в Соединенных Штатах, политики Трампа белые из рабочего класса потеряли очень много рабочих мест на фабриках, их заработки либо упали, либо остались без изменений. Существует негативное отношение к женщинам, которые получили увеличение своих заработков благодаря законам о равной оплате труда. Я не показал данных, но афроамериканцы также получили пользу от позитивной дискриминации. Это политика, которую продвигает либеральная элита белого рабочего класса, поддерживающая Трампа. Я не говорю, что у нас не должно быть законов о равной оплате труда или позитивной дискриминации, но они имеют свою цену — от них выигрывают не все.

Вопрос в том, что со всем этим делать? И здесь есть несколько вариантов. Первый — ничего. В пользу такого решения есть два фактора: первый состоит в том, что многие люди (точка зрения Панглосса) говорили, что ситуация исправится сама по себе. Существует также либертарианская точка зрения, согласно которой вы не можете оправдать такого рода вмешательство государства в экономику, поэтому мы не должны ничего делать, даже если у нас есть проблема. Другой вариант — это политика Трампа: мы могли бы попытаться изолировать страну от китайского импорта и иммигрантов, потому что это две вещи, снижающие заработную плату. В таком сценарии нам нужны тарифы, остановка иммиграции, строительство стен вдоль мексиканской границы.

Третий подход довольно распространен среди либералов — увеличить доступность образования. Рабочие места, число которых выросло (позиции менеджеров и специалистов), требуют университетского или технического образования. Так что дополнительное образование — это действенный подход. Однако образование само по себе не имеет прямого эффекта в плане перемещения людей с работы на заводе или в сфере обслуживания, требующей средней квалификации, на более квалифицированные позиции, Кроме того, совершенно неизвестно, может ли рынок труда принять всех желающих заниматься квалифицированной работой. Наконец, четвертый подход связан с зеленой промышленной революцией — так называемый зеленый подход. Аргументом здесь является то, что мы сталкиваемся с климатическим кризисом, который требует построения новой системы управления, основанной на доходах и ресурсах. Данный сценарий включает замену автомобилей с традиционным двигателем внутреннего сгорания другими транспортными системами, более эффективные технологии строительства домов и так далее. Все это потребует квалифицированных рабочих мест, и, если мы будем инвестировать в «зеленую революцию», мы создадим много новых рабочих мест, которые были потеряны ранее.

И последний вариант, о котором можно сегодня поговорить, подразумевает пакет предложений о вмешательстве в рынок. Это, как мне кажется, социал-демократический подход. Меры варьируются от расширения коллективных договоров (одна из особенностей современной ситуации в Америке — заметное сокращение присутствия профсоюзов — возможно, больше профсоюзов и более активная их роль помогут рабочим) до законов о более высокой минимальной заработной плате (повышение минимальной заработной платы на федеральном уровне до $15 в час было большим шагом), расширения трудовых прав (например, за счет отмены контрактов) или национализации бизнеса.

Я не стану говорить, какой из этих пяти вариантов следует выбрать. Решение за вами и за теми, кто находится в правительстве. Но диапазон возможных вариантов для изменения политики, похоже, есть.

«Среднемесячная заработная плата в целом по Российской Федерации» (Материал подготовлен специалистами КонсультантПлюс по данным Росстата) / КонсультантПлюс

СРЕДНЕМЕСЯЧНАЯ ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА В ЦЕЛОМ ПО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Справочная информация содержит официальные данные Росстата о среднемесячной номинальной начисленной заработной плате в целом по экономике РФ за текущий календарный год, а также предшествующие ему 3 года.

Размер заработной платы в среднем по РФ (в рублях)

период

за год

за кварталы

за месяцы

I

II

III

IV

01

02

03

04

05

06

07

08

09

10

11

12

2021

52143

57275

49516

51229

55208

56614

56171

58782

55170

52355

2020

51344

48390

50784

49021

56044

46674

47257

50948

49306

50747

52123

50145

47649

49259

49539

49274

69278

2019

47867

43944

48453

45726

51684

42263

43062

46324

48030

47926

49348

46509

44961

45541

46549

46285

62239

2018

43724

40691

44477

41830

46850

39017

40443

42364

43381

44076

45848

42413

41364

41774

42332

42595

55569

———————————

<*> Нумерация соответствует порядковому номеру месяца в календарном году.

<**> Пересчет осуществлен с учетом организации дополнительного сбора данных по предприятиям, не предоставившим отчетность в апреле 2020 г. по причине приостановки деятельности.

<***> Данные изменены за счет уточнения респондентами ранее предоставленной информации.

Дополнительно см.:

Письмо Росстата от 03.08.2015 N 07-07/3084-ДР «О формировании данных по среднемесячной зарплате наемных работников» >>>

Справочную информацию «Индекс потребительских цен» >>>

Какой размер средней заработной платы установлен по России >>>


Открыть полный текст документа

Почему такие зарплаты: семь главных проблем рынка труда в России

Автор фото, Vladimir Smirnov/TASS

Подпись к фото,

В ближайшие годы число работников в России будет сокращаться

В кризис в России практически не растет безработица, но серьезно падают зарплаты. Пожилые люди часто получают меньше молодых, а после достижения пенсионного возраста занимаются низкоквалифицированным трудом. Центр стратегических разработок проанализировал проблемы российского рынка труда.

Российский рынок труда даже для экономистов представляет собой довольно странное явление. В кризис зарплаты работников стремительно падают, но при этом люди не спешат увольняться, а безработица почти не растет. Чем старше становится человек, тем сложнее ему найти работу и тем меньше он получает. 30-летний работник в среднем будет получать больше, чем тот, кто уже старше 50 лет.

Состояние российского рынка труда описала группа российских экономистов во главе с директором Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимиром Гимпельсоном и другими экспертами ВШЭ. Доклад опубликовал Центр стратегических разработок, который возглавляет бывший министр финансов России Алексей Кудрин.

Русская служба Би-би-си выделила семь главных проблем, с которыми сталкиваются работники на российском рынке.

Зарплаты падают, население беднеет

Российский рынок труда реагирует на кризис иначе, чем в других странах. В США или Европе люди теряют работу. В России даже в самые сильные кризисы занятость оставалась сравнительно стабильной. Кризис 2009 года привел к росту безработицы примерно до 8%, но затем она быстро снизилась.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

В кризис россияне чаще теряют доходы, но не работу

Любой спад влияет на российский рынок труда через заработную плату. Кризис 2009 года «срезал» с реальной заработной платы 3,5%, говорится в докладе. Кризис последних лет привел к сокращению зарплат на 10%, пишут эксперты ЦСР.

В России в доходе работников часто весомую долю составляет переменная часть зарплаты, а не фиксированная. Сюда входят премии и различные выплаты. Фактически зарплаты сотрудников привязаны к финансовым результатам компаний, поэтому в кризисы они так резко снижаются.

Кроме того, в кризисы компании часто предпочитают не увольнять работника, а сокращать ему рабочее время.

Если работник все же лишился работы, то обычно он пытается ее найти как можно быстрее. В итоге он соглашается на невысокую зарплату и не самые хорошие условия. Причина в низком размере пособия по безработице, из-за чего у людей просто нет возможности долго искать работу.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

Зарплата многих работников зависит от финансового состояния компании

С одной стороны, то, как российский рынок труда реагирует на кризис, для экономики в целом благоприятно. Это очень гибкая модель, уверены ученые, она смягчает спад производства, экономика быстрее и легче адаптируется к новым условиям. Так как люди не теряют работу, они не теряют и время, квалификацию, не выпадают из социальной жизни.

Однако эта система приводит к тому, что среди работающего населения растет бедность, а также растет неравенство в доходах, пишут эксперты.

Распространению бедности способствует и довольно низкий минимальный размер оплаты труда (МРОТ). С 2010 года его отношение к средней зарплате колеблется на уровне 12-20%, хотя в странах Европы оно в среднем составляет 50-70%.

Законодательство, которое не соблюдают

Российское законодательство довольно серьезно ограничивает возможности компаний по увольнению сотрудников, объясняют эксперты. Даже в случае, если сотрудник уходит по собственному желанию, компании несут серьезные издержки.

В итоге бизнесу выгоднее нанимать сотрудников без оформления. Так в России распространяется неформальные и ничем не регулируемые трудовые отношения.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

Жесткость трудового законодательства (регулирование индивидуальных и коллективных увольнений), ОЭСР и Россия, 2012

Жесткое трудовое законодательство создает множество рисков для бизнеса, но при этом до конца не соблюдается. Это связано со слабостью институтов, которые должны были бы решать конфликты — профсоюзов, судов и трудовых инспекций.

Часто работодатели перекладывают издержки на работников, например, задерживают им зарплату. Происходит и «выдавленные ненужных работников через увольнение по собственному желанию без выплаты выходных пособий», пишут эксперты.

В результате уровень доверия между работниками и работодателями низкий, а государство в трудовых конфликтах перестало играть роль арбитра, которые пользовался бы доверием со всех сторон, полагают экономисты.

Нехватка информации, слабые профсоюзы

Человек, приходя на новое место работы, не может быть до конца уверен, что трудовой договор, который он заключил с компанией, будет выполняться. Не может работник быть уверенным и в размерах переменной части зарплаты и сроках ее перечисления, продолжают авторы доклада.

Все это опять же связано со слабостью институтов и низким уровнем доверия. Профсоюзы, например, почти не влияет на переговорный процесс с работником, говорится в докладе.

Основным профсоюзным объединением является Федерация независимых профсоюзов России, в которую входят 21,1 млн человек. Но каждый пятый член профсоюза не работает — как правило, это студенты или пенсионеры.

Мало современных рабочих мест

Ежегодно в развитых странах число новых рабочих место увеличивается на 10-15%, примерно так же сокращаются старые рабочие места. Таким образом, устаревшие и менее производительные рабочие места замещаются более современными. Это постоянный процесс повышения производительности экономики.

В России этот процесс идет гораздо медленнее, причем не только по сравнению с развитыми, но и с развивающимися странами.

В 2008-2015 годах средние и крупные предприятия в России сократили количество рабочих мест с 39,3 млн до 34,7 млн. С 2009 году в России компании создавали меньше рабочих мест, чем ликвидировали их. Люди, которые занимали эти места, уходили работать в неформальный сектор.

Старые рабочие места замещаются новыми достаточно медленно. Часто это бывает просто на бумаге: компания меняет юридическое лицо, закрывая одно и создавая другое, при этом штат сотрудников и места, которые они занимают, не меняются.

На уже существующих предприятиях темпы создания рабочих мест составляли в 2008-2015 годах 4,5-5% в год. Это куда ниже, чем в других странах.

Особенно медленно процесс замещения рабочих мест идет в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности. Быстро ликвидируют рабочие места компании, работающие в строительстве, торговле, ремонте и других секторах, сказано в докладе.

Работники стареют

В ближайшие 15 лет Россию по демографическим причинам ждет сокращение численности занятых, главным образом — за счет тех, кто моложе 35 лет.

За последние 15 лет общая численность занятых в экономике выросла с 65 млн человек до 72 млн человек. К 2030 году в зависимости от демографического сценариям численность занятых может составить от 64 млн человек до чуть более 67 млн человек.

Основные потери придутся на группы населения моложе 40 лет — численность занятых этого возраста к 2030 году будет меньше на 9,3 млн человек. Потеря этих людей будет лишь на треть компенсирована ростом работников старше 40 лет.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

К 2030 году в России будет намного меньше работников

Заменить выпавших работников с помощью повышения пенсионного возраста будет сложно. Это связано с ограничениями, которые пожилые люди имеют по здоровью. Кроме того, необходимо переобучение стареющего населения, что в России сейчас практически не происходит.

В ближайшие 15 лет спрос на молодые кадры будет расти, так как их будет все меньше. А вот пожилым работникам вряд ли стоит рассчитывать на рост зарплат, так как их на рынке будет все больше.

Пожилые мало получают

По расчетам ЦСР, пик заработной платы в России приходится на возраст 30-34 года — представители именно этой когорты зарабатывают больше всех. Затем зарплаты людей в среднем начинают снижаться.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

С возрастом зарплаты часто снижаются

Проблема — в качестве рабочей силы стареющих работников. С возрастом навыки и знания людей устаревают. После 45 лет необходимо постоянно вкладывать время и средства в повышение квалификации, полагают в ЦСР.

В России, например, чуть более 10% работников в возрасте 50-59 лет участвуют в переобучении. В Германии около 50% людей в этом возрасте проходят обучение, приводят данные эксперты.

В итоге в России стареющие работники получают все меньше, а в пожилом возрасте часто уходят в сферы занятости, не требующие высокой квалификации, либо вообще покидают рынок труда.

Неформальная занятость

Люди, которые неформально работают по найму, как правило, получают на 15-20% меньше тех, кто работает официально. Их права слабее защищены, а положение более уязвимо.

При этом точно оценить размеры неформального сектора достаточно сложно. В 2000-е годы размеры неформального сектора в России постоянно росли, показывают исследования. Согласно ряду оценок, неформальная занятость в России составляет 20-25%.

Неформально занятых можно разделить на самозанятых, неформально работающих по найму и временно занятых.

Самозанятые чаще больше получают, чем официально работающие наемные работники. Но их в структуре неформальной занятости в России меньше, чем в других странах.

Куда больше людей, которые неофициально работают по найму. Все 2000-е годы их доля постоянно росла. Их доходы ниже, чем у наемных работников.

Хуже всего права защищены у группы временно занятых людей, которые не оформляют трудовые отношения официально. Однако их доля в России в последние годы сокращалась.

Автор фото, Центр стратегических разработок

Подпись к фото,

Среди работников неформального сектора больше всего защищены самозанятые, но их в России немного

Обычно работу в неформальном секторе находят молодые люди с невысоким образованием. Они работают в строительстве, торговле или бытовых услугах. При этом неформальная занятость часто перетекает в формальную.

Конспект урока по экономике на тему «Труд и заработная плата»

Понятие и системы оплаты труда

Оплата труда – система отношений, связанных с обеспечением установления и осуществления работодателем выплат работникам за их труд в соответствии с законами, иными нормативными правовыми актами, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовыми договорами. Это денежное выражение той части труда работников в общественном продукте, которая поступает в личное потребление.

Система оплаты труда — это способ исчисления размеров вознаграждения, подлежащего выплате работникам в соответствии с произведенными ими затратами труда или по результатам труда.

Существует две основные системы заработной платы работников, соответствующие двум основным применяемым на практике формам учета затрат труда — повременная и сдельная, а также дополнительная — премиальная, которая применяется при достижении заранее установленных показателей, в сочетании с какой-либо основной. Выбор системы оплаты труда зависит от особенностей технологического процесса, форм организации труда, требований, предъявляемых к качеству продукции или выполняемой работе, состояния нормирования труда и учета трудовых затрат.

При сдельной оплате труда заработок рабочего зависит, по общему правилу, от количества фактически изготовленной продукции и затрат времени на ее изготовление.

В зависимости от способа организации труда (работы) сдельная оплата труда бывает индивидуальной и коллективной.

Индивидуальная оплата возможна на работах, где труд каждого рабочего подлежит точному учету. Вознаграждение зависит от количества изготовленной Работником годной продукции и сдельной расценки на единицу изделия. Если рабочий выполняет несколько различных видов работ (операций), оплачивается каждый их вид по установленным на них расценкам.

При коллективной сдельной оплате труда вознаграждение каждого рабочего зависит от результатов работы всего коллектива (бригады, участка). Распределение коллективного заработка между отдельными работниками не должно быть уравнительным, необходимо учитывать личный вклад каждого в общие результаты труда коллектива. Это делается чаще всего с помощью коэффициента трудового участия.

В зависимости от способа подсчета заработка при сдельной оплате различают несколько форм оплаты труда:

  • прямую сдельную, когда труд работников оплачивается за число единиц изготовленной ими продукции и выполненных работ, исходя из твердых сдельных расценок, установленных с учетом необходимой квалификации;

  • сдельно-прогрессивную, при которой оплата повышается за выработку сверх нормы;

  • сдельно-премиальную, когда оплата труда включает премирование за перевыполнение норм выработки, достижение определенных качественных показателей: сдачу работ с первого предъявления, отсутствие брака, рекламации, экономию материалов.

Сумма начисленной заработной латы получается путем умножения сдельной расценки на количество произведенных деталей и прибавления премии. Премия начисляется при условии перевыполнения работником норм или достижения других показателей, дающих право на ее получение (отсутствие брака и т.п.). Размер премии устанавливается администрацией по согласованию с профкомом в процентном отношении к заработной плате, начисленной по сдельным расценкам;

  • косвенно-сдельную, которая применяется для оплаты труда вспомогательных рабочих (наладчиков, комплектовщиков и др.). Размер их заработка определяется в процентах от заработка основных рабочих, труд которых они обслуживают;

  • аккордную, когда совокупный заработок определяется за выполнение тех или иных стадий работы или за полный комплекс выполненных работ. Разновидностью аккордной формы является оплата труда работников, которые не состоят в штате предприятия и выполняют работы по заключенным договорам гражданско-правового характера (например, по договору подряда).

Рисунок 1 — Формы и системы оплаты труда

Номинальная и реальная заработная плата.

Конституция РФ гарантирует вознаграждение за труд, без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда (МРОТ). МРОТ определяет низшую границу оплаты труда неквалифицированных работников при выполнении простых работ в нормальных условиях труда (1 разряд тарификационной таблицы).

Номинальная заработная плата — это сумма денег, полученная за час, день, неделю, и т. д. Номинальная заработная плата не отражает уровня цен и поэтому её увеличение не означает реального роста уровня жизни работающих.

Реальная заработная плата — это количество товаров и услуг, которые можно приобрести на номинальную заработную плату; реальная заработная плата — это «покупательная способность» номинальной заработной платы. Исчисляется путем деления номинальной заработной платы текущего периода (без учета налогов и других удержаний) на индекс потребительских цен (ИПЦ):

Для изучения динамики заработной платы используют индексный метод.

Индивидуальный индекс заработной платы определяют по формуле:

,

где  и — средняя заработная плата отдельной категории работников в текущем и базисном периодах.

Индивидуальный индекс фонда оплаты:

,

где  и — фонд заработной платы в текущем и базисном периодах;

— индекс заработной платы;

— индекс численности работников.

Для изучения динамики реальной заработной платы применяют индекс реальной заработной платы:

или

,

где .

Темпы роста заработной платы изучаются в динамике, по месяцам внутри каждого года (у этого показателя большие сезонные колебания), по различным отраслям и секторам экономики. Также в динамике изучается распределение работников по уровню заработной платы.

3.Средняя заработная плата

Средняя заработная плата — заработная плата, исчисленная в среднем на одного работника или на единицу отработанного времени. Рассчитывается делением фонда заработной платы на среднесписочную численность работников или количество фактически отработанных человеко-часов за определенные периоды времени — час, день, неделю, месяц, квартал, с начала года, год:

Для изучения начисленной заработной платы рабочим исчисляют фонды

Применительно к другим категориям персонала обычно выделяют лишь фонд месячной (квартальной, годовой) заработной платы.

В общем случае средняя ставка оплаты труда равна отношению соответствующего фонда заработной платы к трудозатратам (человеко-часы, человеко-дни, среднесписочное число работников).

,

откуда получаем модель для величины фонда заработной платы:

Абсолютная величина фонда заработной платы зависит от трёх основных факторов:

  • средней списочной численности работников, 

  • среднего количества отработанного рабочего времени, оплаченного за рассматриваемый период ,

  • средней ставки оплаты труда в учитываемую единицу времени 

Таким образом, для анализа годового фонда заработной платы имеем следующую мультипликативную модель:

где -среднесписочное число работников,

-среднегодовая заработная плата,

ПРП — средняя продолжительность рабочего периода в человеко-днях,

ПРД — средняя продолжительность рабочего дня в человеко-часах,

— средняя заработная плата,

-среднечасовая заработная плата.

Каждый фактор в свою очередь может быть разложен на ряд других:

  • Изменение численности может изучаться с точки зрения количества и с точки зрения структуры численности персонала различных категорий;

  • Средняя продолжительность рабочего дня может анализироваться с учетом изменения количества урочных и сверхурочных человеко-часов, человеко-часов, отработанных во вредных условиях;

  • Изменение часовых ставок заработной платы можно анализировать с точки зрения базовых ставок заработной платы, различных премий (за качество работы, за выслугу лет, долевое участие в прибылях предприятия).

Разрыв между производительностью и оплатой труда | Институт экономической политики

Обновлено в августе 2021 г.
Большинство американцев считают, что прилив должен поднять все лодки — что по мере роста экономики все должны пожинать плоды. Этот результат может быть гарантирован разумным и сострадательным политическим выбором или опровергнут политиками, выбравшими другой путь.
Система отслеживания производительности и заработной платы EPI показывает сдвиг в сторону последнего: с конца 1970-х годов наши политические решения напрямую привели к явному расхождению между производительностью и заработной платой обычных рабочих.Так не должно быть.

Разрыв между производительностью и оплатой труда типичного рабочего резко увеличился с 1979 г .: рост производительности и рост почасовой оплаты труда, 1948–2020 гг.

’Год Эффективное ТЭП, нетто Компенсация без надзора
1948 45,79% 48,20%
1949 46,94 51.16
1950 50,33 53,14
1951 51.01 53,73
1952 52,61 55,32
1953 54,70 58,10
1954 55,82 59,35
1955 59,11 61,84
1956 60,14 64. 30
1957 61,83 65,78
1958 62,89 66,21
1959 65,62 68,31
1960 66,62 69,74
1961 68,80 70,92
1962 71,61 73,09
1963 74,04 74.32
1964 76,63 81,46
1965 79,24 83,49
1966 81,68 84,79
1967 82,54 85,85
1968 85,39 88,11
1969 86,09 89,91
1970 87,70 91. 20
1971 91,59 93,74
1972 95.29 98,78
1973 96,86 98,63
1974 94,20 96,64
1975 96,83 96,55
1976 99,27 97,90
1977 100,13 99.72
1978 101,27 101,20
1979 100,00 100,00
1980 97,34 97,34
1981 99.08 97,02
1982 98,22 97,22
1983 101,22 97,67
1984 103,66 96. 94
1985 105,31 96,50
1986 107,80 97,07
1987 107,16 95,75
1988 108,68 95,44
1989 109,43 95,43
1990 109,81 94,64
1991 110,51 94.48
1992 114,82 95,12
1993 115,31 95,28
1994 116,37 95,52
1995 116,47 94,95
1996 117,94 95.01
1997 119,78 96,04
1998 122,25 98. 33
1999 124,88 99,66
2000 126,39 100,17
2001 127,91 101,61
2002 131,66 103,62
2003 136,02 104,67
2004 139,73 104,23
2005 141.84 103,81
2006 142,57 103,82
2007 143,60 104,67
2008 141,78 104,71
2009 146,96 108,75
2010 151,06 109,63
2011 149.60 108,31
2012 149. 95 107,26
2013 151,17 108,32
2014 152,13 108,60
2015 154,89 110,32
2016 155,11 111,25
2017 156,25 111,41
2018 157,95 112,15
2019 159.73 113,71
2020 161,82% 117,53%
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечания: Данные относятся к вознаграждению (заработной плате и льготам) производственных / неконтролируемых рабочих в частном секторе и чистой производительности в экономике в целом. «Чистая производительность» — это рост производства товаров и услуг за вычетом износа за час работы.

Источник: EPI, анализ неопубликованных данных об общей производительности экономики из программы производительности и затрат Бюро статистики труда (BLS), данных о заработной плате из текущей статистики занятости BLS, тенденций затрат на трудоустройство BLS, индекса потребительских цен BLS и Бюро экономики. Анализ счетов национального дохода и продуктов.

Производительность — Отслеживание заработной платы

Изменение, 1979–2020 годы:
Производительность

+61.8%
Почасовая оплата

+ 17,5%
Производительность выросла 3,5 x столько же, сколько зарплата

Что такое производительность и почему когда-то зарплата и производительность росли вместе?

Производительность измеряет, какой общий доход в масштабах всей экономики генерируется (т. Е. Для рабочих, владельцев бизнеса, домовладельцев и всех остальных вместе) в среднем за час работы. По мере того, как производительность растет и каждый час работы приносит со временем все больше и больше дохода, он создает потенциал для повышения уровня жизни во всех сферах.

На приведенном выше рисунке заработная плата определяется как средняя компенсация (заработная плата и льготы) производственных и неконтролируемых рабочих. Заработная плата для этой группы является одним подходящим ориентиром для «типичной оплаты труда рабочего», потому что производственные и неконтролирующие рабочие составляли примерно 80% рабочей силы США за весь период, показанный на диаграмме, и поскольку данные для производственных и неконтролирующих работников исключают чрезвычайно высокую оплачиваемые управленческие работники, такие как генеральные директора и другие руководители корпораций.Как видно из рисунка, оплата труда этих рабочих росла вместе с производительностью с 1948 года до конца 1970-х годов. Но это произошло не случайно. Это произошло потому, что была принята конкретная политика с намеренной целью широко распределить выгоды от роста между классами доходов. Когда в конце 1970-х годов и позже от этой преднамеренной цели политики отказались, заработная плата и производительность разошлись. Повторная увязка заработной платы и производительности с тем, чтобы работники могли пользоваться плодами своего труда, потребует еще одного заметного сдвига в политике.

На протяжении всей истории отслеживание роста производительности труда большинства рабочих в масштабах всей экономики полностью зависело от политических решений. Например, в первые 30 лет после окончания Второй мировой войны конкретные исторические обстоятельства убедили американских политиков в том, что им лучше обеспечить широкое распространение экономического роста. Чтобы добиться этого, они приняли ряд мер, которые равномерно распределяли рост по классам доходов.

Макроэкономические политики нацелились на рынки труда с высоким давлением с устойчиво низким уровнем безработицы, федеральная минимальная заработная плата увеличивалась быстро и регулярно, права на объединение в профсоюзы активно охранялись федеральным правительством, максимальные налоговые ставки были высокими, а нормативные акты запрещали антимонопольные и многие другие меры. другие антирабочие меры со стороны корпораций, работодателей и индустрии финансовых услуг.

За эти десятилетия заработная плата (заработная плата и льготы) подавляющего большинства рабочих росла в ногу с производительностью всей экономики. Эта тесная связь между почасовой оплатой и производительностью была основным способом, которым типичные американцы извлекали выгоду из экономического роста.

Конечно, экономика в те десятилетия имела серьезные и ужасные недостатки. Чернокожие рабочие сталкивались с высоким уровнем дискриминации почти на всех рынках, в которых они участвовали, с особым вредом, причиняемым дискриминацией на жилищных, трудовых и финансовых рынках.Иммиграционная политика США приветствовала мигрантов из избранной группы европейских стран, но в целом рассматривала мигрантов из других стран как не что иное, как источник потенциально дешевой рабочей силы для эксплуатации. Женщины сталкиваются с серьезными препятствиями на пути к стабильной и достойной работе. Политики часто активно стремились не допустить, чтобы выгоды от общего роста доходили до этих групп, и сосредотачивались на улучшении перспектив только для белых мужчин — и эти усилия часто увенчались успехом.

И все же широкие преимущества классовой политики, которая привела к жесткому рынку труда, высокой и растущей минимальной заработной плате, объединению в профсоюзы, высоким налоговым ставкам и регулированию в пользу рабочих, были настолько мощными, что они распространились и принесли большую пользу даже работникам, которые не белые мужчины.Например, даже перед лицом санкционированной правительством дискриминации по расовому признаку, средний разрыв в заработках чернокожих и белых мужчин () сократился на между 1940-ми и 1970-ми годами.

Что разорвало связь между оплатой и производительностью?

Начиная с конца 1970-х годов, политики начали демонтировать все политические опоры, помогающие обеспечить рост заработной платы типичных рабочих вместе с производительностью. Допускалась чрезмерная безработица, чтобы сдерживать любые шансы инфляции. Повышение минимальной федеральной заработной платы становилось все реже и реже.Закон о труде не успевал за растущей враждебностью работодателей к профсоюзам. Снижены налоговые ставки на максимальные доходы. И меры по дерегулированию рабочих — от дерегулирования отрасли грузовых перевозок и авиаперевозок до отступления от антимонопольной политики до отмены финансового регулирования и многого другого — снова и снова приносили успех.

По сути, политический выбор, сделанный для сдерживания роста заработной платы, предотвратил потенциального роста заработной платы на , подпитываемого повышением производительности, от преобразования в фактического роста заработной платы на для большинства работников.Результатом этого изменения политики стало резкое расхождение между производительностью и заработной платой типичных рабочих, показанное на графике.

С 1979 по 2020 год чистая производительность выросла на 61,8%, в то время как почасовая оплата типичных рабочих росла гораздо медленнее — всего на 17,5% за четыре десятилетия (с поправкой на инфляцию).

При более внимательном рассмотрении линий тренда можно получить еще одну важную информацию. После 1979 года производительность росла значительно более медленными темпами по сравнению с предыдущими десятилетиями.Но поскольку рост заработной платы типичных рабочих замедлился еще более заметно, возник большой клин между производительностью и оплатой труда. Растущий разрыв на фоне замедления роста производительности говорит нам о том, что тот же набор мер политики, который подавлял рост заработной платы подавляющего большинства работников за последние 40 лет, также был связан с замедлением общего экономического роста. Короче говоря, экономический рост стал одновременно более медленным и более радикально неравномерным .

Если плоды экономического роста не дойдут до рабочих, куда они пойдут?

Растущий клин между производительностью труда и заработной платой обычных рабочих — это доход, приходящийся на человек, а — это зарплата нижних 80% рабочих.Если это не привело к зарплате типичных рабочих, куда делся весь рост доходов, связанный с ростом производительности? В основном в двух местах. Это пошло на зарплату высокооплачиваемых корпоративных и профессиональных сотрудников. И это пошло на повышение прибыли (то есть на прибыль акционеров и других владельцев состояния). Эта концентрация дохода от заработной платы на вершине (растущее неравенство в заработной плате) и смещение дохода от труда в целом в пользу владельцев капитала (потеря доли труда в доходе) являются двумя ключевыми факторами экономического неравенства в целом с конца 1970-х годов.

Как решить проблему?

Чтобы в будущем повышение производительности привело к устойчивому росту заработной платы и всеобщему процветанию, нам необходимо разработать политику, которая прочно увязывает оплату труда и производительность и укрепляет потенциал сотрудников. Описание многих многообещающих политик см. В Программе политики EPI, особенно в разделах, посвященных власти сотрудников, хорошей работе и полной занятости. Без политического вмешательства экономический рост будет продолжать замедляться, и тот рост, который мы наблюдаем, в значительной степени не сможет поднять типичную заработную плату рабочих.

Где я могу узнать больше о разнице между производительностью и оплатой труда и как ее устранить?

Серия отчетов EPI за последние несколько лет отслеживает тенденции в заработной плате и расовый разрыв в заработной плате, а также их связь с разрывом между производительностью и оплатой. В двух основополагающих документах подробно объясняется, как мы измеряем разрыв между производительностью и оплатой труда и почему рост заработной платы на широкой основе является нашей центральной экономической проблемой.

Выявление рычагов подавления заработной платы и неравенства в заработной плате | 13 мая 2021 г.

В этом документе оценивается влияние ряда дискретных, идентифицируемых изменений политики на разрыв между оплатой труда и производительностью.Эти изменения в политике составляют значительную долю разрыва.

Состояние трудящихся Америки, заработная плата в 2019 году: история медленного, неравномерного и неравного роста заработной платы за последние 40 лет | 20 февраля, 2020

В этом документе вычисляются основные тенденции в заработной плате и разница в заработной плате за последние 40 лет, выделяются краткие эпизоды роста заработной платы и причины, по которым они произошли.

Заработная плата чернокожих рабочих снизилась как из-за увеличения расового разрыва в оплате труда, так и из-за увеличения заработной платы –Разрыв в производительности труда | 25 октября 2016 г.

В этом документе подчеркивается, насколько выше была бы заработная плата чернокожих рабочих, если бы разрыв в оплате труда по расовому признаку был устранен, а средняя заработная плата чернокожих соответствовала росту производительности труда в масштабах всей экономики.Он пришел к выводу, что сокращение разрыва между производительностью и оплатой труда чернокожих рабочих имеет важное значение для обеспечения того, чтобы черные работники обеспечивали свою долю экономического роста.

Понимание исторического расхождения между производительностью и типичной оплатой труда: почему это важно и почему оно реально | 2 сентября 2015 г.

В этом документе анализируется разрыв между производительностью и оплатой и лежащие в его основе факторы, а также объясняются варианты измерения и источники данных, используемые для расчета разрыва.

Повышение заработной платы в Америке: почему это главная задача экономической политики | 4 июня 2014 г.

В документе утверждается, что рост заработной платы на широкой основе является ключом к обращению вспять роста неравенства доходов, повышению социальной мобильности, сокращению бедности, увеличению доходов среднего класса, а также содействию наращиванию активов и обеспечению пенсионного обеспечения.

Как повысить заработную плату: политика, которая работает, и политика, которая не работает | 19 марта 2015 г.

Этот документ показывает, что стагнация заработной платы не является неизбежной: это прямой результат выбора государственной политики в интересах тех, кто обладает наибольшей властью и богатством.Поскольку стагнация заработной платы была вызвана политикой, она может быть смягчена политикой.

Как EPI строит график заработной платы – производительности?

EPI выбирает ряд данных для построения индексов производительности и заработной платы в приведенной выше таблице. Выбранные нами данные отражают нашу конечную цель: сравнить рост заработной платы типичного рабочего с потенциальным ростом уровня жизни (потребления), который представляет рост производительности.

Вкратце, мы начинаем с показателя производительности труда — дохода в масштабах экономики, деленного на общее количество часов, отработанных в экономике.Мы измеряем производительность для экономики в целом, а не только для «несельскохозяйственного бизнес-сектора», путем доступа к источникам закрытых данных, которые подсчитывают продукцию ферм, государственных учреждений и некоммерческих организаций. Мы корректируем эти расчеты на амортизацию, а затем на инфляцию цен.

Заработная плата начинается со средней почасовой оплаты труда производственных и неконтролирующих работников в частном секторе, которые составляют примерно 80% работников частного сектора и, таким образом, являются хорошим показателем для «типичного» работника.Мы корректируем эту заработную плату с учетом инфляции и добавляем скорректированные с поправкой на инфляцию оценки для пособий, не связанных со здоровьем, и оценки с поправкой на инфляцию для здоровья для льгот для здоровья, чтобы получить меру типичной оплаты труда работника.

Методология и источники данных

В этом разделе описывается, как EPI составляет цифру, отслеживающую растущий разрыв между общим ростом производительности и заработной платой подавляющего большинства работников. В частности, мы подробно описываем, как создаются сравниваемые индексы производительности и оплаты труда, а также кратко описываем экономическую логику и обоснование выбора данных, который мы делаем.Читатели могут найти более подробное описание методологии в нашем отчете за 2015 год « Понимание исторического расхождения между производительностью труда и заработной платой обычного работника» .

Построение «эффективного» индекса производительности

Чтобы построить наш индекс производительности, мы начнем с измерения скорректированного на инфляцию (реального) объема труда на час труда для экономики в целом, неопубликованного ряда, рассчитанного Бюро статистики труда (BLS). Объем производства эквивалентен валовому внутреннему продукту (ВВП), рыночной стоимости всех конечных товаров и услуг, производимых в США.S. — что эквивалентно общему доходу, полученному в США (за исключением статистических расхождений).

Учет амортизации

Чтобы учесть тот факт, что амортизация существующего основного капитала (заводов, оборудования и зданий, используемых для производства товаров и услуг) снизит будущий рост дохода, если он не будет заменен, мы рассчитываем показатель роста чистой производительности, который полностью заменяет капитал амортизация. Для этого мы умножаем показатель выпуска продукции в час из BLS на отношение чистого внутреннего продукта к валовому внутреннему продукту.Показатели чистого и валового внутреннего продукта предоставляются Счетами национального дохода и продукта (NIPA) Бюро экономического анализа (BEA). Обе меры можно найти в таблице 1.7.6.

Оценка того, насколько рост производительности «эффективен» для повышения уровня жизни домашних хозяйств

Мы вносим дальнейшие корректировки, чтобы учесть тот факт, что показатель роста чистой производительности, полученный в результате вышеуказанных расчетов, корректируется с учетом инфляции экономического производства, а не инфляции товаров и услуг, потребляемых домашними хозяйствами.Говоря языком, дефлятор выпуска используется для индекса производительности. Но мы хотим сравнить рост заработной платы работников с потенциальным ростом уровня жизни (потребления), который представляет рост производительности, поэтому нам нужно знать, насколько рост этого индекса производительности приводит к потенциальному росту потребления. Это достигается путем построения показателя чистой производительности, который дефлируется индексом потребительских цен (ИПЦ), а не дефлятором выпуска. Чтобы внести эту корректировку, мы обращаем эффекты дефлятора выпуска, рассчитывая номинальный показатель чистой производительности, используя дефлятор для чистого внутреннего продукта, приведенный в таблице 1.7.4 из BEA NIPA. Затем мы дефлируем этот номинальный ряд с помощью ряда исследований индекса потребительских цен (CPI-U-RS), рассчитанного BLS. Результатом является индекс роста производительности, который «эффективен» для увеличения потребительских возможностей домашних хозяйств.

Построение индекса оплаты труда

Мы начнем с измерения средней почасовой оплаты труда производственных и неконтролирующих работников в частном секторе (в дальнейшем сокращенных как ненадзорных). В некоторых контекстах мы использовали медианную заработную плату для описания оплаты «типичных» рабочих, но они получены из Current Population Survey (CPS), которое восходит только к 1973 году.Поскольку мы хотим вернуться назад во времени, чтобы сравнить заработную плату и производительность, вместо этого мы используем почасовую оплату производственных и неконтролирующих работников. Бюро статистики труда (BLS) включает только работников частного сектора в свои расчеты почасовой оплаты труда для этой группы. Но поскольку производственные и неконтролируемые рабочие составляют примерно 80% работников частного сектора, и в их число в основном не входят очень хорошо оплачиваемые руководители корпораций, их заработная плата является хорошим показателем того, что зарабатывает типичный рабочий.Почасовая оплата для всех производственных и неконтролируемых рабочих доступна с 1964 года. Для более ранних лет мы используем тенденцию в почасовой заработной плате производственных и неконтролирующих рабочих в секторах производства товаров и предполагаем, что почасовая оплата всех производственных и неконтролирующих рабочих следовала этой тенденции до 1964 года.

Учет пособий, составляющих часть компенсации

Для учета медицинского страхования и других льгот, которые работники получают в дополнение к заработной плате, мы используем данные из Таблицы 7.8 («Надбавки к заработной плате по видам») из BEA NIPA и объедините его с данными из таблицы 2.1 NIPA («Личный доход и его распределение»). Из этих двух источников мы получаем оценку общей заработной платы и окладов в экономике, выплаты работодателя по медицинскому страхованию сотрудников и все другие компенсации, не связанные со здоровьем, не связанные с заработной платой. Заработная плата и пособия, не связанные со здоровьем, дефлируются с помощью CPI-U-RS, чтобы получить реальные показатели. Для платежей работодателя по медицинскому страхованию сотрудников мы строим дефлятор по состоянию здоровья, соответствующий CPI-U-RS.Для этого мы используем соотношение индекса цен на товары и услуги здравоохранения из таблицы 2.3.4 из BEA NIPA по отношению к общему индексу цен на личные потребительские расходы (PCE) из той же таблицы. Это соотношение дает нам относительную меру того, насколько быстрее росли товары и услуги, связанные со здоровьем, с 1948 года, чем общая инфляция. Мы умножаем это отношение конкретных цен на здравоохранение к общим ценам на CPI-U-RS, чтобы получить оценку инфляции цен в здравоохранении, которая согласуется с CPI-U-RS.Затем мы дефлятируем выплаты работодателя по страхованию здоровья сотрудников с помощью этого дефлятора для конкретного здоровья. Сочетание скорректированных с поправкой на инфляцию показателей заработной платы, выплат работодателя по страхованию здоровья сотрудников и всех других льгот дает нам оценку общей компенсации. Затем мы вычисляем отношение общей компенсации к заработной плате и окладам, чтобы оценить «множитель», который мы можем применить к почасовой оплате труда без надзора, чтобы оценить общую почасовую компенсацию (оплату).

Чем отличается график заработной платы – производительности EPI с другими версиями?

График

EPI «заработная плата – производительность» помогает ответить на очень важный вопрос: разделяют ли обычные работники в Соединенных Штатах выгоды от экономического роста? Большой и растущий разрыв между производительностью и ростом заработной платы отвечает на этот вопрос решительным «нет».«Но для того, чтобы ясно это увидеть, необходимы все корректировки, которые мы внесли в данные. Неспособность понять роль этих корректировок данных в выявлении того, что рост производительности не принесет пользу типичным работникам, заставил многих сосредоточиться на ненадлежащих показателях как производительности, так и оплаты труда, и это привело их к неправильным выводам.

Другие организации, пытающиеся подготовить графики, подобные графику заработной платы и производительности EPI, использовали индексы, которые можно загрузить непосредственно из общедоступных данных BLS о производительности и затратах работодателя (на заработную плату и льготы) по основным секторам.Распространенным альтернативным подходом является использование рядов данных о производительности и затратах в секторе несельскохозяйственного бизнеса (NFB) для построения графиков реального выпуска продукции в час и реальных почасовых индексов оплаты труда (серия NFB включает производительность и удельные затраты на рабочую силу, а также выпуск, часы и данные компенсации, на основе которых рассчитываются эти коэффициенты). При таком подходе создается график (, рис. A, ), который на первый взгляд очень похож на график EPI «Заработок – производительность».

Использование общедоступных данных о заработной плате и производительности скрывает растущее неравенство: производительность несельскохозяйственного бизнеса и почасовая оплата, 1948–2019 гг.

Год Средняя почасовая оплата, НФБ (индекс) Производительность НФБ
1948 49.72 46,45
1949 51,69 47,94
1950 54,13 51,11
1951 54,53 52,45
1952 56,25 53,44
1953 58,95 54,75
1954 60,62 55,83
1955 62.98 58.21
1956 65,85 57,88
1957 67,40 59,37
1958 68,20 60,74
1959 70,17 62,88
1960 72,13 63,63
1961 73,73 65,71
1962 75.79 68,70
1963 77,41 71,04
1964 78,73 73,05
1965 80,08 75,38
1966 82,35 78,10
1967 84,79 79,58
1968 87,46 82,37
1969 88.63 82,53
1970 89,56 83,75
1971 91,18 87,04
1972 94,03 90,07
1973 95,25 92,84
1974 93,95 91,32
1975 95,11 93,83
1976 96.89 97,11
1977 98,45 98,78
1978 99,90 100,14
1979 100,00 100,00
1980 99,70 99,98
1981 99,77 101,46
1982 101.01 100,68
1983 101.23 104,76
1984 101,30 107,11
1985 102,76 108,99
1986 106,75 112,25
1987 107,22 112,89
1988 108,75 114,74
1989 107,28 115,79
1990 108.36 117,77
1991 109,58 119,70
1992 113,51 125,07
1993 112,12 125,21
1994 110,89 126,09
1995 110,98 127,47
1996 111,81 130,16
1997 113.70 132,68
1998 118,68 136,76
1999 121,65 141,97
2000 125,91 146,70
2001 127,81 150,70
2002 128,70 157,23
2003 130,51 163,21
2004 132.89 167,91
2005 133,26 171,59
2006 134,05 173,44
2007 135,99 176,48
2008 134,76 178,51
2009 136,43 184,82
2010 136,75 191,12
2011 135.53 191,12
2012 136,24 192,74
2013 135,94 193,71
2014 137,47 195,36
2015 141,53 198,41
2016 141,24 199,15
2017 143,14 201,58
2018 144.41 204,50
2019 147,04 208,09
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечание: Обе строки являются индексами, установленными на 100 в 1979 году.

Источник: Бюро статистики труда данные о производительности и затратах несельскохозяйственного сектора предприятий.

Но рисунок А здесь, построенный на основе данных о производительности и расходах BLS NFB, не так много говорит о динамике U.С. Экономика и неравенство в последние десятилетия. В частности, на этом графике существует разрыв между производительностью и оплатой труда, но подавляющая его доля является статистическим артефактом использования разных дефляторов цен для двух рядов.

Ниже мы рассмотрим, как можно поэтапно скорректировать эту диаграмму, чтобы получить цифру, которая показывает неравенство, вмещающее клин между производительностью и оплатой труда.

Корректировка производительности

Наша первая корректировка графика, основанного на NFB, заключается в расширении нашего показателя производительности от несельскохозяйственного бизнес-сектора до охвата всей экономики.Этот показатель производительности в масштабах экономики рассчитывается с использованием неопубликованных (но доступных по запросу) рядов общей производительности экономики (TEP), отслеживаемых BLS. Поскольку в секторах, не относящихся к несельскохозяйственному сектору бизнеса (в частности, в правительстве), как правило, наблюдается более медленный рост производительности, эта первая корректировка ( Рисунок B ) немного снижает темпы роста производительности с 1948 года.

Расширение нашего измерения производительности от несельскохозяйственного бизнес-сектора к экономике в целом снижает рост производительности: производительность несельскохозяйственного бизнеса, общая производительность экономики и почасовая оплата, 1948–2019

Год Производительность НФБ Общая экономическая производительность Средняя почасовая оплата, НФБ (индекс)
1948 46.45 47,06 49,72
1949 47,94 47,88 51,69
1950 51,11 51,11 54,13
1951 52,45 52,20 54,53
1952 53,44 53,78 56,25
1953 54,75 55,69 58.95
1954 55,83 57,06 60,62
1955 58.21 59,19 62,98
1956 57,88 59,47 65,85
1957 59,37 61,29 67,40
1958 60,74 63,05 68,20
1959 62.88 65,05 70,17
1960 63,63 66,25 72,13
1961 65,71 68,42 73,73
1962 68,70 70,83 75,79
1963 71,04 73,33 77,41
1964 73,05 75,57 78.73
1965 75,38 77,81 80,08
1966 78,10 80,13 82,35
1967 79,58 81,41 84,79
1968 82,37 83,91 87,46
1969 82,53 84,48 88,63
1970 83.75 86,17 89,56
1971 87,04 89,41 91,18
1972 90,07 91,66 94,03
1973 92,84 93,84 95,25
1974 91,32 93,00 93,95
1975 93,83 95,56 95.11
1976 97,11 97,84 96,89
1977 98,78 98,90 98,45
1978 100,14 99,80 99,90
1979 100,00 100,00 100,00
1980 99,98 100,14 99,70
1981 101.46 102,17 99,77
1982 100,68 102,19 101.01
1983 104,76 104,96 101,23
1984 107,11 107,22 101,30
1985 108,99 109,12 102,76
1986 112,25 111,67 106.75
1987 112,89 112,18 107,22
1988 114,74 113,77 108,75
1989 115,79 114,89 107,28
1990 117,77 116,65 108,36
1991 119,70 118,03 109,58
1992 125.07 122,29 113,51
1993 125,21 122,84 112,12
1994 126,09 123,71 110,89
1995 127,47 124,50 110,98
1996 130,16 126,91 111,81
1997 132,68 129.26 113,70
1998 136,76 132,26 118,68
1999 141,97 136.20 121,65
2000 146,70 139,65 125,91
2001 150,70 142,72 127,81
2002 157,23 147,11 128.70
2003 163,21 152,09 130,51
2004 167,91 156,12 132,89
2005 171,59 159,27 133,26
2006 173,44 160,81 134,05
2007 176,48 162,50 135,99
2008 178.51 164,33 134,76
2009 184,82 169,49 136,43
2010 191,12 173,90 136,75
2011 191,12 174,00 135,53
2012 192,74 174,81 136,24
2013 193,71 175.86 135,94
2014 195,36 176,96 137,47
2015 198,41 178,66 141,53
2016 199,15 179,39 141,24
2017 201,58 181,17 143,14
2018 204,50 183,07 144.41
2019 208,09 185,46 147,04
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечание: Все три строки являются индексами, установленными на 100 в 1979 году.

Источник: Производительность несельскохозяйственного сектора бизнеса основана на данных о реальном объеме производства и оплате в час из программы BLS по производительности и затратам (LPC); Данные об общей производительности экономики (реальный выпуск в час для общей экономики) — это неопубликованные данные серии об общей производительности экономики (TEP), предоставляемые BLS по запросу.

Наша вторая корректировка данных о производительности (, рис. C ) корректирует влияние амортизации, преобразовывая ряды из валового показателя производительности в чистый показатель. Мы делаем это, умножая индекс производительности TEP за каждый год на отношение валового внутреннего продукта к чистому.

Учет амортизации еще больше снижает измеряемый рост производительности: производительность несельскохозяйственного бизнеса, общая производительность экономики и почасовая оплата, 1948–2019

Год Производительность НФБ Общая экономическая производительность Общая экономическая производительность, нетто Средняя почасовая оплата, НФБ (индекс)
1948 46.45 47,06 48,05 49,72
1949 47,94 47,88 48,80 51,69
1950 51,11 51,11 52,54 54,13
1951 52,45 52,20 53,93 54,53
1952 53,44 53,78 55,49 56.25
1953 54,75 55,69 57,38 58,95
1954 55,83 57,06 58,35 60,62
1955 58.21 59,19 60,73 62,98
1956 57,88 59,47 60,83 65,85
1957 59.37 61,29 62,48 67,40
1958 60,74 63,05 63,78 68,20
1959 62,88 65,05 66,14 70,17
1960 63,63 66,25 67,30 72,13
1961 65,71 68,42 69,37 73.73
1962 68,70 70,83 71,98 75,79
1963 71,04 73,33 74,49 77,41
1964 73,05 75,57 76,86 78,73
1965 75,38 77,81 79,25 80,08
1966 78.10 80,13 81,66 82,35
1967 79,58 81,41 82,64 84,79
1968 82,37 83,91 85,11 87,46
1969 82,53 84,48 85,46 88,63
1970 83,75 86,17 86,66 89.56
1971 87,04 89,41 89,90 91,18
1972 90,07 91,66 92,36 94,03
1973 92,84 93,84 94,64 95,25
1974 91,32 93,00 93,14 93,95
1975 93.83 95,56 95,19 95,11
1976 97,11 97,84 97,83 96,89
1977 98,78 98,90 99.01 98,45
1978 100,14 99,80 100,07 99,90
1979 100,00 100,00 100,00 100.00
1980 99,98 100,14 99,36 99,70
1981 101,46 102,17 101,15 99,77
1982 100,68 102,19 100,13 101.01
1983 104,76 104,96 103,07 101,23
1984 107.11 107,22 105,81 101,30
1985 108,99 109,12 107,47 102,76
1986 112,25 111,67 109,69 106,75
1987 112,89 112,18 109,94 107,22
1988 114,74 113,77 111.48 108,75
1989 115,79 114,89 112,49 107,28
1990 117,77 116,65 113,86 108,36
1991 119,70 118,03 114,60 109,58
1992 125,07 122,29 118,92 113,51
1993 125.21 122,84 119,42 112,12
1994 126,09 123,71 120,39 110,89
1995 127,47 124,50 120,90 110,98
1996 130,16 126,91 123,14 111,81
1997 132,68 129,26 125.30 113,70
1998 136,76 132,26 127,93 118,68
1999 141,97 136.20 131,42 121,65
2000 146,70 139,65 134,31 125,91
2001 150,70 142,72 136,35 127,81
2002 157.23 147,11 140,09 128,70
2003 163,21 152,09 144,76 130,51
2004 167,91 156,12 148,65 132,89
2005 171,59 159,27 151,52 133,26
2006 173,44 160,81 152.63 134,05
2007 176,48 162,50 153,68 135,99
2008 178,51 164,33 154,45 134,76
2009 184,82 169,49 157,99 136,43
2010 191,12 173,90 162,54 136,75
2011 191.12 174,00 162,53 135,53
2012 192,74 174,81 163,19 136,24
2013 193,71 175,86 163,86 135,94
2014 195,36 176,96 164,80 137,47
2015 198,41 178,66 166.48 141,53
2016 199,15 179,39 166,87 141,24
2017 201,58 181,17 168,48 143,14
2018 204,50 183,07 170,31 144,41
2019 208,09 185,46 172,22 147,04
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечание: Все четыре строки представляют собой индексы, установленные на 100 в 1979 году. Для обеспечения роста чистой производительности реальный объем производства в час для экономики в целом умножается на отношение чистого внутреннего продукта к валовому внутреннему продукту за все годы для учета амортизации. .

Источник: Данные по несельскохозяйственному сектору бизнеса из программы BLS по производительности труда и затратам (LPC); данные об общей производительности экономики, предоставляемые BLS по запросу, а также данные о чистом и валовом внутреннем продукте из таблиц счетов национального дохода и продукта (NIPA) Бюро экономического анализа (BEA).

Наша последняя корректировка производительности заключается в замене дефлятора выпуска, используемого для корректировки показателей производительности BLS на инфляцию, дефлятором потребления. Этот последний шаг изолирует рост производительности, который «эффективен» для повышения уровня жизни семей в США. Для этого мы получаем номинальные значения производительности, отражая индекс производительности дефлятором чистого внутреннего продукта. Затем мы дефлятируем этот ряд номинальной производительности с помощью CPI-U-RS, обычно используемого дефлятора цен.Результаты показаны на фигуре D .

Рост производительности «эффективен» только в том случае, если он повышает способность семей оплачивать товары и услуги: производительность несельскохозяйственного бизнеса, общая экономическая производительность и почасовая оплата, 1948–2019

Год Производительность НФБ Общая экономическая производительность Общая экономическая производительность, нетто «Эффективная» общая экономическая производительность, нетто Средняя почасовая оплата, НФБ (индекс)
1948 46.45 47,06 48,05 45,80 49,72
1949 47,94 47,88 48,80 46,95 51,69
1950 51,11 51,11 52,54 50,35 54,13
1951 52,45 52,20 53,93 51,02 54,53
1952 53.44 53,78 55,49 52,67 56,25
1953 54,75 55,69 57,38 54,80 58,95
1954 55,83 57,06 58,35 55,84 60,62
1955 58.21 59,19 60,73 59,18 62,98
1956 57.88 59,47 60,83 60,17 65,85
1957 59,37 61,29 62,48 61,88 67,40
1958 60,74 63,05 63,78 63,00 68,20
1959 62,88 65,05 66,14 65,64 70,17
1960 63.63 66,25 67,30 66,69 72,13
1961 65,71 68,42 69,37 68,88 73,73
1962 68,70 70,83 71,98 71,70 75,79
1963 71,04 73,33 74,49 74,09 77,41
1964 73.05 75,57 76,86 76,65 78,73
1965 75,38 77,81 79,25 79,32 80,08
1966 78,10 80,13 81,66 81,78 82,35
1967 79,58 81,41 82,64 82,61 84,79
1968 82.37 83,91 85,11 85,40 87,46
1969 82,53 84,48 85,46 86,14 88,63
1970 83,75 86,17 86,66 87,67 89,56
1971 87,04 89,41 89,90 91,54 91,18
1972 90.07 91,66 92,36 95,25 94,03
1973 92,84 93,84 94,64 96,87 95,25
1974 91,32 93,00 93,14 94,16 93,95
1975 93,83 95,56 95,19 96,85 95,11
1976 97.11 97,84 97,83 99,23 96,89
1977 98,78 98,90 99.01 100,18 98,45
1978 100,14 99,80 100,07 101,27 99,90
1979 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
1980 99.98 100,14 99,36 97,34 99,70
1981 101,46 102,17 101,15 99.08 99,77
1982 100,68 102,19 100,13 98,22 101.01
1983 104,76 104,96 103,07 101,22 101,23
1984 107.11 107,22 105,81 103,66 101,30
1985 108,99 109,12 107,47 105,31 102,76
1986 112,25 111,67 109,69 107,80 106,75
1987 112,89 112,18 109,94 107,16 107,22
1988 114.74 113,77 111,48 108,68 108,75
1989 115,79 114,89 112,49 109,43 107,28
1990 117,77 116,65 113,86 109,81 108,36
1991 119,70 118,03 114,60 110,51 109,58
1992 125.07 122,29 118,92 114,82 113,51
1993 125,21 122,84 119,42 115,31 112,12
1994 126,09 123,71 120,39 116,37 110,89
1995 127,47 124,50 120,90 116,47 110,98
1996 130.16 126,91 123,14 117,94 111,81
1997 132,68 129,26 125,30 119,78 113,70
1998 136,76 132,26 127,93 122,25 118,68
1999 141,97 136.20 131,42 124,92 121,65
2000 146.70 139,65 134,31 126,37 125,91
2001 150,70 142,72 136,35 127,83 127,81
2002 157,23 147,11 140,09 131,61 128,70
2003 163,21 152,09 144,76 135,82 130,51
2004 167.91 156,12 148,65 139,53 132,89
2005 171,59 159,27 151,52 141.60 133,26
2006 173,44 160,81 152,63 142,28 134,05
2007 176,48 162,50 153,68 143,21 135,99
2008 178.51 164,33 154,45 141,37 134,76
2009 184,82 169,49 157,99 146.80 136,43
2010 191,12 173,90 162,54 150,74 136,75
2011 191,12 174,00 162,53 149,32 135,53
2012 192.74 174,81 163,19 149,75 136,24
2013 193,71 175,86 163,86 150,97 135,94
2014 195,36 176,96 164,80 151,98 137,47
2015 198,41 178,66 166,48 154,82 141,53
2016 199.15 179,39 166,87 155,13 141,24
2017 201,58 181,17 168,48 156,32 143,14
2018 204,50 183,07 170,31 158,04 144,41
2019 208,09 185,46 172,22 159,87 147,04
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечание: Все пять строк представляют собой индексы, установленные на 100 в 1979 году. Для расчета «эффективного» роста чистой производительности мы используем другой дефлятор цен для роста выпуска в серии показателей производительности, заменяя серию исследований индекса потребительских цен (CPI-U -RS) для дефлятора выпуска, используемого в данных о производительности в целом по экономике.

Источник: Данные по несельскохозяйственному сектору бизнеса из программы BLS по производительности труда и затратам (LPC); неопубликованные данные об общей производительности экономики, предоставленные BLS по запросу; Таблицы BEA NIPA и индекс потребительских цен BLS.

Платежные корректировки

Первая корректировка, которую мы вносим в ряды заработной платы NFB (или средней реальной почасовой компенсации), заключается в замене ее показателем почасовой заработной платы производственных и неконтролирующих рабочих. Нас меньше интересует то, что произошло со средней заработной платой, чем то, что произошло с оплатой подавляющего большинства рабочих — и, как отмечалось ранее, производственные / неконтролирующие рабочие составляют примерно 80% всех работников частного сектора. Растущее неравенство вбивает большой клин между ростом средней заработной платы и оплатой подавляющего большинства, и, по определению, невозможно полностью изучить, что произошло с тенденциями неравенства, глядя на средние значения (огромные прибыли наверху приводят к увеличению среднего). Рисунок E показывает, что эффект от этой корректировки впечатляет. Измерение почасовой оплаты труда на основе данных о производительности NFB показывает совокупный рост на 147% за период с 1979 по 2019 год. Измерение почасовой оплаты труда (не включая льготы, не относящиеся к заработной плате) в час для неконтролирующих работников показывает совокупный рост всего на 113% за тот же период.

Гораздо более скромный рост заработной платы типичных рабочих по сравнению со средней заработной платой подчеркивает важный вывод о факторах, определяющих растущий клин между оплатой и производительностью: в основном это обусловлено растущим неравенством между наемными работниками (увеличивающийся разрыв между заработными платами в разные периоды времени). распределение заработной платы).Это контрастирует с неравенством, возникающим, когда все больше и больше доходов, генерируемых в масштабах экономики, достается владельцам капитала и все меньше и меньше — рабочей силе в целом. Хотя в последние десятилетия произошел значительный сдвиг доходов от труда в сторону капитала, этот сдвиг оказал гораздо меньшее влияние на разрыв в оплате труда, чем рост неравенства среди наемных работников. Это можно увидеть на рисунках ниже — разрыв между средней почасовой оплатой труда и линией эффективной общей производительности экономики намного меньше, чем разрыв между почасовой оплатой труда без надзора и эффективной общей производительностью экономики.Неравенство в заработной плате радикально выросло с 1979 года. Например, в период с 1979 по 2019 год верхний 1% домашних хозяйств по существу удвоил долю общей заработной платы, которую они извлекают (см. Данные в этой таблице, вкладка TA2b). Вероятно, наиболее ярким представлением этого радикального роста неравенства в заработной плате является стремительный рост соотношения заработной платы генеральных директоров и других высших руководителей корпораций по сравнению с типичными работниками в их отрасли.

Сравнение производительности и типичной заработной платы рабочего показывает степень неравенства, скрытого тенденциями в средней оплате: производительность несельскохозяйственного бизнеса, общая экономическая производительность, почасовая оплата и заработная плата без надзора 1948–2019

Год Производительность НФБ Общая экономическая производительность Общая экономическая производительность, нетто «Эффективная» общая экономическая производительность, нетто Средняя почасовая оплата, НФБ (индекс) Заработная плата без надзора
1948 46.45 47,06 48,05 45,80 49,72 59,60
1949 47,94 47,88 48,80 46,95 51,69 60,04
1950 51,11 51,11 52,54 50,35 54,13 62,45
1951 52,45 52,20 53,93 51.02 54,53 64,73
1952 53,44 53,78 55,49 52,67 56,25 64,55
1953 54,75 55,69 57,38 54,80 58,95 68,63
1954 55,83 57,06 58,35 55,84 60,62 67,45
1955 58.21 59,19 60,73 59,18 62,98 71,00
1956 57,88 59,47 60,83 60,17 65,85 74,75
1957 59,37 61,29 62,48 61,88 67,40 75,80
1958 60,74 63,05 63,78 63.00 68,20 74,79
1959 62,88 65,05 66,14 65,64 70,17 77,15
1960 63,63 66,25 67,30 66,69 72,13 78,44
1961 65,71 68,42 69,37 68,88 73,73 78,69
1962 68.70 70,83 71,98 71,70 75,79 81,89
1963 71,04 73,33 74,49 74,09 77,41 82,13
1964 73,05 75,57 76,86 76,65 78,73 87,55
1965 75,38 77,81 79,25 79.32 80,08 89,63
1966 78,10 80,13 81,66 81,78 82,35 90,47
1967 79,58 81,41 82,64 82,61 84,79 91,59
1968 82,37 83,91 85,11 85,40 87,46 93,70
1969 82.53 84,48 85,46 86,14 88,63 95,32
1970 83,75 86,17 86,66 87,67 89,56 96,21
1971 87,04 89,41 89,90 91,54 91,18 98,12
1972 90,07 91,66 92,36 95.25 94,03 102,61
1973 92,84 93,84 94,64 96,87 95,25 102,24
1974 91,32 93,00 93,14 94,16 93,95 99,68
1975 93,83 95,56 95,19 96,85 95,11 98.34
1976 97,11 97,84 97,83 99,23 96,89 99,26
1977 98,78 98,90 99.01 100,18 98,45 100,38
1978 100,14 99,80 100,07 101,27 99,90 101,54
1979 100.00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
1980 99,98 100,14 99,36 97,34 99,70 97,02
1981 101,46 102,17 101,15 99.08 99,77 96,30
1982 100,68 102,19 100.13 98,22 101.01 96,07
1983 104,76 104,96 103,07 101,22 101,23 96,12
1984 107,11 107,22 105,81 103,66 101,30 95,54
1985 108,99 109,12 107,47 105,31 102.76 94,98
1986 112,25 111,67 109,69 107,80 106,75 95,38
1987 112,89 112,18 109,94 107,16 107,22 94,48
1988 114,74 113,77 111,48 108,68 108,75 94,18
1989 115.79 114,89 112,49 109,43 107,28 93,77
1990 117,77 116,65 113,86 109,81 108,36 92,92
1991 119,70 118,03 114,60 110,51 109,58 92,38
1992 125,07 122,29 118.92 114,82 113,51 92,37
1993 125,21 122,84 119,42 115,31 112,12 92,44
1994 126,09 123,71 120,39 116,37 110,89 92,93
1995 127,47 124,50 120,90 116,47 110.98 93,22
1996 130,16 126,91 123,14 117,94 111,81 93,84
1997 132,68 129,26 125,30 119,78 113,70 95,44
1998 136,76 132,26 127,93 122,25 118,68 97,93
1999 141.97 136.20 131,42 124,92 121,65 99,36
2000 146,70 139,65 134,31 126,37 125,91 99,87
2001 150,70 142,72 136,35 127,83 127,81 100,78
2002 157,23 147,11 140.09 131,61 128,70 102,08
2003 163,21 152,09 144,76 135,82 130,51 102,49
2004 167,91 156,12 148,65 139,53 132,89 101,87
2005 171,59 159,27 151,52 141.60 133.26 101,30
2006 173,44 160,81 152,63 142,28 134,05 101,89
2007 176,48 162,50 153,68 143,21 135,99 103,04
2008 178,51 164,33 154,45 141,37 134,76 102,94
2009 184.82 169,49 157,99 146.80 136,43 106,39
2010 191,12 173,90 162,54 150,74 136,75 107,14
2011 191,12 174,00 162,53 149,32 135,53 105,99
2012 192,74 174,81 163.19 149,75 136,24 105,39
2013 193,71 175,86 163,86 150,97 135,94 105,96
2014 195,36 176,96 164,80 151,98 137,47 106,63
2015 198,41 178,66 166,48 154,82 141.53 108,67
2016 199,15 179,39 166,87 155,13 141,24 109,83
2017 201,58 181,17 168,48 156,32 143,14 110,12
2018 204,50 183,07 170,31 158,04 144,41 110,72
2019 208.09 185,46 172,22 159,87 147,04 112,58
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечание: Все шесть строк представляют собой индексы, равные 100 в 1979 году. Данные о средней почасовой заработной плате производственных и неконтролируемых рабочих в частном секторе получены из статистики занятости BLS Current Employment Statistics (CES).

Источник: Данные по несельскохозяйственному бизнес-сектору из программы BLS по производительности труда и затратам (LPC), неопубликованные данные об общей производительности экономики, предоставленные BLS по запросу, таблицы BEA NIPA, индекс потребительских цен BLS и BLS CES.

Наша вторая корректировка заработной платы учитывает тенденции в компенсации, не связанной с заработной платой. Если бы ценность медицинского обслуживания и других льгот, не связанных с заработной платой, предоставляемых работодателями, росла быстрее, чем заработная плата, то рассмотрение только почасовой заработной платы могло бы скрыть, как рост производительности мог повысить уровень жизни для подавляющего большинства.Как показано на рисунке Рисунок F , если мы учтем ценность льгот (включая эффект быстрой инфляции в сфере здравоохранения), можно увидеть, что общие тенденции существенно не изменились. Возможно, удивительно, что эпоха, когда показатели общей компенсации росли заметно быстрее, чем заработная плата, — это эпоха до 1979 года.

Учет пособий неконтролирующим работникам практически не меняет тенденции в оплате: производительность несельскохозяйственного бизнеса, общая экономическая производительность, почасовая оплата, а также заработная плата и компенсации, не относящиеся к надзорным органам, 1948–2019

Год Производительность НФБ Общая экономическая производительность Общая экономическая производительность, нетто «Эффективная» общая экономическая производительность, нетто Средняя почасовая оплата, НФБ (индекс) Заработная плата без надзора Компенсация без надзора
1948 46.45 47,06 48,05 45,80 49,72 59,60 52,47
1949 47,94 47,88 48,80 46,95 51,69 60,04 53,26
1950 51,11 51,11 52,54 50,35 54,13 62,45 55,65
1951 52.45 52,20 53,93 51,02 54,53 64,73 58,19
1952 53,44 53,78 55,49 52,67 56,25 64,55 58.09
1953 54,75 55,69 57,38 54,80 58,95 68,63 61,66
1954 55.83 57,06 58,35 55,84 60,62 67,45 60,84
1955 58.21 59,19 60,73 59,18 62,98 71,00 64,18
1956 57,88 59,47 60,83 60,17 65,85 74,75 67,73
1957 59.37 61,29 62,48 61,88 67,40 75,80 69,13
1958 60,74 63,05 63,78 63,00 68,20 74,79 68,46
1959 62,88 65,05 66,14 65,64 70,17 77,15 70,83
1960 63.63 66,25 67,30 66,69 72,13 78,44 72,25
1961 65,71 68,42 69,37 68,88 73,73 78,69 72,73
1962 68,70 70,83 71,98 71,70 75,79 81,89 75,92
1963 71.04 73,33 74,49 74,09 77,41 82,13 76,39
1964 73,05 75,57 76,86 76,65 78,73 87,55 81,50
1965 75,38 77,81 79,25 79,32 80,08 89,63 83,58
1966 78.10 80,13 81,66 81,78 82,35 90,47 84,89
1967 79,58 81,41 82,64 82,61 84,79 91,59 85,95
1968 82,37 83,91 85,11 85,40 87,46 93,70 88,15
1969 82.53 84,48 85,46 86,14 88,63 95,32 89,99
1970 83,75 86,17 86,66 87,67 89,56 96,21 91,17
1971 87,04 89,41 89,90 91,54 91,18 98,12 93,71
1972 90.07 91,66 92,36 95,25 94,03 102,61 98,75
1973 92,84 93,84 94,64 96,87 95,25 102,24 98,64
1974 91,32 93,00 93,14 94,16 93,95 99,68 96,61
1975 93.83 95,56 95,19 96,85 95,11 98,34 96,59
1976 97,11 97,84 97,83 99,23 96,89 99,26 97,87
1977 98,78 98,90 99.01 100,18 98,45 100,38 99,77
1978 100.14 99,80 100,07 101,27 99,90 101,54 101,21
1979 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00
1980 99,98 100,14 99,36 97,34 99,70 97,02 97,34
1981 101.46 102,17 101,15 99.08 99,77 96,30 97,01
1982 100,68 102,19 100,13 98,22 101.01 96,07 97,22
1983 104,76 104,96 103,07 101,22 101,23 96,12 97,66
1984 107.11 107,22 105,81 103,66 101,30 95,54 96,94
1985 108,99 109,12 107,47 105,31 102,76 94,98 96,49
1986 112,25 111,67 109,69 107,80 106,75 95,38 97,07
1987 112.89 112,18 109,94 107,16 107,22 94,48 95,75
1988 114,74 113,77 111,48 108,68 108,75 94,18 95,44
1989 115,79 114,89 112,49 109,43 107,28 93,77 95,43
1990 117.77 116,65 113,86 109,81 108,36 92,92 94,65
1991 119,70 118,03 114,60 110,51 109,58 92,38 94,48
1992 125,07 122,29 118,92 114,82 113,51 92,37 95,12
1993 125.21 122,84 119,42 115,31 112,12 92,44 95,28
1994 126,09 123,71 120,39 116,37 110,89 92,93 95,52
1995 127,47 124,50 120,90 116,47 110,98 93,22 94,96
1996 130.16 126,91 123,14 117,94 111,81 93,84 95.01
1997 132,68 129,26 125,30 119,78 113,70 95,44 96,05
1998 136,76 132,26 127,93 122,25 118,68 97,93 98,34
1999 141.97 136.20 131,42 124,92 121,65 99,36 99,66
2000 146,70 139,65 134,31 126,37 125,91 99,87 100,17
2001 150,70 142,72 136,35 127,83 127,81 100,78 101,60
2002 157.23 147,11 140,09 131,61 128,70 102,08 103,62
2003 163,21 152,09 144,76 135,82 130,51 102,49 104,66
2004 167,91 156,12 148,65 139,53 132,89 101,87 104,21
2005 171.59 159,27 151,52 141.60 133,26 101,30 103,78
2006 173,44 160,81 152,63 142,28 134,05 101,89 103,79
2007 176,48 162,50 153,68 143,21 135,99 103,04 104,64
2008 178.51 164,33 154,45 141,37 134,76 102,94 104,68
2009 184,82 169,49 157,99 146.80 136,43 106,39 108,74
2010 191,12 173,90 162,54 150,74 136,75 107,14 109,61
2011 191.12 174,00 162,53 149,32 135,53 105,99 108,29
2012 192,74 174,81 163,19 149,75 136,24 105,39 107,25
2013 193,71 175,86 163,86 150,97 135,94 105,96 108,30
2014 195.36 176,96 164,80 151,98 137,47 106,63 108,58
2015 198,41 178,66 166,48 154,82 141,53 108,67 110,30
2016 199,15 179,39 166,87 155,13 141,24 109,83 111,23
2017 201.58 181,17 168,48 156,32 143,14 110,12 111,39
2018 204,50 183,07 170,31 158,04 144,41 110,72 112,10
2019 208,09 185,46 172,22 159,87 147,04 112,58 113,71
ChartData Загрузить данные

Приведенные ниже данные можно сохранить или скопировать непосредственно в Excel.

Данные, лежащие в основе рисунка.

Примечание: Все семь строк представляют собой индексы, установленные на 100 в 1979 году. Отношение компенсации в масштабах всей экономики к заработной плате и доходу от заработной платы умножается на строку среднего почасового заработка, чтобы получить меру общей компенсации, а не только заработной платы, для неконтролирующих работников.

Источник: Данные по несельскохозяйственному бизнес-сектору из программы BLS по производительности труда и затратам (LPC), неопубликованные данные об общей производительности экономики, предоставленные BLS по запросу, таблицы BEA NIPA, индекс потребительских цен BLS и BLS CES.

Какая часть разрыва в оплате труда и производительности обусловлена ​​неравенством?

Начиная с августовского обновления 2021 года, весь разрыв в показателях заработной платы и производительности EPI связан с растущим неравенством — неравенством между наемными работниками и растущей долей общего дохода, которая достается владельцам капитала, а не рабочим за их труд. Однако, поскольку исследователи и аналитики могут по-прежнему интересоваться факторами, которые объясняют различные составляющие разрыва между нашим показателем оплаты труда и другими показателями производительности, мы дополнительно разложим эти разрывы.

В более ранних представлениях о разрыве между заработной платой и производительностью типичных рабочих только часть разрыва была напрямую связана либо с ростом неравенства в заработной плате, либо с переходом от трудового дохода к капитальному доходу. Чтобы было ясно, эта часть составляла большую часть разрыва. И когда мы хотели оценить что-то конкретное в отношении роста неравенства, связанного с этим разрывом (как в этой статье), мы сосредоточились только на той части разрыва, которая действительно была связана с ростом неравенства.Но тот факт, что некоторая часть разрыва объяснялась другими факторами, позволил критикам замутить воду, отвлекая внимание от самой реальной роли неравенства.

В нашем нынешнем представлении об этом разрыве целиком клин между производительностью и зарплатой обычных рабочих обусловлены неравенством. Однако устранение двусмысленности в отношении роли неравенства означает, что эта цифра теперь не включает влияние других факторов, вбивающих клин между оплатой и некоторыми другими показателями производительности, которые некоторые исследователи и внимательные аналитики, возможно, захотят изучить.Таблица 1 содержит основные тенденции и декомпозицию различных показателей разрыва между производительностью и оплатой труда, обновляя предыдущую работу из отчета EPI за 2015 год, Понимание исторического расхождения между производительностью и типичной оплатой труда: почему это важно и почему оно реально .

Разложение растущего клина между производительностью и средней заработной платой с 1973 года, выбранные годы
1948⁠⁠ – ⁠⁠1973 1973⁠⁠⁠ – ⁠⁠1979 1979⁠⁠⁠ – ⁠⁠1995 1995⁠⁠⁠ – ⁠⁠2000 2000–2007 гг. 2007⁠⁠⁠ – ⁠⁠2019 1979⁠⁠⁠ – ⁠⁠⁠2019
Валовая производительность 2.80% 1,06% 1,38% 2,33% 2,19% 1,11% 1,56%
Чистая производительность 2,75% 0,92% 1,19% 2,13% 1,94% 0,94% 1,36%
Чистая продуктивность, эффективная 3,04% 0,53% 0,96% 1,65% 1,84% 0,89% 1.18%
Средняя почасовая оплата, всего 3,00% 0,81% 0,82% 2,18% 1,19% 0,62% 0,99%
Средняя почасовая оплата, производство + неконтролируемые рабочие 2,91% 0,23% -0,32% 1,07% 0,63% 0,69% 0,32%
Валовая производительность — разрыв в оплате труда без надзора (1–5) -0.11% 0,83% 1,70% 1,25% 1,56% 0,42% 1,24%
Чистая производительность — разрыв в оплате труда без надзора (2–5) -0,16% 0,09% -0,51% 0,88% 0,38% 0,53% 0,13%
Чистая эффективная производительность — разрыв в оплате труда без надзора (3–5) 0,14% 0,30% 1.28% 0,57% 1,21% 0,20% 0,86%
Амортизация (1-2) 0,05% 0,14% 0,19% 0,20% 0,25% 0,17% 0,19%
Дефляторы расходящихся цен (2–3) -0,29% 0,39% 0,24% 0,48% 0,10% 0,05% 0,19%
Неравенство компенсации (4–5) 0.10% 0,58% 1,14% 1,11% 0,56% -0,07% 0,67%
Доля потери труда в доходе (3–4) 0,04% -0,28% 0,14% -0,53% 0,65% 0,27% 0,19%
Неравенство компенсации 0,10% 0,58% 1,14% 1,11% 0,56% -0.07% 0,67%
Потеря доли труда в доходе 0,04% -0,28% 0,14% -0,53% 0,65% 0,27% 0,19%
Неравенство компенсации 72,41% 192,47% 88,87% 193,31% 46,41% -36,97% 78,32%
Доля потери труда в доходе 27.59% -92,47% 11,13% -93,31% 53,59% 136.97% 21,68%

Примечание: Строки, показывающие вклад каждого влияния в разрыв между средней почасовой оплатой труда и валовой производительностью, показывают среднегодовые процентные изменения этого разрыва, вносимые каждым влиянием. Строки, отображающие долю разрыва между средней почасовой оплатой труда и чистой эффективной производительностью, делят этот вклад на общий разрыв.Поскольку ряды чистой эффективной производительности уже учитывают амортизацию и расходящиеся дефляторы цен, остается только влияние неравенства в оплате труда и отхода от доли труда в доходе.

Источник: Таблицы BEA NIPA и BLS CES.

Почему зарплата не растет? Это не экономика, это менеджмент

Макдональдс

За десять лет, прошедших после рецессии 2008 года, у нас был огромный скачок на фондовом рынке, ускоряющийся рост ВВП и устойчивый рост числа рабочих мест.Однако, несмотря на эти положительные экономические тенденции, зарплаты не успевают.

Да, они отметились в последнем отчете о вакансиях, но они по-прежнему значительно отстают.

В этой статье я хотел бы объяснить, почему это может быть не проблема экономики, а, скорее, проблема управления, и которую мы можем решить, изменив характер обсуждения.

Пункт 1. Заработная плата не растет.

Давайте обсудим вопросы заработной платы: они не поспевают за инфляцией.Рассмотрим данные ниже. Хотя ВВП вырос (после инфляции), реальные доходы практически не изменились.

NY Times

На самом деле, если мы посмотрим на заработную плату в США в более долгосрочной перспективе, заработная плата после инфляции практически не изменилась за последние 44 года.

Страшно подумать, но мои родители, которые были молодой парой в 1960-х годах, могли купить дом менее чем за 25% их заработной платы на дом.У них было две машины, и мы с братом учились в колледже на зарплату со средним доходом. (Мой отец был ученым среднего звена.) Сегодня эта мечта неосуществима.

Как говорит Хизер Боуши, экономист Вашингтонского центра справедливого роста,

Экономика растет. Почему люди этого не чувствуют? » Боуши говорит. «Ответ таков: потому что они буквально не чувствуют этого.

И вроде становится хуже. Несмотря на недавнее повышение заработной платы (2.9% по состоянию на август 2018 года), неравенство доходов увеличилось, что еще больше заставляет думать, что они не успевают. Хотя фондовый рынок принес пользу тем, у кого есть сбережения и 401 (k), большинство этого не чувствует.

NY Times

Пункт 2: Рабочие борются

Второе свидетельство, на которое я хочу обратить внимание, — это уровень финансового стресса, который мы наблюдаем среди рабочих. Взгляните на некоторые из этих статистических данных:

В моей отрасли, сфере управления персоналом, спрос на «расчет заработной платы в реальном времени» настолько высок, что такие компании, как ADP и SAP, переписывают свое программное обеспечение для расчета заработной платы.Это один из самых масштабных проектов реинжиниринга программного обеспечения для управления персоналом, который я видел за 20 лет.

Я живу в районе залива Сан-Франциско, и, хотя зарплаты растут, почти все, с кем я разговариваю, говорят мне, что им кажется, что они отстают. Цены на жилье во многих городах стремительно растут, стоимость транспорта продолжает расти, а глобальное исследование Deloitte Millennial показывает, что 45% миллениалов теперь считают, что они никогда не достигнут финансового положения своих родителей. Невероятно, но почти 40% из них занимаются побочной работой, чтобы заработать больше денег.

Пункт 3: Компании сидят на деньгах, но не повышают заработную плату

HR и руководители предприятий хорошо осведомлены об этих финансовых проблемах, но боятся повышать заработную плату.

Apple, например, недавно объявила, что ее квартальная выручка выросла до 61 миллиарда долларов (что составляет 250 миллиардов долларов) и что она принесла 13,8 миллиарда долларов прибыли (почти 23% прибыли). Это означает, что на каждый доллар, потраченный на продукт или услугу Apple, в банк поступает 23 цента.

Что Apple делает с этими деньгами? Они возвращают его акционерам. Компания объявила, что распределит 210 миллиардов долларов среди акционеров посредством обратного выкупа акций, а также увеличит дивиденды. Если вы владеете акциями Apple, вы получите хорошую прибыль, но если вы сотрудник Apple, вы можете что-то увидеть, а можете и не увидеть. (P.S. Apple платит только 14,5% налога.)

У Apple, кстати, около 80000 сотрудников, поэтому, если средний сотрудник зарабатывает 100000 долларов в год (что является высоким показателем), Apple могла бы повысить их всех на 5%, и это обойдется компании всего в 400 миллионов долларов в год, что на меньше 0.2% денежных средств, которые компания использует для обратного выкупа акций .

Другими словами, руководство Apple считает, что для компании лучше вернуть деньги акционерам (что увеличивает стоимость ее акций), чем инвестировать в заработную плату своих сотрудников.

Я не говорю, что Apple недоплачивает своим людям. Сотрудникам Apple хорошо платят (инженеры-программисты зарабатывают более 100 000 долларов), а торговым и сервисным представителям платят справедливо. Дело в том, чтобы понять, как думает руководство: в то время, когда компания наводнена прибылью, руководство предпочло инвестировать в стоимость ее акций.Компании не рассматривают сотрудников как инвестиции.

(недавняя статья в Business Insider показывает, что компании выкупили 4,4 триллиона долларов после рецессии 2008 года, 191 миллиард долларов только в этом последнем квартале). Это деньги просто возвращаются акционерам — почему они не вкладываются в сотрудников?

Почему компании боятся повышать заработную плату? Экономисты часто указывают на эффект «жесткой заработной платы».

Как экономисты преподают в школе, менеджмент ненавидит повышать заработную плату, потому что, как только вы ее повысите, будет трудно вернуть ее обратно.А в неизбежное время рецессии или замедления вы столкнетесь с высокой стоимостью рабочей силы.

Так сейчас действуют

менеджеров. Недавняя статья в Wall Street Journal указывает на то, что бонусы и льготы растут, но заработная плата остается относительно неизменной. Компании готовы выплатить премию в размере 25 000 долларов дизель-электрикам и членам экипажей, но они не хотят повышать базовую заработную плату. (Даже объявление Amazon о повышении заработной платы до 15 долларов в час сопровождалось сокращением вознаграждений за акции.)

Пункт 4. Теория липкой заработной платы имеет недостатки

Я разговаривал с экономистами по этому поводу, и теория «жесткой заработной платы» прочно укоренилась в умах людей. В этом теоретическом построении заработная плата растет медленно, потому что еще медленнее падает. Таким образом, менеджеры держатся за наличные и откладывают повышение зарплаты, потому что знают, как тяжело будет сократить их позже.

Но мое исследование показывает, что у этой философии есть недостатки, особенно в экономике, основанной на навыках, как мы имеем сегодня.

Предположим, что такая компания, как Google, Facebook, Amazon, Goldman или другой «прорыв в триллион долларов», решает платить людям больше. Они завышают цену на труд и платят людям высокую заработную плату, чтобы привлечь самых лучших.

(Amazon, например, предоставляет всем своим сотрудникам опционы на акции, которые часто стоят от десятков до сотен тысяч долларов всего за несколько лет.)

Эти высокопроизводительные компании просто игнорируют липкую теорию заработной платы и действуют как выигрывающие спортивные команды, предлагая высокие цены за супер-исполнителей.Создают ли они инфляцию заработной платы и усугубляют неравенство? Не обязательно.

Когда компания поднимает зарплату всем своим рабочим , в том числе обслуживающему персоналу, происходит нечто совершенно иное. Сотрудники чувствуют себя более преданными; их финансовая жизнь становится менее напряженной; они гордятся тем, что являются частью компании; их отношение и обслуживание клиентов и клиентов улучшаются. Фактически, бренд компании в сфере занятости становится более позитивным, поэтому каждая должность теперь привлекает более преданных, увлеченных и амбициозных людей — и в конечном итоге компания работает лучше.

Зейнеп Тон в тщательно проработанной книге The Good Jobs Strategy четко указывает на это, сравнивая заработную плату в Costco, Mercadona, Tesco и Wal-Mart. Ее исследование показало, что более высокая заработная плата в розничной торговле приводит к более прибыльной операции . Причина? Хорошо оплачиваемые сотрудники лучше обучены, они более вовлечены и проводят больше времени, помогая клиентам покупать правильные продукты. В одном из исследований они обнаружили, что увеличение почасовой оплаты труда на 1 доллар привело к увеличению общей прибыли на 40%, а это очень положительная отдача от инвестиций.

А как насчет проблемы спада деловой активности? Теория жесткой заработной платы говорит о том, что у вас меньше возможностей для снижения затрат.

Ну на самом деле все наоборот. Если менеджеры недоплачивают людям сейчас, возможность «сокращения оплаты труда» ограничена, поэтому, когда бизнес отказывается, менеджеры вынуждены увольнять людей. Хотя увольнения являются обычным явлением, они почти всегда приводят к отрицательному результату. Страдает не только бренд занятости компании, но и «синдром выжившего» тех, кто остается, резко снижает их лояльность и вовлеченность.

Обширные исследования, проведенные Уэйном Касио из Университета Денвера и учеными из Массачусетского технологического института и Уортона, доказывают, что компании, которые увольняют людей, а затем в течение многих лет работают неэффективно. Я отчетливо помню, как Circuit City пыталась «сократить путь к прибыльности» и в конце концов вышла из бизнеса. American Express и другие известные бренды столкнулись с этой проблемой, когда увольняли людей, так что это не просто признак компании с плохим продуктом или несинхронизированными предложениями. Увольнения наносят непоправимый ущерб.

С другой стороны, если вы хорошо платите людям с самого начала, и они чувствуют искреннюю приверженность компании, они сделают все, чтобы помочь справиться со спадом. Southwest Airlines не увольняла людей во время рецессии 2008 года, и они продолжают процветать. Стив Джобс, как известно, повторно инвестировал в инновации во время рецессии 2000 года и создал iPad.

Когда людям хорошо платят, у вас есть огромная гибкость, чтобы попросить людей временно снизить зарплату, и они останутся и будут работать еще усерднее.(Intel, компания, которая прошла через множество экономических циклов, известна своими инвестициями во время рецессии, потому что это время для привлечения самых ярких и востребованных людей.)

Пункт 5: Это проблема управления, а не проблема экономики

Суть в следующем: отставание в заработной плате в США — это не экономическая проблема, это действительно проблема менеджмента. Дух есть, а действий нет.

Так же, как Марк Бениофф, генеральный директор Salesforce, считает своей миссией «инклюзивный капитализм», а Джефф Безос финансирует 2-миллиардный фонд помощи бездомным, и многие другие генеральные директора пытаются заняться социальными проблемами, они не хотят действовать со своими зарплаты.И этот старый образ мышления сдерживает экономику.

Позвольте мне сделать еще один важный момент. В бизнес-школе нас учат, что труда — это затрат, которыми нужно управлять. Финансовые директора рассматривают стоимость фонда заработной платы (которая часто составляет 40 или 50% дохода) как одну из самых больших дискреционных расходов в отчете о прибылях и убытках.

Но на самом деле люди — это не расходы, а вложение. Как я люблю отмечать в своих выступлениях, человека являются ценным активом : чем больше мы вкладываем в них, тем больше мы видим производительности, обслуживания клиентов, инноваций и роста.А на сегодняшнем рынке труда повышение заработной платы позволяет работодателям привлекать самых амбициозных людей, к чему сейчас стремится каждая компания.

Я думаю, что мы должны переосмыслить и нашу бухгалтерскую практику: рассматривают труд как вложение , как машины. Но тот, который растет в цене, а не падает.

Также устарела практика оплаты труда

Когда я изучил эту проблему, мы обнаружили, что одна из проблем заключается в том, что практика оплаты труда устарела.

Недавно мы провели обширное исследование практики оплаты труда и обнаружили, что только 7% компаний считают, что их система оплаты труда соответствует их корпоративным целям, а 30% сказали нам, что она не согласована.

Почему? То, как мы платим людям, основано на устаревших моделях. Мы только ежегодно пересматриваем заработную плату; боимся переплачивать высокоэффективным; мы боимся объяснять людям, почему им платят то, что они есть.

Когда мы попросили сотрудников и сотрудников отдела кадров оценить их методы оплаты труда, мы нашли чистый балл промоутера -15, самый низкий из всех изученных нами методов управления персоналом.

Почему так сложно исправить практику оплаты? Не только финансовые директора удерживают компании, но и отдел кадров частично мешает.Компании обеспокоены равенством оплаты труда, диапазоном окладов, тщательным соблюдением критериев и отсутствием целостного представления о заработной плате. Люди хотят, чтобы им платили чаще, им нужен более широкий спектр льгот и им нужны программы, отвечающие их конкретным потребностям, а не просто списки программ, которые они никогда не планируют использовать.

Давление по поводу фиксирования заработной платы нарастает. Исследование института TIAA показало, что 40% взрослого населения США оценивают финансовую грамотность на уровне C, D или F; 1/3 американцев оплачивают минимальный баланс по кредитной карте, а средний долг по кредитной карте составляет 5 839 долларов, а средний пенсионный баланс составляет всего 3 000 долларов (50% американских семей не имеют сбережений).Другими словами, есть много проблем, и если работодатели восполнят эти пробелы, они получат огромное участие от своих сотрудников.

Если вы хотите просто повысить окупаемость инвестиций, подумайте о влиянии плохого финансового благополучия. То же исследование TIAA, которое я цитировал ранее, показывает, что 64% ​​миллениалов испытывают финансовый стресс (15% их зарплаты идут на студенческие ссуды), 32% говорят, что это влияет на их повседневную работу, а 33 рецензируемых исследования доказали, что финансовый стресс приводит к сердцу. атаки.

Звонок бизнес-лидерам и руководству

Я каждый день общаюсь с менеджерами по персоналу, сотрудниками и молодыми специалистами. Несмотря на количество рабочих мест, они недовольны своей зарплатой и изо всех сил стараются не отставать. Проблема не в мистической «экономике», а просто в том, как думают руководители и менеджеры.

Представьте себе, что ведущие компании, которые выкупили акции в течение как минимум десяти лет (Apple, 102 миллиарда долларов; Microsoft: 878 миллиардов долларов; Cisco: 228 миллиардов долларов; Oracle: 67 миллиардов долларов; JPM Chase, 63 миллиарда долларов; Wells Fargo, 56 миллиардов долларов; Intel: 55 долларов США). млрд; Home Depot: 51 млрд долларов) взяли крошечный процент этих денег и повысили заработную плату своих низкооплачиваемых сотрудников, работающих с клиентами.Будет ли это чувствовать компания? Я верю, что нет — и их эффективность как бизнеса вырастет.

Я считаю, что сейчас происходит новая парадигма менеджмента, при которой генеральные директора и финансовые директора должны понимать, что каждый сотрудник приносит огромную пользу компании. И если мы будем рассматривать их как актив, а не как расходы, мы обнаружим, что отдача от более высокой заработной платы больше, чем мы думали.

Если не хотите повышать зарплату, задам еще один простой вопрос. Что вы будете делать, учитывая высококонкурентный характер рынка труда? Программы благополучия и другие льготы растут, но их недостаточно.

Давайте не просто винить «экономику» в неравенстве доходов и медленно растущих зарплатах. Я бы посоветовал вам по-другому думать о своем бизнесе и помнить, что в сегодняшней экономике, основанной на услугах, продукт — это люди. Инвестируйте больше в людей, и прибыль последует.

Повышение минимальной заработной платы ускорит восстановление экономики и сократит субсидирование низкооплачиваемой работы налогоплательщиками

Президент Джо Байден включил в свой 1 доллар давно просроченное повышение заработной платы миллионам американских рабочих с минимальной заработной платой.На прошлой неделе был обнародован план спасения 9 триллионов человек. Его включение немедленно подверглось критике со стороны тех, кто утверждает, что он не имеет отношения к экономическому восстановлению и вызывает разногласия. Однако исследования Центра американского прогресса и многих экономистов показывают, что получение денег в руки тех, кто с наибольшей вероятностью их потратит, улучшит их общины и национальную экономику, а также сократит федеральные расходы.

С 2014 года CAP продемонстрировала, что повышение минимальной заработной платы значительно сократит использование Программы дополнительной помощи в области питания (SNAP), поскольку миллионы работников в настоящее время получают настолько низкую заработную плату, что им приходится полагаться на государственную сеть социальной защиты.Действительно, повышение федеральной минимальной заработной платы (и отмена субминимальной заработной платы для людей, работающих за чаевые, и людей с ограниченными возможностями) принесло бы экономике широкие выгоды, помимо заработной платы пострадавших работников. Повышение заработной платы — особенно для тех, кто находится в нижней части диапазона доходов — увеличивает экономическую активность на уровне общины и поддерживает местный бизнес; уменьшить размер, на который налогоплательщики субсидируют корпорации за низкую заработную плату, которую они платят; и уменьшить неравенство в оплате труда женщин и цветных людей, которое тормозит общий экономический рост.

Повышение минимальной заработной платы не вызовет разногласий: американские избиратели неоднократно выражали широкую поддержку обеих партий в пользу повышения минимальной заработной платы до 15 долларов. В ноябре 61 процент избирателей Флориды поддержали избирательные бюллетени, направленные на то, чтобы сделать именно это, даже несмотря на то, что избиратели штата поддержали переизбрание Дональда Трампа. Процент американцев, которые говорят, что они поддерживают повышение минимальной заработной платы, вырос во время пандемии — 66 процентов американцев поддержали повышение минимальной заработной платы в феврале 2020 года, а 72 процента поддержали его к августу 2020 года.

Отказ Сената в последние годы принять закон о минимальной заработной плате нанес реальный, ощутимый ущерб американским семьям. В последний раз Конгресс принимал повышение минимальной заработной платы в 2007 году, которое полностью прекратилось к 2009 году. С 2009 года работники с минимальной заработной платой в Америке пережили самый длительный период с 1938 года без повышения заработной платы, в то время как рост стоимости жизни одновременно подрывал значение минимальной заработной платы более чем на 17 процентов. В прошлом году CAP подчеркнула это, подчеркнув, сколько рабочих теряют каждый день, когда Сенат бездействует:

Пока Закон о повышении заработной платы ослабевает в Сенате, рабочие теряют 62 доллара за каждый восьмичасовой рабочий день, получая почасовую зарплату в 7 долларов.25 вместо 15 долларов. Это 310 долларов в неделю, 1348 долларов в месяц и 16 174 доллара в год. Устранение этих потерь также станет решающим шагом на пути к сокращению существующего разрыва в оплате труда женщин, особенно цветных женщин, которые непропорционально много работают на низкооплачиваемых и получающих чаевые профессиях.

Поскольку Конгресс работает над законодательством о спасении от коронавируса и последующим пакетом мер по восстановлению экономики, минимальная заработная плата не должна отменяться. Повышение заработной платы малообеспеченных рабочих будет стимулировать экономику; существенно снизить сумму, которую страна тратит на программы социальной защиты, такие как SNAP; и уменьшить экономическое неравенство, тем самым способствуя дополнительному экономическому росту в период восстановления.

Стимулируйте экономику, вкладывая больше денег в кошельки рабочих

Поэтапное повышение минимальной заработной платы в период с 2021 по 2025 год повысит потребительские расходы и экономический рост по мере выхода страны из состояния общественного здравоохранения и экономического кризиса.

Различные методологические подходы предсказывают различные совокупные эффекты повышения минимальной заработной платы. Однако расчеты однозначно указывают на то, что повышение заработной платы порождает стимул, особенно повышение заработной платы для низкооплачиваемых рабочих:

  • Самый последний анализ Института экономической политики показал, что повышение минимальной заработной платы до 15 долларов к 2025 году приведет к увеличению заработной платы на 107 миллиардов долларов.Их более ранний анализ показывает, что увеличение с 7,25 до 9,80 долларов в час в период с 2012 по 2014 год привело бы к «примерно 100 000 новых рабочих мест».

Широкий консенсус в академических исследованиях за последние 30 лет развенчал идею о том, что повышение минимальной заработной платы заставляет работодателей нанимать меньше людей. Экономисты обнаружили, что минимальная заработная плата в размере 15 долларов не приведет к сокращению занятости даже в тех областях, где в настоящее время самая низкая заработная плата. Десятки тщательных исследований показали, как законы о минимальной заработной плате влияют на заработки и занятость под влиянием основополагающей работы Дэвида Карда и Алана Крюгера в 1994 году.Весной 2019 года видные экономисты из США и Великобритании опубликовали анализ 138 изменений минимальной заработной платы на уровне штата с 1979 года, обнаружив, что общее количество низкооплачиваемых рабочих мест осталось неизменным после повышения и что низкооплачиваемые рабочие, которые уже были при заработке выше минимального также наблюдалось умеренное повышение заработной платы. Фактически, по данным Министерства труда США, в 2014 году 13 штатов, которые повысили минимальную заработную плату, добавили рабочие места более быстрыми темпами, чем штаты, которые этого не сделали.

Новый анализ, проведенный выдающимся старшим научным сотрудником CAP Останом Гулсби, показывает, что индивидуальный выбор потребителей, движимый страхом заражения COVID-19, а не юридическое закрытие территорий или распоряжения на дому, в значительной степени повлиял на изменения в потребительском трафике и расходах.Это указывает на то, что как только уровень вакцинации увеличится и страх заражения уменьшится, структура потребительских расходов изменится, если у потребителей будет достаточно средств для их расходования.

Постпандемическая экономика предоставит стратегический момент для обеспечения того, чтобы те, кто из домохозяйств с низким доходом (которые с большей вероятностью потратят каждый дополнительный доллар, который они получают в качестве заработной платы, чем люди с более высокими доходами), смогут увеличить свое потребление по мере необходимости. Новое исследование показывает, что повышение минимальной заработной платы особенно сильно влияет на реальные расходы домашних хозяйств на продукты питания, особенно продукты питания, приготовленные вне дома.Эта категория увеличения расходов будет особенно полезна для восстанавливающегося ресторанного сектора.

Убедиться, что налогоплательщики не субсидируют корпорации из-за низкой заработной платы рабочих

Ничтожная оплата с постоянно снижающейся покупательной способностью гарантирует, что многие люди, которые работают полный рабочий день за минимальную заработную плату, полагаются на такие программы, как SNAP и Medicaid, для обеспечения своих семей продуктами питания и медицинским обслуживанием. Фактически это означает, что федеральное правительство субсидирует низкооплачиваемых работодателей для покрытия их затрат на рабочую силу, в то время как их работники едва обходятся стороной.

CAP содержит ряд работ, демонстрирующих, как работники с минимальной заработной платой используют SNAP, чтобы обеспечить еду для своих семей, требуя от налогоплательщиков субсидировать корпорации, которые недоплачивают своим работникам.

  • В новаторском отчете CAP за 2014 г., подготовленном Калифорнийским университетом, экономистом Беркли Майклом Райхом и Рэйчел Уэст было обнаружено, что одновременное предложение о повышении минимальной заработной платы до 10,10 долл. США в час приведет к сокращению числа участвующих в программе SNAP на 3,1 до 3,6 миллиона человек, что приведет к ежегодному сокращению числа расходы на программу составили около 4 долларов.6 миллиардов.
  • Затем Рэйчел Уэст обновила эти цифры в статье CAP за 2015 год, в которой были представлены предложения по увеличению минимальной заработной платы до 12 долларов в час. Уэст обнаружил, что расходы на SNAP будут сокращаться примерно на 5,3 миллиарда долларов в год в сегодняшних долларах, что сэкономит налогоплательщикам более 7 процентов общих расходов на SNAP. При полном внедрении Уэст также обнаружил, что в течение следующего десятилетия экономия составит 52,7 миллиарда долларов.
  • В этой статье CAP выделил результаты последующего исследования Калифорнийского университета в Беркли, в котором оценивалась оценка U.Ежегодно налогоплательщики S. оплачивают 152,8 миллиарда долларов в рамках программ государственной помощи низкооплачиваемым работникам, вместо того, чтобы их работодатели выплачивали заработную плату и пособия в размере, соответствующем прожиточному минимуму.

В статье за ​​2019 год экономист Ариндраджит Дубе изучил влияние повышения минимальной заработной платы на работников, получающих самые низкие 30 процентов дохода, и обнаружил, что повышение приносит этим работникам значительный прирост дохода. Дуб также заметил, что при учете воздействия программ государственной помощи (неденежные переводы, включая SNAP, школьные обеды и жилищные субсидии) и налоговых льгот (EITC и налоговые льготы на детей), эти приросты дохода были лишь на две трети меньше.Компенсация представляет собой значительное сокращение расходов налогоплательщиков, фактически заменяя государственную помощь заработками от трудовой деятельности. Дьюб также отмечает, что «сокращение государственных льгот, таких как SNAP, может повысить эффективность, поскольку в принципе эти программы финансируются за счет налогообложения, которое может иметь безвозвратные убытки».

Сокращение неравенства приведет к более высокому и устойчивому росту

За последнее десятилетие исследования и политические рекомендации CAP документально подтвердили, как неравенство замедляет рост, с особым акцентом на экономическое неравенство, проистекающее из структурного расизма и сексизма.Уменьшение неравенства в доходах и работа по устранению разрыва в уровне благосостояния (еще одно неравенство, препятствующее общему росту) требует целенаправленной политики для обеспечения экономической безопасности. Повышение минимальной заработной платы — один из инструментов борьбы с этим неравенством и, следовательно, стимулирования роста.

Женщины (и в особенности цветные женщины) чрезмерно представлены на работе с минимальной заработной платой, и исследование CAP показывает, что это особенно верно в тех профессиях, где люди получают чаевые, но получают всего лишь 2 доллара.13 в час их работодателем. Национальный центр права женщин подсчитал, что «для женщин, работающих полный рабочий день в штатах с минимальной заработной платой 10 долларов в час или более, разница в заработной плате на 34 процента меньше», чем разрыв в уровне благосостояния в штатах с минимальной заработной платой в 7,25 доллара.

Исследование

CAP показывает, что в 2017 году 64 процента женщин были единственными или основными кормильцами своей семьи, а на долю женщин приходится большая часть потребительских расходов в экономике. Почти 59 процентов работников, получающих федеральную минимальную заработную плату, — женщины.Таким образом, повышение минимальной заработной платы может стимулировать потребительские расходы.

Чернокожие и латиноамериканские рабочие непропорционально представлены в профессиях с самой низкой заработной платой. Почти треть всех чернокожих рабочих и четверть всех рабочих-латиноамериканцев получат прибавку ниже минимальной заработной платы в 15 долларов. Уменьшение неравенства доходов приведет к увеличению общего экономического роста, поскольку экономический рост в Соединенных Штатах ограничен неравенством доходов.

Заключение

Вместо того, чтобы продолжать субсидировать корпорации, которые платят мизерную заработную плату рабочим — что означает, что эти работники должны найти необходимую поддержку в системе социальной защиты, — более высокая минимальная заработная плата поможет миллионам семей выбраться из бедности и будет способствовать дальнейшему стимулированию экономики.По мере того, как мы движемся к постпандемическому восстановлению экономики, увеличение денежных средств семьям, которые с наибольшей вероятностью потратят хоть какой-то маржинальный доллар, окажет огромное влияние на потребительские расходы. Повышение минимальной заработной платы приведет к просроченному повышению зарплаты и будет своевременным для восстановления экономики.

Лили Робертс — управляющий директор отдела экономической политики Центра американского прогресса. Бен Олински — старший вице-президент по политике и стратегии Центра.

Влияние пандемии на измеряемый рост заработной платы

Председатель Сесилия Роуз и Марта Гимбел


Обычно, когда мы видим рост заработной платы, экономика растет. Так как же получилось, что апрель 2020 года — месяц, когда экономика США потеряла 21 миллион рабочих мест — стал одним из самых быстрых темпов роста заработной платы за последнее время? И если рост заработной платы замедлится в ближайшие месяцы или даже перейдет в отрицательную зону, что это скажет нам о восстановлении экономики? В этом блоге мы объясняем, почему мы считаем, что эти тенденции объясняются двумя проблемами измерения — составом рабочей силы и базовыми эффектами, и почему в ближайшие месяцы будет легко неверно истолковать данные о средней заработной плате.

Высокий рост средней заработной платы в нездоровой экономике: весна 2020 года

В апреле 2020 года Бюро статистики труда (BLS) сообщило, что рост средней почасовой заработной платы в годовом исчислении резко вырос примерно до 8 процентов — самого высокого уровня, наблюдавшегося с начала этой серии в 2006 году. Чрезвычайный рост заработной платы явно не был признаком здоровой экономики или свидетельством того, что работодатели существенно повысили заработную плату.

Резкое увеличение средней заработной платы за один месяц произошло из-за того, что миллионы относительно низкооплачиваемых рабочих потеряли работу, в то время как относительно высокооплачиваемых рабочих остались занятыми.Изменение состава занятых привело к росту средней заработной платы. Когда изменения в данных вызваны сдвигом основных характеристик — например, уменьшение количества низкооплачиваемых рабочих, остающихся в составе рабочей силы, — экономисты называют эти эффекты состава .

Может быть полезен простой пример. Рассмотрим рынок труда с тремя работниками: работник А зарабатывает 10 долларов в час; Рабочий Б зарабатывает 20 долларов в час; Рабочий C зарабатывает 60 долларов в час. Средняя почасовая оплата на этом иллюстративном рынке труда составляет 30 долларов.Но предположим, что работник А уволен. Теперь средняя почасовая оплата только для рабочих B и C составляет 40 долларов. Средняя сумма выросла на 10 долларов не из-за роста заработной платы, а из-за изменения состава рабочей силы.

BLS публикует информацию о росте заработной платы как часть своей публикации Current Employment Statistics: эти данные отражают изменение на средней заработной платы для работников частного сектора, и поэтому любое изменение в составе работающих влияет на изменение средней заработной платы. .Как показано на Рисунке 1 (выше), этот показатель неизменно оставался высоким на протяжении всей пандемии (отмечен заштрихованной областью справа), поскольку на сегодняшний день занятость на низкооплачиваемых должностях полностью не восстановилась.

Средняя заработная плата обычно повышается во время рецессии, поскольку работники с более низкой заработной платой часто подвергаются увольнению с большей вероятностью, чем более высокооплачиваемые. Во время Великой рецессии (заштрихованная область на Рисунке 1 слева) изменение средней заработной платы в годовом исчислении выросло более чем на 3 процента, а затем снова снизилось.

Но сдвиг во время пандемической рецессии был гораздо более драматичным, чем во время Великой рецессии, из-за уникального характера этого спада: закрытие несущественных личных предприятий привело к исторической потере рабочих мест в сфере досуга и отдыха. гостеприимство, одна из отраслей с самой низкой заработной платой, в то время как высокооплачиваемые специалисты могли работать удаленно и подвергались относительно небольшому количеству увольнений. Кроме того, внезапное и серьезное начало пандемии и последовавший за ней экономический кризис также привели к значительным резким композиционным эффектам.

Мы можем понять влияние эффектов состава на среднюю заработную плату, проанализировав второй показатель BLS роста почасовой заработной платы, Индекс стоимости занятости (ECI). ECI сохраняет соотношение занятости по отраслям и профессиям постоянным во времени, что предотвращает его влияние на смену низкооплачиваемой и высокооплачиваемой работы; то есть ECI показывает среднее изменение заработной платы по отраслям и профессиям. Обратите внимание, что данные на Рисунке 2 (выше) не показывают резкого скачка во время пандемии, скорее, рост средней заработной платы снизился до 2.8 процентов в конце 2020 года с 3 процентов в конце 2019 года. Различные данные о заработной плате с корректировкой по составу, полученные Федеральным резервным банком Атланты, также не показывают увеличения роста заработной платы во время пандемии.

Прогнозируемая средняя заработная плата снижается по мере восстановления экономики: весна 2021 года

Хотя средний рост заработной платы был необычно высоким во время пандемии, мы ожидаем, что он, вероятно, резко снизится в ближайшие месяцы из-за двух эффектов: базовых эффектов и эффектов состава.Эти два фактора будут работать в тандеме, сдерживая рост средней заработной платы и даже способствуя отрицательному изменению в годовом исчислении.

Если мы вернемся к работникам A, B и C, предположим, что работник A теперь снова нанят. Средняя заработная плата снизится до 30 долларов в час. По сравнению с прошлым годом средняя заработная плата снизилась на 25% с 40 долларов в час, когда работник А не работал. Но это большое снижение полностью связано с увольнением и повторным наймом рабочего А, что создает комбинацию базовых эффектов и эффектов композиции, снижающих рост заработной платы.

Базовые эффекты

Первое действующее математическое явление, которое бросит вызов интерпретации данных, — это базовых эффектов : внезапные повышения или понижения измеряемого роста из-за уровня начального значения. Учитывая аномально высокую среднюю заработную плату прошлой весной, мы можем увидеть необычно большое снижение средней заработной платы этой весной.

Чтобы понять эти базовые эффекты, обратите внимание, что в апреле 2021 года мы сравним среднюю заработную плату со средней заработной платой в том же месяце прошлого года, когда средняя заработная плата была относительно высокой, потому что низкооплачиваемые работники потеряли работу и не работали. считается в среднем (как указано выше).Фактически, это механическое снижение средней заработной платы может быть настолько большим, что годовой рост средней заработной платы может превратиться в в минус уже в этом месяце. Чтобы понять, почему, уровень средней заработной платы в апреле 2020 года составлял 30,07 доллара в час, а в марте 2021 года — 29,96 доллара в час. Хотя у нас еще нет данных за апрель 2021 года, данные за март предполагают снижение средней заработной платы в годовом исчислении, если рассчитывать на основе искусственно завышенного среднего значения в апреле 2020 года.

Эффекты композиции

На сегодняшний день во время этого экономического спада композиционные эффекты искусственно повысили уровень средней заработной платы, создав базовый эффект, о котором мы говорили выше.Но по мере того, как экономика начинает восстанавливаться и снова добавляются низкооплачиваемые рабочие места, эффекты композиции, вероятно, будут работать в противоположном направлении, механически уменьшая среднюю заработную плату на . Эффекты композиции могут проявляться как в отрасли (например, добавление большего количества рабочих мест в сфере досуга и гостеприимства, которые, как правило, ниже оплачиваются), так и внутри отрасли (например, при приеме на работу обратно низкооплачиваемых работников в кино и звукозаписи, которые с большей вероятностью будут уволены во время пандемии, чем более высокооплачиваемые работники в этой отрасли).

Последствия для роста заработной платы

Мы исследуем комбинированное влияние этих двух математических факторов на рисунке 3 с чисто иллюстративным упражнением. Он показывает, каким будет рост заработной платы, если предположить, что все отрасли вернутся к уровню занятости до пандемии в феврале 2020 года по состоянию на декабрь 2021 года, и что восстановление занятости будет равномерно распределено в течение следующих девяти месяцев; мы также предполагаем, что средняя заработная плата в отраслях останется на уровне марта 2021 года. Другими словами, любые изменения заработной платы в этой модели полностью обусловлены эффектами структуры занятости.Это исследование показывает незначительный рост средней заработной платы до конца текущего года с вероятностью того, что рост заработной платы станет отрицательным, особенно в апреле.

Мы отмечаем, что рост заработной платы этой весной можно было бы оценить еще ниже, если бы он был скорректирован с учетом инфляции, потому что измеренная инфляция, вероятно, временно повысится в ближайшие месяцы, отчасти из-за эффекта базы (как обсуждалось в предыдущем сообщении в блоге CEA). В то время как эффекты базы заработной платы замедлят измеряемый рост средней заработной платы, эффекты ценовой базы, вероятно, вызовут временно более высокие оценки инфляции.Цены были подавлены, когда разразилась пандемия, и с тех пор измеренная инфляция была слабой. Но теперь из-за низкого уровня цен весной 2020 года (и других факторов, обсуждаемых в предыдущем блоге) измеренная годовая инфляция увеличилась. Учитывая все эти факторы, вполне возможно, что заявленная реальная средняя заработная плата может упасть быстрее, чем мы видели раньше.

Важно отметить, что эти вычислительные причуды не следует путать с опытом обычного работника. Большинство рабочих не получали исторического повышения в апреле 2020 года, даже несмотря на то, что это то, что предполагает средняя заработная плата.Аналогичным образом, типичный рабочий вряд ли испытает замедление роста заработной платы, которое мы ожидаем увидеть в следующих данных по мере улучшения экономики.

Заключение

Средняя заработная плата прямо сейчас определяется рядом различных факторов, включая, помимо прочего, состав и базовые эффекты в заработной плате. Не исключено, что в ближайшие месяцы общие оценки роста средней заработной платы будут отрицательными. Однако эти отрицательные оценки будут отражать эффекты состава и базы, снижающие среднюю заработную плату, а не сокращение заработной платы рабочих.Администрация уделяет пристальное внимание тому, как эти влияния влияют на экономические данные. Мы ожидаем, что по мере того, как экономика вернется в норму, эти аномалии постепенно исчезнут.

Заработная плата растет, но инфляция, возможно, привела к снижению заработной платы на 2%.

Почасовая оплата рабочих в июне подскочила самым быстрым темпом за более чем десятилетие. Тем не менее, некоторые из них увидели, что эти достижения были сведены на нет высоким уровнем инфляции.

«Реальная заработная плата» — показатель дохода после учета стоимости товаров и услуг, покупаемых людьми, — упала в среднем почти на 2% в прошлом месяце по сравнению с 2020 годом.Республиканцы в Сенате заявили в среду, что в результате американцы получили сокращение заработной платы.

«Основные продукты американской жизни растут в геометрической прогрессии», — сказал сенатор Тим Скотт из штата Южная Каролина, который привел такие примеры, как более высокие цены на бензин, стирку, авиабилеты, расходы на переезд, отели, бекон и телевизоры.

Дополнительная информация с сайта Personal Finance:
Walmart оплачивает 100% стоимости обучения в колледже и учебников для своих сотрудников
Сколько победители лотереи вакцины могут задолжать в виде налогов
Способы увеличения ежемесячных налоговых выплат на ребенка

Аргумент о том, что инфляция влияет на рост заработной платы, верен, по мнению экономистов.Тем не менее, по их словам, есть много нюансов.

Во-первых, сокращение заработной платы потребителя зависит от его заработка и от того, что он покупает.

«Если цены растут быстрее, чем заработная плата, то люди получают сокращение заработной платы с поправкой на инфляцию», — считает Майкл Стрейн, директор по исследованиям экономической политики Американского института предпринимательства, аналитического центра, придерживающегося правых взглядов. «В конечном счете, это сильно различается для каждого человека».

Кроме того, инфляция была нестабильной и может оказаться временной, а это означает, что снижение покупательной способности может быть кратковременным, считают экономисты.

Инфляция и рост заработной платы

Средняя почасовая оплата выросла на 3,6% до 30,40 доллара в июне по сравнению с тем же месяцем 2020 года. Согласно данным, собранным Институтом экономической политики, это самый большой скачок с января 2009 года.

Между тем индекс потребительских цен, показатель инфляции, подскочил на 5,4% за тот же период — максимум с августа 2008 года.

В совокупности это составляет в среднем 1,7% -ную потерю покупательной способности с учетом сезонности. корректировки, согласно Бюро статистики труда.

«Инфляция — это налог», — сказал Уильям Фостер, вице-президент Moody’s Investors Service. «Это лучший способ думать об этом».

Инфляция больше всего влияет на людей с низкими доходами, которые тратят больше своего среднего доллара на бензин, продукты питания и другие товары, которые могут дорожать, сказал Фостер. Он добавил, что более состоятельные люди, которые, как правило, имеют больше финансовых активов, таких как акции или дома, могут лучше компенсировать влияние инфляции.

Но в результате не всем обязательно сократили зарплату.Скачок годовой инфляции на 5,4% обусловлен в среднем по многим товарам — и домохозяйства не обязательно покупают те, которые становятся намного дороже.

Например, этот показатель включает цены на подержанные легковые и грузовые автомобили, которые выросли примерно на 45% по сравнению с июнем 2020 года — это самое большое изменение за всю историю наблюдений. Этот ценовой шок не ударит по кошельку, если он не купит подержанную машину.

Точно так же цены на бензин выросли на 45%. Эти дополнительные расходы будут нести водители, но, возможно, не горожане, пользующиеся общественным транспортом.

Для сравнения, цены на продукты питания выросли всего на 2,4% за то же время, что ниже, чем при более широком измерении инфляции.

Поведение потребителей

Индекс потребительских цен также не учитывает изменения в поведении потребителей, которые могут изменить то, что они покупают, чтобы избежать этих более высоких затрат.

Например, можно переключиться на курицу с говядины, чтобы сэкономить, или отложить покупку автомобиля до тех пор, пока цены не упадут.

«Люди реагируют на изменения цен, изменяя свое потребление», — говорит Ноа Уильямс, профессор экономики Университета Висконсин-Мэдисон и научный сотрудник Манхэттенского института.

Ценовой индекс расходов на личное потребление, еще один показатель инфляции, учитывает эти сдвиги. Бюро экономического анализа еще не опубликовало цифру за июнь. Но в мае индекс PCE был на 1,1 процентного пункта ниже, чем годовое значение индекса потребительских цен (3,9% против 5%), что указывает на то, что потребители покупали товары по более низкой цене.

Однако, по словам Кейси Маллигана, профессора экономики Чикагского университета, эти изменения по-прежнему накладывают определенные затраты на потребителей, если не сказать явно.

«Они пытаются свести к минимуму зло, но они оба зла», — сказал Маллиган, который был главным экономистом Совета экономических советников Белого дома при администрации Трампа.

Искажения

По мнению экономистов, есть также основания опасаться переоценки показателей инфляции и заработной платы, поскольку экономика США восстанавливается после пандемии Covid-19.

Это связано с экономическими искажениями, вызванными вирусом. Например, потребительские цены упали в начале пандемии.Сравнение сегодняшних цен с более низкими ценами год назад, естественно, приведет к тому, что показатели инфляции будут казаться высокими.

Аналогичным образом, данные о заработной плате могут быть искажены непропорционально большим количеством увольнений среди низкооплачиваемых рабочих во время пандемии. Например, в апреле 2020 года средняя почасовая оплата подскочила на 8% (самый высокий показатель за всю историю) даже на фоне массовых увольнений, поскольку в составе рабочей силы осталось больше высокопоставленных сотрудников.

Возможно, сейчас происходит то же самое, но в обратном порядке. По мере восстановления экономики и повторного найма низкооплачиваемых рабочих средний заработок может казаться подавленным.

«Это могло бы немного ввести в заблуждение» предполагать, что рабочим сокращают зарплату, по словам Сьюзан Хаусман, директора по исследованиям в W.E. Институт Апджона по исследованию занятости.

«[Состав персонала] особенно меняется во время спадов и подъемов, поэтому нужно быть осторожным при интерпретации этих данных», — сказала она.

Временное или нет?

По мнению экономистов, неясно, является ли повышение потребительских цен и заработной платы временным или более продолжительным.

Однако, по крайней мере, часть инфляции может быть объяснена вероятной краткосрочной динамикой, такой как ограничения предложения и всплеск спроса, поскольку потребители выходят из спячки, вызванной пандемией, заявили они.

Например, недавние высокие цены на газ были частично вызваны тем, что основные нефтедобывающие страны не смогли прийти к соглашению об увеличении поставок нефти в начале июля, согласно AAA. А нехватка микрочипов привела к резкому скачку цен на автомобили.

Однако некоторые ожидают, что инфляция сохранится.

«Инфляция не будет преходящей», — сказал Bloomberg TV в пятницу главный экономический советник Allianz SE Мохаммед Эль-Эриан. «У меня есть целый список компаний, объявивших о повышении цен, которые сказали нам, что ожидают дальнейшего повышения цен и ожидают, что они останутся неизменными», — добавил он.

Заработная плата, похоже, выросла в последние месяцы на фоне растущего спроса на рабочих, по данным Министерства труда. По словам Хаусмана, повышение заработной платы может длиться дольше, чем высокая инфляция, поскольку предприятия часто не сокращают зарплату после ее повышения.

«Обычно мы не снижаем зарплату», — сказала она. «Работодатели обычно этого не делают.

« Так что в этом смысле они более липкие ».

Повышение минимальной заработной платы поможет, а не повредит экономике

Минимальная заработная плата в США не изменилась через 11 лет. Должен ли он стать предметом горячих споров во время последних президентских дебатов в четверг.

Президент Дональд Трамп утверждал, что повышение минимальной заработной платы сокрушит малые предприятия, многие из которых уже борются из-за пандемии, утверждая, что решение следует оставить на усмотрение штатов.Кандидат от демократов Джо Байден повторил свое предвыборное обещание повысить минимальную заработную плату с нынешних 7,25 долларов до 15 долларов.

Установление минимальной заработной платы в размере 15 долларов было долгосрочной целью поддерживаемых профсоюзами правозащитных групп, которые начали оказывать давление на крупные компании, такие как McDonald’s и Walmart, с целью выплаты рабочим 15 долларов в час в 2012 году. Демократическая партия внесла часть минимальной заработной платы в размере 15 долларов. своей платформы перед предвыборным сезоном 2016 года. Несколько штатов с высокой стоимостью жизни — Калифорния, Коннектикут, Иллинойс, Мэриленд, Массачусетс, Нью-Джерси и Нью-Йорк — а также некоторые города приняли законы, которые со временем повысят минимальную заработную плату до 15 долларов, а также 29 штатов. поскольку в округе Колумбия минимальная заработная плата выше федеральной.

Проблема явно находит отклик у избирателей: «Заработная плата» была самой популярной темой в 44 штатах во время дебатов (в остальных шести штатах чаще всего искали «безработица»). Однако опросы показывают, что точка зрения Трампа расходится с точкой зрения большинства американцев: по данным Pew Research Center, две трети хотят видеть минимальную заработную плату в размере 15 долларов.

Бизнес-группы утверждали, что повышение минимальной заработной платы вынуждает владельцев бизнеса увольнять рабочих, и Трамп поддержал это утверждение в ходе дебатов.Реальность более сложна: свидетельства потери работы противоречивы, а выгоды получают некоторые из наиболее уязвимых слоев населения страны.

С точки зрения сокращения неравенства доходов и благосостояния повышение минимальной заработной платы — это хорошо. «Преимущества с точки зрения сокращения неравенства — получение денег в карманы людей, стимулирование рынка — очень хорошо доказаны», — сказал Тилль фон Вахтер, профессор экономики и директор Калифорнийской лаборатории политики Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

«Лучшее свидетельство того, что разумно установленная минимальная заработная плата имеет большой смысл. Они повышают заработки, сокращают индивидуальную и семейную бедность и не оказывают заметного отрицательного воздействия на занятость », — сказал Дэвид Аутор, профессор экономики Массачусетского технологического института и сопредседатель Целевой группы Массачусетского технологического института по работе в будущем.

Отчет Бюджетного управления Конгресса в прошлом году показал, что минимальная заработная плата в размере 15 долларов увеличит доход 27 миллионов рабочих, 17 миллионов из которых в настоящее время зарабатывают меньше этой суммы, а остальные 10 миллионов зарабатывают чуть более 15 долларов в час, но все это чья заработная плата повысится из-за того, что экономисты называют «побочным эффектом».

С поправкой на инфляцию сегодняшняя минимальная заработная плата дает рабочим гораздо меньшую покупательную способность, чем когда-то. С момента достижения пика 52 года назад покупательная способность минимальной заработной платы упала на 31 процент, что эквивалентно 6800 долларам для человека, работающего полный рабочий день при минимальной заработной плате в течение года.

«Реальная стоимость минимальной заработной платы в США находится на историческом минимуме», — сказал Автор. «Я был бы счастлив увидеть что-то вроде 12 или 13 долларов, индексированных с учетом инфляции, чтобы они снова не потеряли свою актуальность в течение 10 лет.

Заработная плата в 15 долларов поднимет 1,3 миллиона домашних хозяйств выше черты бедности, но оборотной стороной может быть меньше рабочих мест. CBO оценило среднюю потерю 1,3 миллиона рабочих мест, хотя также признало значительную двусмысленность этой цифры. «Результаты исследовательской литературы о том, как изменения в федеральной минимальной заработной плате влияют на занятость, сильно различаются», — говорится в сообщении агентства.

10-процентное увеличение базовой оплаты труда связано с увеличением на 1,5 процентных пункта вероятности того, что работники останутся со своим нынешним работодателем, что может привести к значительной экономии средств для компаний.

Учитывая огромное социальное воздействие, которое более высокая минимальная заработная плата окажет на жизнь беднейших американцев, фон Вахтер сказал, что политики должны рассматривать этот потенциал как приемлемый риск. «Мы принимаем эти небольшие затраты на повышение эффективности, потому что считаем целесообразным обеспечить такое перераспределение. Мы принимаем компромисс между затратами и выгодами », — сказал он, добавив, что большинство исследований не дали никаких доказательств того, что более высокая минимальная заработная плата приводит к потере рабочих мест.

Некоторые исследования даже показали обратное: более высокая минимальная заработная плата может в некоторых ситуациях увеличить занятость.Изучая практику найма в крупных сетевых магазинах, фон Вахтер обнаружил, что повышение минимальной заработной платы имеет наиболее положительный эффект на рынках труда, на которых доминируют лишь несколько крупных работодателей.

Загрузите приложение NBC News для последних новостей и политики

Другие данные показывают, что более высокая заработная плата повышает удовлетворенность работников и ведет к снижению текучести кадров, что может помочь снизить более высокие затраты работодателя на заработную плату. Согласно Glassdoor, 10-процентное увеличение базовой заработной платы связано с 1.Повышение на 5 процентных пунктов вероятности того, что работники останутся со своим текущим работодателем, что может привести к значительной экономии средств для компаний. Замена низкооплачиваемого рабочего стоит около 16 процентов годовой зарплаты этого работника.

Минимальная заработная плата, которая не повышалась с 2009 года, будет становиться все более неустойчивой для людей, полагающихся на нее, считают эксперты. «Есть много места для его увеличения, [и] работники от этого выиграют», — сказал Автор. «Мы можем позволить себе добиться большего».

Марта К.Уайт — корреспондент NBC News, пишущий о бизнесе, финансах и экономике.

Разделение заработной платы и производительности: какие последствия для государственной политики?

Разделение заработной платы и производительности: какие последствия для государственной политики? — ОЭСР

Некоторые страны ОЭСР борются не только с медленным ростом производительности, но и с замедлением роста реальной средней заработной платы по сравнению с ростом производительности, что отразилось на снижении доли заработной платы в ВВП.В то же время рост низкой и средней заработной платы отставал от роста средней заработной платы, что способствовало усилению неравенства в заработной плате. В совокупности эти изменения привели к тому, что рост низкой и средней заработной платы отделился от роста производительности.

Прочтите статью: Разделение заработной платы и производительности: какие последствия для государственной политики? (pdf)

Выводы

  • В среднем по 24 странам ОЭСР рост реальной средней заработной платы не связан с ростом производительности, но между странами существуют большие различия.
  • Глобальные разработки в области технологий и торговли оказали понижательное давление на реальную среднюю заработную плату по сравнению с производительностью, но внутренняя политика и институты могут объяснить большие различия в разделении между странами.
  • Имеются некоторые свидетельства динамики «победитель получает большинство», поскольку доля рабочей силы на технологической границе снизилась, а разброс заработной платы между фирмами увеличился.

Значительное разъединение в ОЭСР…

… но большие различия между странами …

… что частично отражает различия в динамике фирм…

… а также государственная политика и учреждения

.

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *