Регион опережающего развития: Территория опережающего социально-экономического развития в моногороде Зверево

Содержание

3. Центры регионального развития / КонсультантПлюс

3. Центры регионального развития

Инновационный и социально ориентированный путь развития предполагает многополярное развитие территории страны и формирование новых зон опережающего развития. Конфигурация пространственного развития становится более разнообразной, не привязанной жестко к сложившимся энерго-сырьевым зонам и финансовым центрам, появляются новые центры инновационного роста, опирающиеся на концентрацию человеческого и технологического потенциала.

Развитие центральной части России связано с расширением зоны опережающего экономического роста за пределы Московской городской агломерации при максимальном использовании преимуществ емкого столичного рынка, с реализацией потенциала исторически сложившихся специализаций регионов и инновационной диверсификацией их экономики.

Расширение сети высокоскоростных магистралей создаст условия для формирования в структуре Московской городской агломерации новых мест расселения с высоким качеством жизни и деловой инфраструктуры, что в совокупности с мощным научно-образовательным потенциалом столицы и научно-инновационных центров (наукоградов), прежде всего г.

г. Дубны, Черноголовки, Зеленограда, Троицка, Протвино, Королева и Обнинска, создаст основу для рационального размещения новых высокотехнологических производств в обрабатывающих отраслях экономики и современных траспортно-логистических и сервисно-управленческих комплексов.

В свою очередь, формирование новых центров передовой индустрии и современной сервисной экономики даст импульс развитию технологической модернизации исторически сложившихся обрабатывающих отраслей центров машиностроения, металлургии, химии и нефтехимии, авиационной и легкой промышленности, сконцентрированных в крупных городах центральной части России.

Развитие московского логистического узла, международных и российских полимагистральных транспортных коридоров, связывающих области со столицей, обеспечит снижение транспортных издержек и рост инвестиций в обрабатывающие производства, ориентированные на столичный рынок сбыта, а также повысит трудовую мобильность населения.

Развитие экономики субъектов Российской Федерации, расположенных в Центрально-Черноземном регионе, связано прежде всего с использованием его главного конкурентного преимущества — плодородных земель, применением передовых технологий ведения сельского хозяйства, модернизацией отраслей переработки сельскохозяйственной продукции, а также модернизацией предприятий горнодобывающей и металлургической отраслей, ориентированных на освоение рудных запасов Курской магнитной аномалии.

Развитие Северо-Западного региона определяется экономическим и инновационным потенциалом Санкт-Петербургской городской агломерации, выходом к важнейшим морским коммуникациям, наличием ресурсной базы для топливной, металлургической, химической, лесной и рыбной отраслей. Рост этой агломерации страны и прилегающих регионов будет в основном определяться развитием транспортных и деловых услуг, высокотехнологичных импортозамещающих отраслей обрабатывающей промышленности, в частности военно-промышленного комплекса, судостроения и автомобилестроения, а также традиционных индустриальных отраслей северо-западных регионов, в частности машиностроения, приборостроения, электротехники, металлургии, химии и биофармацевтики.

В ресурсодобывающих областях Северо-Западного региона особое значение приобретает использование новых технологий для развития и модернизации приоритетных отраслей, включая растущую добычу нефтегазовых ресурсов, в том числе на шельфе, металлургии, лесной промышленности с переходом к глубокой переработке древесины, а также добычу и переработку водных биологических ресурсов.

Это потребует создания условий для модернизации предприятий соответствующих отраслей и обновления технического ресурса рыболовецкого и транспортного морского флота путем стимулирования развития производства современных, высокотехнологичных машин и оборудования для этих отраслей, в том числе с применением зарубежных технологий, а в перспективе — путем создания отраслевых инжиниринговых центров и генерации на их базе технологий следующих поколений.

Развитие юга России основано на использовании конкурентных преимуществ — наиболее благоприятных природно-климатических условий для сельского хозяйства, высокого рекреационного потенциала, транзитного приморского положения, а также значительных демографических ресурсов. Однако преобладание в структуре экономики большинства регионов юга секторов с низкой производительностью труда требует инновационного развития.

В приморских и горных регионах, обладающих высоким природно-рекреационным потенциалом (Республика Дагестан, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Краснодарский край и Ставропольский край), необходимо сконцентрировать усилия на приоритетном развитии туристической отрасли рекреационных услуг с высоким уровнем менеджмента и сервиса с учетом интенсивного развития рекреации на Черноморском побережье, в связи с проведением XXII Олимпийских зимних игр в г.

Сочи. Растущий спрос даст импульс развитию современного гостиничного бизнеса, связанного с ним производства товаров и услуг, а также модернизации пищевой промышленности и сельского хозяйства, повышающей их конкурентоспособность на внутреннем и внешних рынках, легкой промышленности, развитию транспорта и строительства.

В регионах, обладающих потенциалом развития перерабатывающих отраслей промышленности (Астраханская, Волгоградская и Ростовская области), экономическое развитие направлено на внедрение в этих отраслях новой техники и технологий для производства продукции с высокой добавленной стоимостью. При этом научно-исследовательский и образовательный потенциал крупных городских агломераций юга Ростовской области и Краснодарского края создает основу для развития высокопроизводительных отраслей новой экономики — информационных и биотехнологий, оказания инжиниринговых, финансовых и деловых услуг, проведения фундаментальных и прикладных научных исследований, призванных стать платформой инновационной экономики южных регионов.

Экономическое развитие Приволжского федерального округа будет опираться на модернизацию крупного промышленного потенциала регионов и одновременно развитие сектора современных услуг в полицентрической системе агломераций. Индустриальное развитие непосредственно связано с внедрением новых технологий, позволяющих перейти к выпуску конкурентоспособной продукции, улучшением менеджмента, привлечением внешних инвесторов и технологических разработок, а для отраслей оборонной промышленности — со стабильным государственным заказом. Это позволит повысить конкурентоспособность ведущих отраслей машиностроения, в том числе авиационно-космического и автомобилестроения, химической и нефтехимической промышленности.

В долгосрочной перспективе будут развиваться межрегиональное разделение труда и кооперация с опорой на мировые технологические новации и отраслевую научно-исследовательскую базу ведущих индустриальных центров регионов и крупных центров Поволжья.

Перспективы развития Уральского федерального округа определяются тремя направлениями.

Первое направление связано с добычей минеральных, прежде всего нефтегазовых, ресурсов на основе современных технологий, в том числе с формированием нефтегазохимического кластера на базе нефте- и газодобычи на месторождениях Приямальского шельфа Карского моря, Обской губы и нефтегазохимических производств северного Урала с применением высоких технологий в этой сфере, базой для создания которых призван стать Тюменский инновационный центр нефти и газа.

Второе направление связано с модернизацией индустриального потенциала Урала, развитием глубокой переработки сырья на основе менее энергозатратных и более экологичных технологий в металлургии, повышением конкурентоспособности отраслей тяжелого и транспортного машиностроения, а также повышением человеческого капитала и мобильности граждан, занятых в монопрофильных промышленных городах.

Третье направление связано с развитием деловых, инновационных, образовательных и других услуг в крупных городских агломерациях Урала. Кроме того, создание высоких технологий в научно-инновационных центрах оборонной промышленности даст импульс инновационному развитию других базовых специализаций крупнейших уральских центров (г.

г. Екатеринбург и Челябинск), в частности транспортного, тяжелого, химического, сельскохозяйственного, энергетического машиностроения и приборостроения, производства медицинской техники, металлургии и химии с формированием перспективных территориально-производственных кластеров.

Одним из инструментов долгосрочного развития Уральского региона станет реализация проекта «Урал промышленный, Урал полярный», включающего проекты по освоению природных ресурсов и их переработке, а также созданию новой транспортной инфраструктуры.

Долгосрочное развитие Сибири опирается на использование основного конкурентного преимущества, связанного с высокой обеспеченностью природными ресурсами.

Инновационность развития для восточных регионов реализуется путем эффективного использования природных ресурсов, в частности путем более глубокой их переработки в существующих центрах индустриального роста и создания новых таких центров на слабоосвоенных территориях. Дальнейшее развитие получат как основные индустриальные центры Сибири, специализирующиеся на металлургии, химии и нефтехимии, лесопереработке, так и зоны нового освоения в Нижнем Приангарье, Забайкалье и другие зоны, а также энергопромышленные кластеры на базе гидроэлектростанций. Лесные ресурсы Сибири составят сырьевую базу для формирования лесопромышленных кластеров.

На базе богатых природных запасов дальнейшее развитие получат основные индустриальные центры Сибири и Дальнего Востока, специализирующиеся на глубокой переработке полезных ископаемых, металлургии, химии и нефтехимии, в том числе Красноярская, Иркутская и Хабаровская агломерации (г. г. Новосибирск, Томск и Омск), а лесные ресурсы Сибири и Дальнего Востока составят сырьевую базу для формирования в них лесопромышленных кластеров.

Основными зонами модернизации в слабозаселенных регионах востока страны являются крупные города. Для ускорения модернизации необходима поддержка инновационного потенциала ведущих научных и образовательных центров Сибири (прежде всего г. г. Новосибирска, Томска) путем предоставления статуса национальных университетов, создания инновационных центров, а также улучшение финансовых и институциональных условий всех крупных городов для их комплексного развития. Основу для инновационного развития экономики Сибири составляет накопленный потенциал академической и отраслевой науки и образования г. г. Новосибирска, Томска и Омска (промышленные технологии, биогенетика и биотехнологии, медицина и фармацевтика, информационные, промышленные и ядерные технологии), а также Кузбасса (технологии глубокой переработки угля).

На юге Сибири конкурентным преимуществом являются также аграрные ресурсы, на их основе будет развиваться переработка сельскохозяйственного сырья. Для повышения конкурентоспособности зернового сектора, мукомольной и пищевой промышленности необходимо снижение транспортных издержек, что позволит расширить рынки сбыта и технологически модернизировать эти сектора экономики. Инновационным потенциалом обладает и развитие рекреационных услуг в горных районах.

В Южной Сибири продолжится интенсивное развитие агропромышленного сектора, опирающегося на сельскохозяйственные ресурсы Алтайского края, юга Новосибирской и Омской областей.

Развитие Дальнего Востока в значительной мере опирается на огромные природные ресурсы (рыбные, лесные, нефтегазовые, угольные, рудные и минеральные), а также выгодное приморское географическое положение и близость к рынкам стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Важнейшим инструментом, организующим развитие регионов Дальнего Востока в среднесрочной перспективе, является реализация федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» и подготовка к форуму Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества.

Внедрение новых технологий добычи углеводородных ресурсов на шельфе и сжижения газа дадут новый импульс развитию Сахалина и Якутии. Перспективы освоения новых месторождений минеральных ресурсов обусловлены инвестиционными стратегиями бизнеса и приоритетами государства в инфраструктурных инвестициях.

Принципиальным фактором развития регионов Сибири и Дальнего Востока является решение в долгосрочном периоде проблем газификации, формирования распределенной энергосистемы, оптимизации транспортных и энергетических тарифов, модернизации и создания новых морских портов, в том числе для развития контейнерных перевозок и экспорта ресурсов, создания единой связной системы транспортных коммуникаций, связывающих основные центры Дальнего Востока, а также их интеграцией в общероссийскую и мировые транспортные системы.

Модернизация крупных городов Дальнего Востока основана на интеграции сервисных и индустриальных функций. Инновационный потенциал Владивостокской и Хабаровской городских агломераций связан с развитием профессионального образования, разработкой технологий освоения океана и природных богатств, в том числе био- и нанотехнологий и подводной робототехники. Владивостокская городская агломерация, Дальневосточная островная зона, включая остров Сахалин, полуостров Камчатка и Курильские острова, и система тихоокеанских портов станут опорными для формирования биоресурсного кластера, основу которого составят добыча и переработка водных биологических ресурсов и марикультура.

Необходимость инновационного развития отраслей экономики, связанных с освоением природных ресурсов, даст импульс развитию сложившейся в индустриальных центрах Дальнего Востока базы машиностроения с переходом к выпуску современных машин и оборудования в соответствующих отраслях. Создание высоких технологий востребовано и для обеспечения конкурентоспособности авиастроения, судостроения и судоремонта как приоритетных специализаций г. Комсомольск-на-Амуре, Хабаровской и Владивостокской городских агломераций. Перспективы формирования кластера на базе результатов космической деятельности связаны с созданием космодрома Восточный.

Активизация освоения российского сектора Арктики предусматривается по следующим направлениям:

активизация работ по освоению нефтегазовых месторождений, переданных недропользователям, а также на нераспределенном фонде недр арктического континентального шельфа;

существенное повышение изученности арктического континентального шельфа, а также обеспечение к 2020 году прироста балансовых геологических запасов морских месторождений нефти до 3 млрд. тонн и газа — до 5 трлн. куб. м;

завершение к 2011 году геолого-геофизического обоснования внешней границы континентального шельфа Российской Федерации в Северном Ледовитом океане;

увеличение добычи морских биологических ресурсов в Арктике к 2017 году до 20 процентов общего изъятия водных биологических ресурсов в Российской Федерации, предусмотрев более полное использование добываемых водных биологических ресурсов;

развитие мощностей по переработке рыбы и других добываемых морепродуктов, а также увеличение на 30 процентов к 2015 году производства продукции их переработки для реализации на российском и иностранном рынках;

повышение конкурентоспособности Северного морского пути (в том числе обеспечение возможности увеличения объемов грузоперевозок) и создание условий для его использования в перспективе в качестве транспортного коридора, соединяющего порты Западной Европы с портами Юго-Восточной Азии и Северной Америки и управляемого Российской Федерацией, а также создание с этой целью к 2015 году единой системы контроля и безопасности судоходства, управления транспортными потоками в районах интенсивного движения судов в Арктическом регионе с модернизацией действующих и созданием новых средств и подсистем;

снижение ущерба окружающей среде от расширения экономической деятельности и восстановление окружающей среды, нарушенной в результате прошлой деятельности в Арктике на территории Российской Федерации;

обеспечение национальной безопасности в Арктическом регионе в условиях расширения использования ресурсного потенциала Арктики;

адаптация объектов инфраструктуры к прогнозируемым климатическим изменениям, а также снижение показателей стойкой утраты трудоспособности и преждевременной смертности населения, проживающего в Арктическом регионе;

развитие информационно-коммуникационных технологий для обеспечения к 2015 году надежной связи, в том числе подвижной, телерадиовещания, дистанционного зондирования Земли, площадных съемок ледового покрова, управления движением судов и самолетов, навигационных определений в высоких широтах Арктики, мониторинга состояния природной среды, безопасности жизнедеятельности и природопользования в Арктике на основе использования новейших достижений в области создания космических средств связи и наблюдения;

своевременное предупреждение об опасных гидрометеорологических и геофизических явлениях и высоких уровнях загрязнения окружающей среды.

Как оправдала себя идея территорий опережающего развития в ДФО — Российская газета

Пять лет назад на Дальнем Востоке появились первые территории опережающего развития — две в Хабаровском крае и одна в Приморском. К настоящему моменту их количество достигло 21 — в сентябре была создана ТОР «Краснокаменск» в Забайкалье. За это время резидентами стали более 500 инвесторов с проектами в сферах транспорта и логистики, сельского хозяйства, добывающей промышленности, строительства, медицины.

«РГ» попросила оценить первую пятилетку ТОРов доктора экономических наук, профессора Владивостокского университета экономики и сервиса Александра Латкина.

Александр Павлович, решение создать ТОРы было правильным?

Александр Латкин: В свое время я участвовал во многих совещаниях, семинарах, «круглых столах», где обсуждался законопроект. Звучало большое количество предложений, критических замечаний, и многие из них учли в окончательной редакции. Закон был своевременным, потому что мы стали осознавать: при установленной системе межбюджетных отношений «федеральный центр — регион — муниципалитет», когда на средства центра завязаны 95 процентов региональных экономик, на местах нет возможности финансировать масштабные проекты, а они нужны. Понимая это, Москва пошла на очень смелый шаг — создать режимы, предполагающие значительное снижение налоговой нагрузки. Представьте: Дальний Восток, налоговая база маленькая, бюджеты дефицитны почти везде, и на этом фоне создаются предприятия, которые станут платить очень небольшие налоги.

Что из задуманного получилось? Где промахнулись?

Александр Латкин: Первое и главное. Идея ТОР заключалась в создании новых рабочих мест для закрепления дальневосточников и, как следствие, восстановления демографического потенциала макрорегиона. Подразумевалось, что работать будут местные, а те, кто приехал, останутся, закрепятся, прорастут корнями. Но пока получается по-другому. Начнем с ближайшей к нам ТОР «Большой Камень», где создается крупный судостроительный комплекс. Сразу выяснилось, что работы много, но, с моей точки зрения, процесс заполнения вакансий шел несбалансированно, не в пользу дальневосточников, предпочтение отдавалось специалистам из других регионов России и иностранцам, хотя в городе есть свои. Аналогичная ситуация складывается и во многих других территориях опережающего развития. Получается, дальневосточников снова обидели.

Второе. Расчет на высокую инновационность проектов не оправдался. Предполагалось, что в ТОР будут создаваться высокотехнологичные предприятия с местами для высококвалифицированной рабочей силы. Но, согласно нашим исследованиям, уровень инновационной компоненты очень низкий. И поэтому рассчитывать на то, что мы решим стратегическую задачу экспортно-ориентированности экономики российского Дальнего Востока, пока не приходится.

В ТОРах и СПВ один из самых низких в Азиатско-Тихоокеанском регионе уровень налоговой нагрузки на инвесторов

Третье. Мы полагали, что на территориях ускоренного социально-экономического развития будут созданы условия для более высокого качества жизни. Но давайте снова вернемся в Большой Камень, между прочим, город президентского внимания! Проблемы с дорогами, коммунальной и социально-бытовой инфраструктурой.

С моей точки зрения, лучше бы ТОРов было не так много, но в каждом в установленные сроки получены желаемые результаты, главный из которых — существенное улучшение качества жизни дальневосточников. Когда-то я предлагал назвать их территориями комфортной жизни. Сделали бы из Большого Камня «картинку»: великолепные дороги, качественные коммунальные услуги, детские площадки, отличная и доступная медицина, престижные школы, высокий уровень охраны порядка, безопасности жизни и ведения бизнеса. И я вас уверяю, никто бы не захотел оттуда уезжать, более того, те, кто там живет, звали бы своих знакомых и родственников, благо, что работа есть.

Мы вернулись к тому, с чего начали — главная стратегическая задача не выполнена, отток населения с Дальнего Востока продолжается. При этом, как и раньше, социологические опросы показывают, что большинство жителей Дальнего Востока волнуют низкий уровень здравоохранения, образования, ЖКХ, слабая транспортная доступность и дороговизна жизни.

Но ведь говорить об отдаче преференциальных режимов все-таки можно?

Александр Латкин: Безусловно. И она немалая. На Дальнем Востоке удалось улучшить инвестиционный климат: в ТОРах и СПВ один из самых низких в АТР уровень налоговой нагрузки на инвесторов. На входе в преференциальный режим он составляет не более 4,5 процента, а в среднем в течение 13 лет реализации проекта — 16,8. Многие дальневосточные регионы значительно улучшили свои позиции в Национальном рейтинге инвестиционной привлекательности. Созданы тысячи рабочих мест.

Вместе с тем наши исследования показывают, что мы пока не имеем значительного увеличения доходной части бюджетов, а в этом году нас, скорее всего, ждет падение, в том числе из-за пандемии COVID-19.

Учитывая все это, куда двигаться дальше?

Александр Латкин: Я думаю, надо сосредоточиться на развитии социальной инфраструктуры, для чего дать «зеленую улицу» отработанному в центральных и западных регионах России механизму государственно-частного партнерства (ГЧП). Хорошие примеры есть и у нас. Недавно был в глубинке Хабаровского края на реке Анюй, где на принципах ГЧП построена база отдыха, куда за многие сотни километров едут отдыхающие.

Далее. Дальний Восток очень сильно проигрывает с точки зрения общения власти и бизнеса — демократичного и свободного. Положительный пример показал премьер-министр российского правительства Михаил Мишустин, который недавно побывал в нескольких регионах ДФО и сам увидел, как мы живем. Но проблема отсутствия взаимосвязи перерастает и в другие области — общий язык потерян у образования и науки, науки и производства, здравоохранения и пациентов….

Еще я считаю неправильным, что руководство многих предприятий, работающих в ТОР, требует от своих сотрудников подписывать договоры о конфиденциальности, чтобы те не распространялись о компании. Их нужно пропагандировать, пиарить. Но мы о них не знаем, и выпускники вузов, которые могли бы там трудо­устроиться, даже не рассматривают их в качестве объекта приложения сил. Это вносит свой вклад в уже сформировавшуюся у нашей молодежи мобилизационную модель поведения. Если расспросить студентов, то вы услышите, что чуть ли не половина из них ориентирована на отъезд в другие города и страны, потому что не видит здесь перспектив для себя. И это под постоянные разговоры о развитии Дальнего Востока.

Российское правительство утвердило Нацпрограмму социально-экономического развития ДФО до 2024 года и на перспективу до 2035 года. Чего нам от нее ждать?

Александр Латкин: Мы, дальневосточные ученые-экономисты, не получали ее на экспертизу, нас не спрашивали, как мы видим развитие региона. Для начала я бы хотел беспристрастного, честного анализа предыдущих программ. Так, чтобы понять, куда ушли деньги, как идут к нам иностранные инвестиции, реализуются не только производственные, но и социальные проекты, растет численность не только временного, но и постоянного населения. Этому было бы полезно посвятить следующий Восточный экономический форум.

ТОСЭР Удмуртия | 0% Налог на прибыль, имущество и землю

Все виды деятельности ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ:

1. Все виды экономической деятельности, включенные в подкласс «Лесозаготовки»
2. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Добыча угля»
3. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Добыча нефти и природного газа»
4. Все виды экономической деятельности, включенные в класс
«Добыча металлических руд»
5. Все виды экономической деятельности, включенные в подкласс «Предоставление услуг в области добычи нефти и природного газа»
6. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Производство напитков», за исключением подгруппы «Производство безалкогольных напитков; производство минеральных вод и прочих питьевых вод в бутылках»
7. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Производство табачных изделий»
8. Все виды экономической деятельности, включенные в группу «Производство нефтепродуктов»
9. Все виды экономической деятельности, включенные в группу «Производство ядерного топлива»
10. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Торговля оптовая и розничная автотранспортными средствами и мотоциклами и их ремонт», за исключением подкласса «Техническое обслуживание и ремонт автотранспортных средств» и подгруппы «Техническое обслуживание и ремонт мотоциклов и мототранспортных средств»
11. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Торговля оптовая, кроме оптовой торговли автотранспортными средствами и мотоциклами»
12. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Торговля розничная, кроме торговли автотранспортными средствами и мотоциклами»
13. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность сухопутного и трубопроводного транспорта»
14. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность водного транспорта»
15. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность воздушного и космического транспорта»
16. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность по предоставлению финансовых услуг, кроме услуг по страхованию и пенсионному обеспечению»
17. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Страхование, перестрахование, деятельность негосударственных пенсионных фондов, кроме обязательного социального обеспечения»
18. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность вспомогательная в сфере финансовых услуг и страхования»
19. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Операции с недвижимым имуществом»
20. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Аренда и лизинг»
21. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность органов государственного управления по обеспечению военной безопасности, обязательному социальному обеспечению»
22. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность по организации и проведению азартных игр и заключению пари, по организации и проведению лотерей»
23. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность общественных организаций»
24. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность домашних хозяйств с наемными работниками»
25. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность недифференцированная частных домашних хозяйств по производству товаров и предоставлению услуг для собственного потребления»
26. Все виды экономической деятельности, включенные в класс «Деятельность экстерриториальных организаций и органов».

Дмитрий Медведев поддержал инициативу Губернатора Светланы Орловой: Камешково официально получил статус «Территории опережающего развития»

Моногород Камешково официально получил статус Территории опережающего социально-экономического развития. Соответствующее постановление подписано Председателем Правительства России. Об этом Дмитрий Медведев сообщил лично Губернатору Владимирской области Светлане Орловой 6 сентября в ходе рабочей встречи.

Город Камешково не просто станет «территорией будущего». Компаниям-резидентам ТОР предоставляются масштабные налоговые льготы, что повышает инвестиционную привлекательность региона. То есть, за особым статусом – конкретные изменения к лучшему: дополнительные рабочие места и рост налоговых поступлений в бюджет. Разумеется, за такие инвестиции между регионами идёт постоянная борьба. Инвестиционную привлекательность Владимирской области обеспечила эффективность губернаторской стратегии по работе с федеральными структурами и статус территории наукоёмких производств.

«Это настоящее событие как для Камешково, так и для всего нашего региона! – заявила Светлана Орлова. – Мы сделали там очень хорошую инфраструктуру, водозабор, очистные сооружения. В Камешково на механическом заводе начали выпускать трактор «АНТ». В октябре завершится строительство новой фабрики по производству индейки. Огромный интерес у многих инвесторов вызывает НПО «Вояж», который выпускает практически всю оснастку вагонов и имеет заказ от Московского метрополитена на обновление подвижного состава. В Камешково заканчивается масштабный капитальный ремонт средней школы, который проводится вместе с компанией «Транснефть». Там уже работают современный детский сад, две котельные. Город действительно становится территорией опережающего развития».

Председатель Правительства России отметил, что создание в моногороде территории опережающего развития позволит диверсифицировать экономику этого муниципального образования, повысить его инвестиционную привлекательность, создать дополнительные рабочие места и способствовать развитию Владимирской области в целом.

«Перечень видов деятельности здесь достаточно широкий: производство пищевых продуктов, белья, изделий из кожи, древесины, а также химических веществ и продуктов. Очень разные направления», – отметил Дмитрий Медведев.

Напомним, ставка на поддержку экологичных, наукоёмких технологий будущего – важный вектор стратегии Губернатора Светланы Орловой. Кроме того, отсутствие технологических сырьевых гигантов – это забота о здоровье жителей и гарантия туристической привлекательности.

И эта стратегия уже даёт результат: по наукоёмкому производственному потенциалу регион в последние годы уверенно выдвинулся в лидеры. Доля высокотехнологичной продукции в общем объеме экономики на треть превышает среднероссийский уровень. Прогнозируется, что этот отрыв будет только расти. Особый вклад в него призван внести новый особый статус Камешково.

Справочно:

ТОР – это экономические зоны на территории субъекта Российской Федерации, создающиеся в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2014 года №473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации».

При этом ТОР образуются не только в целях развития отраслей экономики и привлечения инвестиций (как особые экономические зоны, ОЭЗ), но и для создания комфортных условий проживания населения.

Территория опережающего развития создаётся на 70 лет, срок её существования может быть продлён, что не предусмотрено в отношении особых экономических зон (они создаются на 49 лет) и зон территориального развития (срок действия – 12 лет).

Общая информация о ТОСЭР

Дополнительная информация

Адрес предприятия

ИНН

ОГРН

Дата регистрации

Минимальная длина (м)

Минимальная ширина (м)

Категория земли

Вид производства

Класс опасности производства, в том числе пожароопасность

Санитарно-защитная зона (м)

Электроснабжение

МВт

Категория надежности

Газоснабжение

Кубометров/год

Кубометров/час

Давление

Водоснабжение

Общее (кубометров/сутки)

Питьевая (кубометров/сутки)

Техническая (кубометров/сутки)

Водоотведение хозяйственно-бытовых стоков (кубометров/сутки)

Водоотведение ливневых вод (л/сек. )

Грузооборот автотранспортом (автомобилей/сутки, грузоподъемность)

Наличие ж/д путей (необходимость, грузооборот вагонов/сутки)

Количество рабочих мест

Средняя з/плата

Источник средств

Период строительства

Дальний Восток и Байкальский регион будут развиваться по усовершенствованной госпрограмме

В Аналитическом центре состоялось совещание, посвященное вопросам совершенствования государственной программы Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона».

В совещании приняли участие полномочный представитель Президента Российской Федерации в Сибирском Федеральном округе Николай Рогожкин, аудитор Счетной палаты Российской Федерации Юрий Росляк, статс-секретарь – заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Кирилл Степанов, заместитель министра экономического развития Российской Федерации Александр Цыбульский, губернатор Забайкальского края Константин Ильковский, глава Республики Бурятия – председатель правительства Республики Бурятия Вячеслав Наговицын, врио губернатора Иркутской области Сергей Ерощенко, заместитель председателя правительства Хабаровского края – министр экономического развития Хабаровского края Виктор Калашников, заместитель председателя правительства Сахалинской области Галина Павлова, заместитель председателя правительства Республики Бурятия – глава Полномочного представительства Республики Бурятия при Президенте Российской Федерации Анатолий Лехатинов, заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии, депутат от Бурятии Михаил Слипенчук, другие официальные лица и представители экспертного сообщества.

Формируется новая модель развития Дальнего Востока, и необходима разработка программных инструментов ее реализации. Государственная программа должна стать комплексным инструментом управления опережающим развитием Дальнего Востока

Кирилл Степанов, статс-секретарь – заместитель министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока

«Эта тема очень актуальная, — сказал в своем выступлении Николай Рогожкин. – Документов по вопросам развития дальневосточного и байкальского регионов много, и хотелось бы, чтобы в результате нашего сегодняшнего диалога все они заработали в полную силу».

«Формируется новая модель развития Дальнего Востока, и необходима разработка программных инструментов ее реализации, — сообщил Кирилл Степанов. – Государственная программа должна стать комплексным инструментом управления опережающим развитием Дальнего Востока».

Мы предлагаем выделять два макрорегиона – Дальний Восток и Байкал, поскольку методы развитий этих территорий исторически и с точки зрения целесообразности разные

Сергей Аристов, начальник Управления по региональной политике и развитию Дальнего Востока Аналитического центра

Начальник Управления по региональной политике и развитию Дальнего Востока Аналитического центра Сергей Аристов напомнил, что цели госпрограммы – ускоренное социально-экономическое развитие региона и создание условий для закрепления и привлечения населения. «Мы предлагаем выделять два макрорегиона – Дальний Восток и Байкал, поскольку иструменты развития этих территорий исторически и с точки зрения целесообразности разные. Программа должна быть двухэтапной, причем до 2020 года необходимо завершить решение всех ранее поставленных задач. Поскольку в ее реализации участвуют различные органы власти и субъекты РФ, важно предусмотреть четкое закрепление ответственности за результаты работы».

Необходимо создать такие условия, которые обеспечат новое качество жизни населения в регионе – жилье, здравоохранение, образование и так далее, без этого экономические задачи не решить

Юрий Росляк, аудитор Счетной палаты Российской Федерации

Юрий Росляк отметил, что Дальний Восток и Байкальский регион – сопредельные территории, которые должны развиваться согласованно. «Необходимо создать такие условия, которые обеспечат новое качество жизни населения в регионе – жилье, здравоохранение, образование и так далее, без этого экономические задачи не решить», — считает аудитор Счетной палаты.

По мнению Михаила Слипенчука, «необходимо усиление взаимосвязи программы с задачами и мероприятиями других государственных программ для обеспечения комплексного решения задач опережающего развития Дальнего Востока». Свои предложения по совершенствованию программы высказали и представители органов государственной власти субъектов РФ, участвовавшие в совещании.

Многие выступавшие поддержали необходимость согласования мероприятий по опережающему развитию Дальнего Востока и Байкальского региона с планами инвесторов и задачами развития инфраструктуры в регионах. Эксперты отметили, что новая редакция программы, разработка которой закреплена за Минвостокразвития России, должна быть готова в течение двух-трех месяцев, чтобы успеть утвердить ее в установленном порядке до конца 2015 года. Константин Носков предложил сделать Аналитический центр координирующей площадкой для подготовки программы, и это предложение было принято.

Программа

Список участников

Строительство канатной дороги между РФ и КНР через Амур выполнено на 12%

https://ria. ru/20211123/stroitelstvo-1760316444.html

Строительство канатной дороги между РФ и КНР через Амур выполнено на 12%

Строительство канатной дороги между РФ и КНР через Амур выполнено на 12% — РИА Новости, 23.11.2021

Строительство канатной дороги между РФ и КНР через Амур выполнено на 12%

Резидент территории опережающего развития «Приамурская», проектная компания «ЗЭД Девелопмент» (входит в группу «РЕГИОН»), на 12% выполнил строительство… РИА Новости, 23.11.2021

2021-11-23T12:36

2021-11-23T12:36

2021-11-23T12:36

россия-китай: главное

экономика

китай

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0b/17/1760315727_0:183:3072:1911_1920x0_80_0_0_30e43c979e30820871987a15179fb8fc.jpg

МОСКВА, 23 ноя — Проект «Россия-Китай: Главное». Резидент территории опережающего развития «Приамурская», проектная компания «ЗЭД Девелопмент» (входит в группу «РЕГИОН»), на 12% выполнил строительство трансграничной канатно-подвесной дороги через реку Амур между Россией и КНР с пассажирским терминалом, пишет «Амурпресс». Завершить строительство объекта, который обеспечит круглогодичное комфортабельное пассажирское сообщение между городами Благовещенск и Хэйхэ, планируется в 2023 году.Канатная дорога между Благовещенском и Хэйхэ позволит туристам и бизнесменам России и Китая круглогодично, быстро и с комфортом выполнять трансграничные поездки. Скорость движения кабин вместимостью до 110 человек будет достигать 7 метров в секунду, при общей протяженности трассы 976 метров время в пути составит всего несколько минут. В год в обе стороны смогут передвигаться 2,5 миллиона человек.

https://ria.ru/20211104/kitay-1757688832.html

китай

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria. ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/0b/17/1760315727_77:0:2808:2048_1920x0_80_0_0_558f4383b887d7f2492d523f95f4c3c2.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, китай, россия

Исследование кластерных инициатив в регионе опережающего развития

Аннотация:

Формирование промышленных кластеров для опережающего развития регионов — приоритетная стратегическая задача. На Дальнем Востоке России созданы территории опережающего социально-экономического развития; в Хабаровском крае действует инновационный территориальный авиационно-судостроительный кластер (ИТСК). Изучение кооперационных цепочек якорного резидента инновационного кластера на территории опережающего развития позволило сделать вывод о малой роли региональных организаций в цепочке создания стоимости высокотехнологичной продукции.Эта роль в основном заключается в предоставлении человеческих ресурсов, инфраструктуры и услуг, в первую очередь, в строительстве, сборке и ремонте. Однако в территориальный инновационный кластер входят и малые инновационные предприятия государственного университета, расположенные на территории опережающего развития. Мы подтвердили, что создание малых инновационных предприятий в университете способствует появлению кластерных инициатив в производственной сфере региона. При организации взаимодействия в рамках новой цепочки создания стоимости спрос; Для удовлетворения участников взаимодействия (в первую очередь вузов) проводятся исследования и разработки, а также создаются инновации, внедряемые в производство.Возникает новый спрос на организацию взаимодействия в цепочке создания стоимости; Для удовлетворения этого спроса участники взаимодействия (в первую очередь университет) проводят исследования и разработки и создают инновационные проекты, которые внедряются в производство. Эти процессы приводят к пониманию новой роли университетов в региональном развитии. Университет считается центром регионального развития, интегрирующим образование, исследования и инновации в образовательный процесс.Создание инновационной инфраструктуры и развитие предпринимательства на территориях опережающего развития может способствовать коммерциализации научно-технических разработок. Целью данного исследования является проверка гипотез о кластерных инициативах в регионе опережающего развития. Мы рассмотрели модель взаимодействия университета и промышленных предприятий кластера на территории опережающего развития на примере Комсомольского-на-Амуре государственного университета.Мы пришли к выводу, что гипотеза подтвердилась.

Группа передовых разработок — Microsoft Research

Четан Бансал Группа

ADG в MSR India — одно из немногих мест, которое дает вам свободу и возможность изучать различные области компьютерных наук как в области инженерии, так и в области исследований. Вы получите возможность работать с одними из лучших инженеров и исследователей и учиться у них.

Я стажировался в ADG в течение 6 месяцев в 2013 году, в течение которых я работал над двумя проектами, связанными с большими данными, криптовалютой и пользовательским интерфейсом.Это был отличный познавательный опыт в области разработки программного обеспечения и управления проектами. Была большая свобода, поскольку от вас ожидали, что вы будете мыслить и влиять на проект.

Помимо работы, ИИГС отличается очень открытой культурой и веселой атмосферой, здесь много стажировок и внутренних мероприятий. Вы можете подойти к кому угодно и попросить совета по поводу работы, аспирантуры или чего-либо еще. Благодаря финансированию ИИГС я также получил возможность посетить конференцию ETAPS в Риме для публикации моей конференции.

Сангит Кумар

Если есть одна команда, в которой вы хотели бы изучить все возможности Microsoft, то это должна быть ADG.

В свое время я видел, как люди в этой команде работали над Windows, Windows Phone, Azure, Kinect, веб-технологиями (и это даже не исчерпывающий список!). Практически любая безумная идея здесь, безусловно, приветствуется или, по крайней мере, определенно подходит для неформального мозгового штурма с членами команды за обедом.

Я проходил эту стажировку в последнем семестре бакалавриата.E. CSE в 2012 году. Это первое знакомство с отраслью было невероятным и действительно быстрым, учитывая, что я научился искусству у блестящих умов. В моей карьере это имело большое значение, поскольку дало мне преимущество перед другими.

Эта команда также является лучшим местом для знакомства с культурой Microsoft, и она находится на правильном балансе между исследовательской группой и командой инженеров. Единственным неприятным моментом в этой стажировке для меня было то, что она закончилась через 6 месяцев … Если вы решили пройти стажировку, никогда не спрашивайте себя дважды.Просто подайте заявку на эту роль! Ты полюбишь это!

Абхинав Дуггал

Я стажировался в группе передовых разработок (ADG) в MSR India Lab с января по июнь 2014 года и считаю, что они были одними из самых хорошо проведенных 6 месяцев в моей жизни.

Я узнал о своей дисциплине (информатика) больше, чем в студенческие годы. Это было не просто то, что я узнал, но люди, с которыми я работал, такие как Пушкарь, Суреш, Сатиш и Баш, были действительно потрясающими. Эти ребята сделали для меня большой опыт.

ADG преподал мне ценные уроки в области подотчетности, качества кода, надежного дизайна и, что самое главное, получения удовольствия от вашей работы. Я всегда чувствовал, что возможности для инноваций, обучения и развития в MSR огромны. Разнообразие областей, в которых можно получить практический опыт, ограничено вашим воображением и энтузиазмом.

Самарт Пракаш

Я работал в Microsoft Research India в качестве стажера-исследователя с января по июнь 2007 года. Это были, пожалуй, самые насыщенные 6 месяцев в моей жизни.И мне тоже было очень весело. Я работал в основном над проектом «Геокодер» и действительно получил представление о проекте «Виртуальная Индия».

Что меня поразило, так это то, что люди в лаборатории были настолько увлечены своим делом и получали от этого огромное удовольствие. И это, безусловно, коснулось меня. Я действительно хорошо провел время во всех отношениях. С Джозефом, Вибхути, Тануджей и Гопалом было здорово работать, а обстановка в лаборатории была фантастической; все и все почти превзошли все ожидания.

Опыт работы в ИИГС очень помог.Раньше я не особо склонялся к исследованиям, но ИИГС где-то зажег искру и подтолкнул меня к исследованиям, хотя я был в группе передовых разработок. После этого я не могу заниматься другой рутинной работой. Мне также повезло, что мне представилась возможность стать соавтором статьи с выдающимися людьми.

Каждому в лаборатории каким-то образом удается сочетать отличную работу и преданность делу с весельем и удовольствием. Я буду лелеять этот опыт всю свою жизнь. Поистине замечательно.

Пратикша Чандрагатги

Мое 6-месячное пребывание в MSR было одним из самых интересных, веселых и информационных периодов в моей жизни. Отчасти потому, что это была моя первая работа :-), но в основном из-за прекрасной атмосферы, в которой можно учиться, работать и веселиться одновременно. Люди в MSR были чрезвычайно умными, дружелюбными, интересными, любящими веселье и, более всего, ободряющими и любезными. Это не просто набор прилагательных, которые я вытащил из словаря.Я имею в виду каждое слово.

Я не мог бы начать свою карьеру лучше. Я извлек выгоду из встречи с каждым человеком в MSR многими способами, чем одним. И это еще одна замечательная вещь. В MSR вы не просто работаете со своей командой, вы работаете со всей лабораторией. Вас ждут интересные беседы, увлекательные дискуссии, веселые экскурсии и мероприятия; И все это помимо возможности выразить себя, следовать своим идеям и точно следовать тому, что вы хотите.В моем сердце всегда будет тепло от MSR.

Робин Анил

По правде говоря, я был в замешательстве, когда меня приняли в MSR India в качестве стажера, так как мне нужно было решить, принять ли мне предложение о стажировке от зарубежного университета или поступить в ИИГС. И вот, по окончании моей второй стажировки, я чувствую, что это было лучшее решение, которое я принял в своей жизни. Это такой же уровень азарта, когда работаешь в стартапе, если не больше.

Мне дали широкую концепцию, и я должен был абстрагироваться от нее и создать доказательство концепции.По пути я столкнулся с рядом проблем, которые потребовали от меня глубоких знаний о новых концепциях программирования .NET. Мне был предоставлен доступ к множеству инструментов и утилит, которые делали кодирование сложным и никогда не утомительным.

Одна интересная часть стажировки заключалась в том, что я мог подписаться на многие дискуссионные группы, в которых сотрудники Microsoft со всего мира делятся своими концепциями и идеями и помогают друг другу. Неформальный характер ваших повседневных отношений с менеджером добавляет очарования месту.Если я продолжу вдаваться в подробности, мне придется написать 20-страничный отчет о том, почему так здорово работать здесь, в ИИГС.

Исследование кластерных инициатив высшего учебного заведения в зоне опережающего развития

Формирование промышленных кластеров, ориентированных на опережающее развитие регионов, является стратегическим приоритетом для Российской Федерации. Сегодня на Дальнем Востоке России определены приоритетные направления социально-экономического развития; В Хабаровском крае действует Инновационный территориальный кластер авиастроения и судостроения (ТКАЭС).Исследование цепочек кооперации якорного резидента инновационного кластера на территории опережающего развития позволило сделать вывод о незначительной роли региональных организаций в цепочке создания стоимости высокотехнологичной продукции. Их вклад, по большей части, касается предоставления трудовых ресурсов, общей инфраструктуры и предоставления услуг, в первую очередь в области строительства, монтажа и технического обслуживания. При этом малые инновационные предприятия при государственном университете, расположенном на территории опережающего развития, участвуют в территориальном инновационном кластере. Исследование взаимодействия вуза с участниками кластера позволило сформулировать гипотезу о кластерных инициативах вуза в регионе. Доказано, что создание малых инновационных предприятий при университете способствует запуску кластерных инициатив в производственной отрасли региона. Новый спрос возникает, когда есть участие в цепочке создания стоимости; Чтобы удовлетворить этот спрос, участники этого взаимодействия (в первую очередь организация) проводят исследования и разработки и придумывают инновационные идеи, которые затем внедряются в производственную отрасль.Описанные процессы помогают понять новую роль вузов в управлении региональным развитием. Университет считается центром регионального развития, который вводит в учебную программу учебные, исследовательские и опытно-конструкторские работы. Создание инновационной инфраструктуры на территориях опережающего развития и продвижения бизнеса может стимулировать коммерциализацию научных и технологических идей в рамках университета. Целью данного исследования является проверка гипотезы о кластерных инициативах вуза в области опережающего развития. На примере Комсомольска-на-Амуре авторы рассмотрели модели взаимодействия вуза с производственными предприятиями кластера в сфере опережающего развития. Авторы пришли к выводу, что гипотеза подтвердилась.

Точки роста регионов России

https://doi.org/10.15405/epsbs.2019.12.05.21

Автор для корреспонденции: Фролова Н.С.

Отбор и экспертная оценка под руководством Оргкомитета конференции

eISSN: 2357-1330

Хабаровский край, Амурская область и Сахалинская область.Позже количество таких территорий уменьшилось на

, в первую очередь, из-за несовершенства нормативно-правовой базы, отсутствия инфраструктуры и низкой

экономической эффективности регионов; институт фактически морально устарел.

Принятие Федерального закона от 29 декабря 2014 г. № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития

в Российской Федерации» (ФЗ, 2014 г.)

дало новый импульс к развитию территорий с особым режимом в контексте поиска

точек роста и развития Дальнего Востока с программно-целевым управлением

методы 1. Для достижения цели исследования с использованием исторического метода анализа были изучены теории экономического роста

. Теория экономического роста как отрасль экономической науки возникла в 1930-1940 гг.

и предметом исследования было определение условий для устойчивого, равновесного и сбалансированного роста

. По определению, экономический рост — это увеличение объема товаров и услуг, созданных за

заданный период. Экономический рост связан с эффективностью общественного производства, эффективность

, которая выражается в увеличении валового национального продукта (Цветков, 2013).

6. Выводы

В соответствии с указанным законом ТАО являются частью территории субъекта Российской Федерации

, в том числе закрытого административно-территориального образования, где в соответствии с решением

Правительство Российской Федерации устанавливает специальный правовой режим для осуществления

предпринимательской и иной деятельности в целях создания благоприятных условий для привлечения инвестиций, обеспечения ускоренного социально-экономического развития

и создания комфортных условий для жизнедеятельности

человек. население.

В настоящее время в соответствии с указанным законом создание ТАД возможно на территории

любого субъекта Российской Федерации. Однако в первые три года действия закона можно было создать

ТАД исключительно в регионах Дальнего Востока и моногородах.

При создании ТАД учитывались приоритетные виды экономической деятельности, определенные после анализа

перспектив развития дальневосточных регионов, включая энергетику, горнодобывающую промышленность и

горнодобывающую промышленность, металлургию, химическую промышленность, судостроение, композитные материалы, логистику, туризм, рыболовство

сектор, лесоперерабатывающий комплекс, аграрный бизнес, авиастроение.В настоящее время на Дальнем Востоке действует 18 ТАД

: «Хабаровск», «Комсомольск», «Николаевск», «Надеждинская»,

«Михайловская», «Большой Камень», «Нефтехимический», «Амуро-Хинганская». , «Белогорск»,

«Свободный», «Приамурская,« Южная »,« Курилы »,« Камчатка »,« Индустриальный парк «Кангалассы», «Южная

Якутия» и «Беринговский». Таким образом, ТАД были созданы во всех регионах Дальневосточного федерального округа,

, за исключением Магаданской области.Общая численность жителей 18 дальневосточных ТАД достигла

206 единиц (см. Таблицу 01).

Таблица 01. Показатели эффективности ТАД (Официальный сайт Корпорации развития Дальнего Востока, 2019)

Количество

резидентов, шт.

Количество созданных рабочих мест,

шт. (Указано в договорах)

Объем инвестиций, млрд

рубля (указано в соглашениях)

IU в сотрудничестве с региональными партнерами по продвижению фирменной инициативы штата по экономическому развитию: Новости в IU: Indiana University

BLOOMINGTON, Ind.- 30 сентября проект по инвестированию полмиллиарда долларов в штат Хузьер вступит в новую фазу, поскольку Индиана рассматривает идеи по улучшению «качества места» в штате, «качества жизни» и «качества возможностей». «включая многочисленные предложения Университета Индианы, разработанные в тесном сотрудничестве с партнерами по экономическому развитию Индианы.

Региональная инициатива по ускорению экономического развития и развития, объявленная губернатором Индианы Эриком Дж. Холкомбом в начале 2021 года, вложит 500 миллионов долларов из государственных ассигнований в проекты по повышению регионального процветания в Индиане.READI призывает частных работодателей, образовательные учреждения, группы экономического развития, филантропов и других продвигать проекты. Среди участников IU, в том числе, представители всех кампусов IU и региональных образовательных центров.

«Это прекрасная возможность для Университета Индианы продолжить свою роль в качестве ведущего участника продвижения экономического роста и процветания в наших общинах в штате Хузьер», — сказала президент IU Памела Уиттен. «IU стремится помочь Индиане реализовать свое видение ускорения региональных стратегий развития, которые привлекут больше талантов в наш штат и укрепят нашу общую культуру предпринимательства и инноваций.»

В начале программы READI участвующим организациям было поручено объединиться в региональные сообщества, при этом ведущая организация отвечала за продвижение основных предложений в Корпорацию экономического развития штата Индиана. IU участвовала в этом организационном процессе с самого начала.

Кроме того, кампусы IU и региональные образовательные центры активно участвуют в READI. Предложения по проектам были разработаны двумя основными исследовательскими кампусами IU, IU Bloomington и IUPUI; пятью региональными кампусами IU East, IU Kokomo, IU Northwest, IU South Bend и IU Юго-запад; два региональных центра, IUPUC и IU Fort Wayne, и по крайней мере один кампус Медицинской школы IU без кампуса IU поблизости.

Координационные партнеры IU по предложениям включают в себя региональные инициативы по возможностям, Управление регионального развития Центральной Индианы, Региональное экономическое партнерство Эвансвилла, HWC Engineering, Управление регионального развития Северо-Восточной Индианы, Совет регионального планирования Северо-Центральной Индианы и НоваПарк округа Флойд.

Программа READI входит в следующую фазу, поскольку ведущий государственный университет Индианы продолжает укреплять свою приверженность делу повышения экономической жизнеспособности штата и повышения уровня жизни его жителей. С этой целью IU участвует в различных стратегических мероприятиях, включая инициативу Innovate Indiana, чтобы более эффективно соединить свои интеллектуальные и творческие ресурсы и опыт с потребностями штата в рабочей силе. Деятельность IU по поддержке инноваций, предпринимательства и экономического развития Hoosier отчасти способствовала тому, что университет оказал почти 10 миллиардов долларов воздействия на экономику Индианы.

Каждое рассматриваемое предложение подпадает под три широкие категории в соответствии с целями READI.Эти категории представляют собой предложения:

  • Повышение качества жизни в штате и «качества места».
  • Поощрять активность в сфере инноваций и предпринимательства.
  • Поощряйте таланты оставаться в Индиане, а также привлекайте новые таланты в штат.

«Развитие талантов — это тема, к которой IU имеет уникальные возможности как крупнейший производитель выпускников колледжей в Индиане», — сказал Билл Стефан, вице-президент IU по связям с правительством и экономическому сотрудничеству. «Инновации и предпринимательство также являются важной частью уравнения. Мы хотим, чтобы студенты знали об этих возможностях по всему штату после окончания учебы, а также были оснащены инструментами, необходимыми для реализации этих возможностей, — поэтому мы сохраняем нашу самые опытные и предприимчивые выпускники Индианы ».

Кампусы IU также служат сильным привлечением талантов из-за пределов штата в штат Хузиер, сказал он.

В последний раз, когда штат предпринимал аналогичные усилия — распределение грантов на сумму 84 миллиона долларов среди сообществ штата в рамках Инициативы региональных городов в 2015 году — экономические эксперты оценили рентабельность инвестиций в проект как 3 к 1.

«Потенциал этих усилий безграничен», — добавил Стефан. «Вы говорите об окупаемости инвестиций в несколько миллиардов долларов по всему штату. Это оказывает огромное влияние на экономическую конкурентоспособность Индианы и благосостояние Hoosiers во всем нашем штате, и АйЮ очень рада быть частью этого. »

Поскольку крайний срок подачи заявок истекает в конце сентября, Стефан сказал, что IU с нетерпением ждет следующего этапа программы.

Indiana Economic Development Corp.Ожидается, что к концу 2021 года будут объявлены предложения о финансировании в рамках программы READI.

Райан Пюрек, помощник вице-президента по стратегическим коммуникациям, внес свой вклад в создание этой статьи.

Региональное экономическое развитие — обзор

Введение: умная специализация — презентация и пояснение

Умная специализация, вероятно, является самой крупной попыткой согласованной наднациональной инновационной стратегии для ускорения экономического роста за счет экономической диверсификации.Он был запущен Европейской комиссией и представляет собой стратегический подход к промышленной политике для национального и регионального экономического развития, преследующий стратегию высокого пути инновационной конкуренции как устойчивой альтернативы нисходящей спирали ценовой конкуренции (т. Е. стратегия низких дорог), которая доминирует в большинстве регионов Южной и Восточной Европы (Milberg and Houston, 2005). Таким образом, умная специализация представляет собой новую промышленную политику, направленную на продвижение нового пути развития и экономической диверсификации, выходящую за рамки «просто» региональной инновационной стратегии в более узком определении (глава 1).Кроме того, впервые в ЕС интеллектуальная специализация обеспечивает политическую основу или платформу для продвижения и реализации широкой инновационной политики. Это имеет решающее и стратегическое значение, учитывая провал линейной инновационной политики, основанной на исследованиях и разработках (НИОКР) в ЕС после Лиссабонской декларации 2000 г., которая поставила цель выделить 3% ВВП на НИОКР. Обоснованием было то, что это должно превратить ЕС в наиболее конкурентоспособный регион в мире, но результат был совсем другим.Таким образом, очень важно, чтобы умная специализация понималась полностью и правильно, не в последнюю очередь потому, что выбор ключевых слов (например, «специализация» и «предпринимательское открытие») может привести к тому, что политики и практики сделают ложные интерпретации и сделают неверные выводы. выводы (Asheim, 2014).

«Умная» специализация — это не «специализация», как известно из предыдущих стратегий регионального развития, то есть кластерная стратегия типа Портера, а о диверсифицированной специализации .Это означает, что страны должны идентифицировать области или «области», как предпочитает называть это литература по интеллектуальной специализации — существующих и / или потенциальных конкурентных преимуществ, где они могут специализироваться иначе, чем другие страны и регионы. Стратегия интеллектуальной специализации подразумевает максимальное использование потенциала развития, основанного на знаниях, любой страны или региона, с сильной или слабой системой НИОКР или с высокотехнологичной или низкотехнологичной промышленной структурой. Страны и регионы должны диверсифицировать свою экономику в первую очередь на основе существующих сильных сторон и возможностей, переходя в связанные или несвязанные сектора.

«Умный» в подходе «умной специализации» относится к способу определения этих областей конкурентного преимущества, что называется «предпринимательским открытием». Однако акцент здесь делается не на роли традиционных предпринимателей, в результате чего политика сосредоточена только на создании фирмы как индивидуальном предпринимательском проекте. Как подчеркивается в трудах по интеллектуальной специализации, «предпринимательский» следует понимать в широком смысле, чтобы охватывать всех участников (включая индивидуальных предпринимателей), организации (включая фирмы и университеты через внутреннее предпринимательство, предпринимательство, основанное на знаниях, и дочерние предприятия) и агентства (технологии трансферные офисы и агентства государственного развития), которые способны обнаруживать области для обеспечения существующей и будущей конкурентоспособности.Возможно, Ван дер Вен и соавт. (1999) описывает «предпринимателя» как один из типов лидерства на «инновационном пути», который приближается к тому, что подразумевается под предпринимательским открытием в подходе интеллектуальной специализации. Авторы говорят о предпринимателе как о роли, которую, вероятно, будет играть основная сеть взаимодействующих субъектов национальной инновационной системы, состоящая из ограниченного числа фирм, университетов, государственных исследовательских организаций и государственных учреждений (Van der Ven et al. , 1999), который также должен включать, особенно в малых странах, нелокальных участников, сотрудничающих на транснациональном и межрегиональном уровнях.Такое широкое толкование «предпринимательского открытия» позволяет избежать ловушки игнорирования системного характера инноваций. Системный подход к инновационной политике также подчеркивает роль государства в стимулировании инноваций, а также баланс между разведкой и разработкой (Asheim and Gertler, 2005; Asheim et al., 2011b, 2016).

В следующем разделе излагается теоретическая основа подхода интеллектуальной специализации для экономической диверсификации; подчеркивая, как можно идти по новому пути развития в рамках широкой инновационной политики.Это основано на подходе базы знаний , который был ключом к построению стратегии регионального преимущества (CRA) (Asheim et al., 2006, 2011a). Подход, основанный на знаниях, утверждает, что диверсификация экономики и основанная на инновациях конкуренция могут быть достигнуты во всех отраслях или секторах, но разными способами, в зависимости от отраслевых способов инноваций и баз знаний. Раздел «Примеры: скандинавские регионы» иллюстрирует, как стратегии интеллектуальной специализации были разработаны и реализованы в трех скандинавских регионах с использованием теоретической основы для обоснования анализа.В разделе «Выводы: сравнительные перспективы стратегий умной специализации в скандинавских регионах» предлагаются некоторые сравнительные выводы, в которых обсуждается, приведут ли стратегии к диверсификации специализации и можно ли подтвердить актуальность теоретической основы для разработки и реализации умной специализации. стратегия экономической диверсификации.

Количественная оценка социально-экономического потенциала территорий опережающего развития регионов Дальневосточного федерального округа

Abstract—

В статье дана количественная оценка социально-экономического потенциала территорий опережающего развития (ТОР) регионов Дальневосточного федерального округа (ДФО).Рассмотрены ключевые показатели ТАО Дальневосточного федерального округа, определен их вклад в динамику инвестиций в основной капитал и занятость регионов Дальневосточного федерального округа, определены группы регионов Дальневосточного федерального округа. по степени влияния ТАД на параметры социально-экономического и инвестиционного развития анализируется отраслевая специализация ТАД, оценивается вклад ТАД в инвестиции и занятость в экономике Дальневосточного федерального округа до 2024 г.

В последние годы в российской экономике наблюдается замедление темпов социально-экономического развития, сопровождающееся значительным снижением инвестиционной активности. Государственные органы находятся в процессе поиска эффективных инструментов, направленных на ускорение социально-экономического развития отдельных территорий, испытывающих острые проблемы или имеющих геостратегическое значение [1–3].

Одним из эффективных инструментов, способствующих решению этих задач, является создание территорий опережающего развития (далее — ТОР) с особым режимом хозяйственной деятельности, включающим набор различных льгот и преференций, который направлен на привлечение российских и иностранные инвесторы и ускорение социально-экономического развития [4, 5].

Территории с особым режимом экономической деятельности показали высокую эффективность как инструмент государственной политики в таких странах, как Китай, Индия, Бразилия и др. [6–8]. С 2014 г. на федеральном уровне в России реализована широкая программа использования этого инструмента в разных регионах страны [9].

На сегодняшний день задачи оценки текущих результатов деятельности ТАД, анализа их влияния на динамику социально-экономического и инвестиционного развития, а также выявления факторов, сдерживающих развитие этих проектов, актуальны с научной и управленческой точек зрения. зрения [10].Оперативная оценка деятельности ТАД может стать основной для разработки органами исполнительной власти корректирующих программ, мер и инструментов, направленных на повышение эффективности функционирования ТАД и улучшение результатов их деятельности.

В настоящее время ТАР России создаются в отдаленных и отстающих регионах, имеющих стратегическое значение, которые должны стать центрами экономической и инновационной активности [11, 12].

Целью исследования является определение социально-экономического потенциала ТОР в регионах Дальневосточного федерального округа (далее ДФО).В статье проводится количественная оценка инвестиционного потенциала ТАД, оценка степени их влияния на параметры социально-экономического и инвестиционного развития регионов Дальневосточного федерального округа. При анализе результатов функционирования ТАД использовались существующие методики оценки эффективности ТАД в России [13, 14].

Особенности российского опыта формирования ТАД. Использование ТАД-подхода в российской практике стратегического планирования стало естественным продолжением использования инструмента особых экономических зон (ОЭЗ) [15, 16]. Начало формирования ТАД в России связано с задачей создания особых экономических режимов на Дальнем Востоке, в Сибири и Арктической зоне с особыми условиями для развития несырьевых производств, в том числе экспортно-ориентированных [17] Сноска 1 .

Основными стимулами к началу формирования ТАД на Дальнем Востоке явились: значительное отставание регионов Дальнего Востока по уровню социально-экономического развития от среднероссийских показателей, активизация торгового сотрудничества между Россией и странами. Азиатско-Тихоокеанского региона, а также необходимость развития особых геостратегических территорий в рамках реализации стратегических задач, обозначенных в Стратегии национальной безопасности и Стратегии пространственного развития России [4, 18].

Наиболее острой социально-экономической проблемой Дальнего Востока, которая до сих пор не решена, является значительный миграционный отток и низкие темпы естественного прироста населения. Регионы Дальневосточного федерального округа ежегодно теряют в среднем от 15 до 20 тысяч человек постоянного населения, что в первую очередь связано с экономическими проблемами развития этих территорий, неблагоприятными жилищными условиями, неразвитостью инфраструктуры, удаленностью от наиболее отдаленных мест. развитые регионы России [19, 20].

Программа ТАД направлена ​​на улучшение социально-экономических условий и инвестиционного климата путем создания льготного режима ведения экономической, торговой и инвестиционной деятельности. ТАД также служат целям диверсификации отраслевой структуры экономики, формирования и развития высокотехнологичных производств и уменьшения социально-экономической дифференциации между регионами России [6].

Наиболее распространенными видами льгот в ТАД являются: налоговые каникулы для резидентов, пониженные налоговые ставки; льготные ставки страховых взносов; таможенные преференции, в том числе упрощение и ускорение таможенных процедур, экономия на таможенных платежах [21, 22].

В России при выборе приложений для создания ТАД предпочтение отдается проблемным регионам. В международной практике механизм ТАД также в основном используется для поддержки отстающих в развитии регионов, так как этот механизм направлен на создание локальных центров инвестиционной активности, которые улучшат экономическое положение прилегающих территорий.

ТАД, в отличие от ОЭЗ, имеют более широкий набор преференций и льгот для инвесторов; территориальная локализация ТАД распространяется на отдельные муниципальные образования, как правило, городские округа; ТАД направлены не только на создание благоприятных экономических условий, но и на улучшение социальной среды [16].

Использованные данные и методология исследования. {r} \) — сумма ВРП региона r в 2016–2018 гг.

Рассматриваемый показатель важен в контексте оценки текущих направлений инвестиционного развития. В соответствии с планом Правительства РФ по ускорению роста инвестиций Footnote 3 , их минимально необходимый уровень по отношению к объему региональной экономики должен превышать 25% [23]. Территории, для которых рассматриваемый показатель превышал 25%, были отнесены к регионам с высокой инвестиционной активностью и, как следствие, высоким потенциалом экономического роста.

На следующих этапах статистическая база пополнилась данными об инвестициях в основной капитал и о количестве новых рабочих мест в рамках ТАР, собранными на основе открытых источников Footnote 4 .

В контексте измерения инвестиционного потенциала регионов Дальневосточного федерального округа важно было определить, какой вклад ТАД вносит в инвестиционную активность. В частности, нами было рассчитано соотношение вкладов накопленных инвестиций за три года в рамках ТАД к общему объему инвестиций в экономику регионов ДФО в 2016–2018 годах:

$$ \ sum I {{\;}} TOR_ {{2016–2018}} ^ {r} {\ text {/}} \ sum I _ {{2016–2018}} ^ {r}, $$

(2)

где \ (\ sum I ~ TOR _ {{2016-2018}} ^ {r} \) — сумма инвестиций в основной капитал региона ТАД r в 2016–2018 гг. {r} \) — сумма инвестиций в основной капитал региона р в 2016–2018 годах.{r} \) — среднегодовая численность занятых в регионе r в 2016–2018 гг.

На основе расчетных данных составлена ​​матрица распределения регионов ДФО по уровню инвестиционной активности и вкладу ТАД в показатель инвестиций в основной капитал регионов ДФО; Группы регионов были выделены по степени влияния ТАД на параметры инвестиционного развития.

Основные расчетные показатели были также оценены на период до 2024 года методом экстраполяции временных рядов статистических данных с учетом негативного воздействия пандемии COVID-19, которое определило снижение объема инвестиций в основных фондов в России в 2020 г. на 4.5% от уровня 2019 года Footnote 5 , и ПИИ в Дальневосточном федеральном округе более чем на 30% Footnote 6 .

Обсуждение. Показатель вклада регионов ВРП Дальневосточного федерального округа в ВВП России в 2014–2018 гг. Имел нестабильную динамику: до 2017 г. наблюдалось снижение с 6,1% в 2014 г. до 5,8% в 2017 г., в 2018 г. Дальневосточный федеральный округ в ВВП России увеличился до 6,1%.

Данная нестабильность объясняется динамикой вклада инвестиций в основной капитал (ОС) регионов ДФО по отношению к общероссийскому показателю: до 2015 года инвестиционная активность регионов ДФО росла более высокими темпами, на В 2016 г. динамика несколько замедлилась, что отразилось на небольшом снижении вклада ВРП ДФО в ВВП России.С 2016 г. наблюдается рост рассматриваемого показателя до 8%, что определило увеличение вклада экономики Дальневосточного федерального округа в ВВП России в 2018 г. (рис.1).

Рис. 1.

Вклад ВРП (- ▲ -) и инвестиций в основной капитал (- ◆ -) регионов Дальневосточного федерального округа в соответствующие показатели по России в 2014–2018 гг. Источник: Росстат, рассчитано и составлено авторами.

Рост уровня инвестиционной активности в регионах Дальневосточного федерального округа с 2014 года обусловлен началом функционирования льготных режимов ТАД. Во многом за счет ТАД, обеспечившего дополнительный приток инвестиций в экономику, уровень инвестиционной емкости Дальневосточного федерального округа в 2016–2018 гг. Составил 28%, что превышает установленный уровень в 25%, а также средний показатель по России 21% (Таблица 1).

Таблица 1. Показатели инвестиционного развития регионов Дальневосточного федерального округа

В то же время не все регионы Дальневосточного федерального округа характеризуются повышенным уровнем инвестиционной способности.Лидерами инвестиционной активности в последние годы являются Амурская область, Республика Саха (Якутия), Забайкальский край, Магаданская область, Еврейская автономная область и Сахалинская область, а по Республике Бурятия, Чукотский автономный округ, Хабаровск, Камчатка и Приморский край, соотношение капитала к объему ВРП менее 25%.

Эти различия обусловлены разнонаправленностью инвестиционных циклов для разных регионов Дальневосточного федерального округа, реализацией крупных инвестиционных проектов, а также эффектом накопленной базы экономического потенциала [24].

Общее количество ТАД Дальневосточного федерального округа по состоянию на декабрь 2020 года составляет 22 из 87 созданных в России. Количество резидентов, зарегистрированных в ТАД, оценивается в 446 человек, в рамках ТАД планируется реализовать более 300 инвестиционных проектов.

На Дальнем Востоке ТАД поддерживаются во всех регионах, за исключением Магаданской области. Динамика формирования ТАД Дальневосточного федерального округа планомерно снижалась: в 2015 году было создано восемь ТАД, в 2016 году семь, в 2017 году пять, в 2018 году ТАД не было создано, в 2019 году создано два ТАД, в 2020, шт.Таким образом, можно сделать вывод, что некая «критическая» масса этих объектов на территории Дальневосточного федерального округа сформировалась.

Пространственное распределение ТАД Дальневосточного федерального округа неравномерно: наибольшее их количество — четыре — расположены на территории Приморского края; три ТАД созданы на территории Хабаровского края, Амурской и Сахалинской областей; два ТАД поддерживаются на территории республик Бурятия и Саха, в Забайкальском крае; по одному ТАД в Камчатском крае, Еврейском автономном округе и Чукотском автономном округе.

Несмотря на ожидаемое приоритетное развитие высокотехнологичных производств, большая часть Дальневосточного ТАД специализируется на горнодобывающей, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, производстве строительных материалов и минеральных удобрений, базовой химии, металлургии, нефтехимии и угольной промышленности, т. Е. по развитию сырьевого комплекса и перерабатывающих производств с низкой добавленной стоимостью.

ТАД, расположенные в Забайкальском крае, Еврейской автономной области, Приморском, Хабаровском и Камчатском краях, Амурской и Сахалинской областях, также специализируются на агропромышленном производстве, пищевой промышленности, рыболовстве и рыбоводстве.Туризм и отдых, представленные в ТОР Камчатского и Хабаровского краев, Амурской и Сахалинской областей, являются перспективной специализацией Дальневосточного федерального округа.

К высокотехнологичным отраслям ТАД относятся: глубокая переработка сельхозпродукции (Приморский край, ТАД Михайловский), сборочные производства (Приморский край, ТАД Надеждинский), судостроение и судоремонт (Приморский край, ТАД Большой Камень, Хабаровский край, ТАД Николаевск). -на-Амуре и Комсомольск-на-Амуре), машиностроение и авиационная промышленность (Хабаровский край, ТАД Комсомольск-на-Амуре) и космическая промышленность (Амурская область, ТАД Свободный).

Объем инвестиций в основной капитал регионов Дальневосточного федерального округа за 2016–2018 гг., По данным Росстата, составил 3,85 трлн руб., При этом объем инвестиций, направленных в рамках ТАД, за тот же период оценивается в 907 млрд руб. Сноска 7 . Таким образом, ТАО на Дальнем Востоке в настоящее время обеспечивают до четверти общего инвестиционного потенциала Дальневосточного федерального округа, что в целом характеризует важность рассматриваемых объектов для социально-экономического и инвестиционного развития.В то же время уровень инвестиционной активности в ТАО Дальневосточного федерального округа существенно различается.

В связи с этим можно выделить три группы регионов Дальневосточного федерального округа:

—Регионы, для которых ТАО является основным инструментом инвестиционного развития: вклад ТАО в инвестиции в основной капитал составляет более 50 % для Амурской области, Приморского края и Чукотского автономного округа.

—Регионы, для которых ТАД является важным, но не ключевым инструментом инвестиционного развития: вклад ТАД в инвестиции в основной капитал составляет от 10 до 50% в Хабаровском и Камчатском краях.

—Регионы, для которых ТАД является одним из инструментов инвестиционного развития: вклад ТАД в инвестиции в основной капитал составляет менее 10% в Забайкальском крае, Республике Саха (Якутия) и Бурятии, еврейской Автономная область, Сахалинская область.

В настоящее время нет прямой зависимости между уровнем инвестиционной емкости экономики регионов ДФО и вкладом ТАД в инвестиции в основной капитал. Значения обоих показателей высокие только для Амурской области.Причем на территории Магаданской области инвестиционная способность высока и составляет около 30%; TAD не поддерживаются (рис. 2). Эти различия могут свидетельствовать о том, что ТАД создаются преимущественно в регионах, где наблюдается снижение уровня инвестиционной активности [25, 26].

Рис. 2.

Распределение регионов Дальневосточного федерального округа по уровню экономики инвестиционной емкости и вкладу ТАД в инвестиции в регионы ФО в 2016–2018 гг.Источник: Росстат, рассчитано и составлено авторами.

По расчетам Минвостокразвития России, в рамках ДВО Дальневосточного федерального округа, за весь период их существования на период до 2024 г. инвестировать 3,77 трлн руб., из которых 2,6 трлн руб. придется на период 2019–2024 гг. Сноска 8 . С учетом негативных экономических последствий пандемии COVID-19 благоприятный уровень инвестиционной активности в Дальневосточном федеральном округе, по данным Министерства развития Дальнего Востока России, в 2020–2024 годах оценивается в 5–5 баллов.5 трлн руб. Сноска 9 .

Таким образом, вклад ТАД в общий объем инвестиций в экономику Дальневосточного федерального округа может увеличиться до 35%, в то время как по большинству регионов ожидается рост показателя. В частности, к 2024 году вклад ТАД в инвестиционный потенциал Забайкальского края должен существенно возрасти с 7 до 78%, Камчатского — с 11 до 60%, Приморского края — с 54 до 91%, Еврейской автономной области — с От 6 до 15%.

Для республик Бурятия, Саха (Якутия), Хабаровского края, Амурской и Сахалинской областей вклад ТАД в инвестиции в основной капитал в целом останется на текущем уровне, и только для Чукотской автономной области существенное снижение в инвестиционной роли ТАД ожидается за счет реализации крупных инфраструктурных проектов на территории округа, вне деятельности ТАД, в рамках реализации Комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры для Период до 2024 года Сноска 10 (таблица 2).

Таблица 2. Вклад ТАД Дальневосточного федерального округа в инвестиции в основной капитал регионов Дальневосточного федерального округа в 2016–2018 гг. И 2019–2024 гг. Таблица 3. Вклад ТАД Дальневосточного федерального округа Дальневосточный федеральный округ к динамике занятости в регионах Дальневосточного федерального округа в 2016–2018 гг. И 2016–2024 гг.

За время функционирования ТАД Дальневосточного федерального округа создано более 40 тысяч новых рабочих мест.По данным Министерства развития Дальнего Востока России, в рамках ТАО Дальневосточного федерального округа на период до 2024 года планируется создать более 83 тыс. Рабочих мест.

По первому рассмотрению, Можно сделать вывод, что социальные эффекты деятельности ТАД не так значительны по сравнению с их экономической ролью. В частности, доля рабочих мест, созданных в рамках ТОД, от среднегодовой численности занятых в экономике регионов ДФО оценивается в 1%.При этом можно выделить регионы, в которых более 1,5% занятого населения задействовано в деятельности ТАД: Камчатский край, Чукотский автономный округ и Республика Саха (Якутия).

Если рассматривать динамику формирования новых рабочих мест в регионах Дальневосточного федерального округа, то роль ТАД с точки зрения социальных эффектов окажется более значительной. В 2016–2018 гг. Среднегодовая численность занятых в Дальневосточном федеральном округе снизилась на 0.9%, или 38,4 тыс. Человек, при этом наибольшие темпы сокращения численности занятых наблюдались в Еврейской автономной области –6,5%, или 4,5 тыс. Человек, и в Республике Бурятия –2,3%, или 8,9 тыс. Человек. . Рост численности занятых зафиксирован только в двух регионах: Республика Саха (Якутия) на 2,8%, или 16,3 тыс. Человек, и Чукотский автономный округ, на 4,3%, или 1,4 тыс. Человек, т.е. в тех регионах, где этот показатель наиболее высок. новых рабочих мест в ТАД к общей численности занятых в регионе.

В ряде регионов, где зафиксировано наибольшее количество рабочих мест, созданных в рамках ТОД, при этом наблюдается несколько сглаженная динамика сокращения численности занятых в экономике. Таким образом, несмотря на то, что проблема значительного миграционного оттока и убыли населения в регионах Дальневосточного федерального округа сохраняется и по сей день, можно сделать вывод о благотворном стабилизирующем влиянии ТАД на рынок труда в регионах. , компенсируя значительную часть потерянных рабочих мест.

Если предположить, что сокращение численности занятых в экономике ДФО сохранится на среднем уровне до 10 тыс. Рабочих мест в год, то вклад рабочих мест, сформированных в рамках ТАД, в среднегодовую численность занятых в ДФО к 2024 году может увеличиться до 2%. В то же время ожидается, что доля рабочих мест в ТАД наиболее существенно увеличится в Чукотском автономном округе — до 12%, в Камчатском крае, до 6%, в Приморском крае, Республике Саха (Якутия). Амурская область — более 2% (таблица 3).

* * *

Исследование показало, что ТАО Дальневосточного федерального округа обладают значительным экономическим потенциалом и являются одним из важнейших инструментов инвестиционного и экономического развития Дальневосточного федерального округа.

Текущий вклад ТАД в общий объем инвестиций в основной капитал регионов Дальневосточного федерального округа оценивается в 24%; Вклад рабочих мест, созданных в рамках ТОД, в показатели среднегодовой численности занятых в экономике Дальневосточного федерального округа составляет более 1%.Таким образом, в настоящее время ТАД фактически определяет четверть объема инвестиционной активности в экономике Дальневосточного федерального округа, а к 2024 году этот показатель может увеличиться до 35%.

Социальная эффективность ТАД существенно уступает уровню их влияния на параметры инвестиционной деятельности. Несмотря на то, что ТАД в целом оказывают стабилизирующее влияние на рынок труда, проблема сокращения численности занятых в экономике Дальневосточного федерального округа до сих пор не решена.Относительно низкая социальная эффективность ТАД связана, в том числе, с их отраслевой специализацией: ТАД в первую очередь нацелена на развитие сырьевого сектора, не требующего создания большого количества рабочих мест.

Основные риски разработки КПК в долгосрочной перспективе связаны в основном с их отраслевой специализацией. С одной стороны, ТАД оказывают благотворное стимулирующее влияние на экономическую активность и играют роль ключевых центров экономического роста. С другой стороны, происходит усиление сырьевой специализации, формирование рентной экономики, в основе которой лежит экспорт природных ресурсов.

Отрицательным результатом деятельности ТАД в краткосрочной перспективе может стать существенное ухудшение экологической обстановки в регионах Дальневосточного федерального округа, в долгосрочном — постепенное снижение их экономической отдачи из-за истощения природных ресурсов. ресурсный потенциал. В связи с этим особенно важно проводить системный мониторинг и контроль деятельности ТАД, стимулировать развитие на их основе высокотехнологичных и инновационных производств.

Банкноты

  1. 1.
  2. 2.

    По имеющимся данным Росстата последние временные ряды доступны до 2018 года.

  3. 3.
  4. 4.

    Использованы открытые источники: официальные сайты Правительства России; Министерство развития Дальнего Востока России; Минэкономразвития России; АО «Корпорация развития Дальнего Востока»; индивидуальный ТАД Дальневосточного федерального округа.

  5. 5.
  6. 6.
  7. 7.
  8. 8.
  9. 9.
  10. 10.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. 1

    Клепач А. Н. Обращение к стратегическому планированию: шипы и перспективы, Вопр. Полит. Экономика, 2016. № 1. С. 44–63.

  2. 2

    Б.Ю. Титов В.А., Широв А.А. Стратегия роста России // Вопр. Экономика. № 12. С. 24–39 (2017).

  3. 3

    С.Ю. Глазьев, «Российская экономика в начале 2020 года: о коренных причинах нарастающего хаоса и комплексе антикризисных мер», Росс. Экон. Журн., № 2, 3–39 (2020).

  4. 4

    П.Я. Бакланов А.В. Территории опережающего развития: понятие, структура и подходы к идентификации // Рег. Исслед., № 3, 12–19 (2014).

  5. 5

    Дуканич Л. В., Кувшинова Е. А. Многокритериальная оценка предпринимательской активности в регионах Дальневосточного федерального округа // Науч. Исслед. Экон. Фак. 12 (3), 7–15 (2020).

    Google ученый

  6. 6

    Н.Кашина В. Территории опережающего развития: новый инструмент привлечения инвестиций на Дальний Восток // Экономика. Рег. 12 (2), 569–585 (2016).

    Google ученый

  7. 7

    Т. Бреннер и Т. Брукель, «Методологические вопросы измерения инновационной деятельности пространственных единиц», Инд. Инновации 18 (1), 7–37 (2009).

    Артикул Google ученый

  8. 8

    С.Белензон и М. Шанкерман, «Распространение информации: география, политика и распространение знаний», Rev. Econ. Стат. 95 (3), 884–903 (2013).

    Артикул Google ученый

  9. 9

    Исаев А.Г. Территории опережающего развития: новый инструмент региональной экономической политики // ЭКО. 2017. № 4 . С. 61–77.

    Google ученый

  10. 10

    Земцов С.П., Земцов В.Баринова А., Панкратов А.А., Куценко Е.С. «Потенциальные высокотехнологичные кластеры в регионах России: от текущей политики к новым точкам роста», Форсайт 10 (3), 34–52 (2016).

    Google ученый

  11. 11

    Смирнов М.А. Территории опережающего развития: высокие риски и необходимость активной отраслевой государственной политики // Финансы. Анал .: Пробл. Решения, № 16 , 2015, с. 58–68.

    Google ученый

  12. 12

    Т.Скрыль В. Механизм опережающего развития территорий как элемент устойчивого экономического развития // Экономика. Образ., № 2, 135–147 (2016).

  13. 13

    Какаулина М.О. Территории опережающего социально-экономического развития: эффективность функционирования и роль в формировании оптимальной налоговой нагрузки // Экономика, Налоги, Право, 11 (4), 78–89. (2018).

    Google ученый

  14. 14

    Мусаев Р.А., И.Урумова О., Панкратов А.А. Влияние государства на привлечение инвестиций в Северо-Кавказский федеральный округ // Eur. Proc. Soc. Behav. Наук, Future Acad. 92 , 758–766 (2020).

    Google ученый

  15. 15

    Кузнецова О.В., Основы региональной политики, (М., МГУ, 2012).

    Google ученый

  16. 16

    Виленский А.В. От свободных экономических зон к территориям опережающего развития // Федерализм. 1 , 27–43 (2020).

    Google ученый

  17. 17

    Р. В. Орттунг, О. А. Анисимов, С. В. Бадина и др. «Измерение устойчивости арктических городов России», Ambio (2020).

  18. 18

    Кузнецова О.В. Проблемы выбора приоритетов пространственного развития // Вопр. Экономика, № 1, 146–157 (2019).

  19. 19

    Шворина К. В., Фалейчик Л. М. Основные тенденции миграционной мобильности населения регионов Сибирского и Дальневосточного федеральных округов // Экономика.Рег. 14 (2), 485–501 (2018).

    Google ученый

  20. 20

    Бадина С.В., Панкратов А.А., Янков К.В. Проблемы транспортной доступности изолированных населенных пунктов в европейском секторе Арктической зоны России // ИнтерКарто, ИнтерГИС 26 (1), 305–318.

  21. 21

    Тихонова А.В. Возможности налоговых льгот для сельского хозяйства на территориях опережающего развития // Экономика, налоги, право. 6 , 155–162 (2015).

    Google ученый

  22. 22

    Мусаев Р.А., Панкратов А.А. Проблемы реализации федеральной кластерной политики в Российской Федерации // Рег. Эконом .: Теор. Prakt. 18 (2), 265–283 (2020).

    Google ученый

  23. 23

    Мусаев Р.А., Астапов К.Л., Панкратов А.А. Роль кластерной политики в модернизации экономики России // Пробл.Теор. Prakt. Управл., 2020, № 10, 101–119.

  24. 24

    Зубаревич Н.В., Регионы России: неравенство, кризис и модернизация, (М., Независимый институт социологической политики, 2010).

    Google ученый

  25. 25

    П. Кругман, «Первая природа, вторая природа и метрополия», J. Reg. Sci. 33 (2), 129–144 (1993).

    Артикул Google ученый

  26. 26

    Н.Зубаревич В. Стратегия пространственного развития: приоритеты и инструменты // Вопр. Экономика, № 1, 135–145 (2019).

Скачать список литературы

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований в рамках научного проекта № 19-310-

«Разработка универсальной многофакторной эконометрической модели. направлена ​​на выявление, измерение и прогнозирование кластерных эффектов на примере федеральных кластерных образований Российской Федерации (инновационных территориальных и промышленных кластеров).”

Информация об авторе

Место работы

  1. Московский государственный университет, 119234, Москва, Россия

    Панкратов А.А., Кувшинова Е.А.

  2. Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России, Москва, Россия

    Л.С. Галстян

Автор для переписки

Для переписки Панкратов А.А.

Об этой статье

Цитируйте эту статью

Панкратов, А.А., Кувшинова Е.А. , Галстян, Л. Количественная оценка социально-экономического потенциала территорий опережающего развития регионов Дальневосточного федерального округа. Шпилька. Русь. Экон. Dev. 32, 407–414 (2021). https://doi.org/10.1134/S1075700721040110

Ссылка для скачивания

Поделиться этой статьей

Все, с кем вы поделитесь следующей ссылкой, смогут прочитать это содержание:

Получить ссылку для совместного использования

К сожалению, в настоящее время ссылка для совместного использования недоступна доступно для этой статьи.

Предоставлено инициативой по обмену контентом Springer Nature SharedIt

Ключевые слова:

  • территория опережающего социально-экономического развития
  • особая экономическая зона
  • Дальневосточный федеральный округ
  • инвестиционный потенциал
  • инвестиционный потенциал
  • социально-экономическое воздействие
.

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *