Ментальность русская: 12 черт русского менталитета, в которых вы узнаете себя – что значит быть русским человеком?

12 черт русского менталитета, в которых вы узнаете себя

Вообще, менталитет — это преобладающие схемы, стереотипы и шаблоны мышления. Россияне — не обязательно русские. Отдельный человек может гордиться тем, что он «казак», «башкир» или «еврей» в пределах России, но за ее пределами всех россиян (бывших и настоящих) по традиции называют (независимо от происхождения) русскими. Для этого есть основания: как правило, все они имеют сходство в своей ментальности и стереотипах поведения.

Twimg.com

Россиянам есть чем гордиться, у нас огромная и сильная страна, у нас талантливые люди и глубокая литература, при этом мы сами знаем и свои слабые стороны. Если мы хотим становиться лучше — мы обязаны их знать.

Итак, давайте посмотрим на себя со стороны, а именно со стороны строго научных исследований. Что отмечают исследователи культуры как специфические черты российского менталитета?

1. Соборность, примат общего над личным: «мы все свои», у нас все общее и «а что люди скажут». Соборность оборачивается отсутствием понятия приватности и возможностью любой соседской бабушке вмешаться и высказать вам все, что она думает по поводу вашей одежды, манер и воспитания ваших детей.

Из той же оперы понятия «общественность», «коллектив», отсутствующие на Западе. «Мнение коллектива», «не отделяться от коллектива», «а что люди скажут?» — соборность в чистом виде. С другой стороны, вам скажут, если у вас торчит ярлычок, развязался шнурок, забрызганы брюки или порван пакет с продуктами. А также — помигают фарами на дороге, чтобы предупредить о ГИБДД и спасти от штрафа.

2. Стремление жить по правде. Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации — нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников — прежде всего Священного Писания.

За пределами российской культуры чаще говорится о законопослушности, правилах приличия или следовании религиозным заповедям. В восточном менталитете о Правде не говорится, в Китае важно жить по заветам, оставленным Конфуцием.

3. В выборе между разумом и чувством русские выбирают чувство: искренность и душевность. В российском менталитете «целесообразность» практически синоним корыстного, эгоистичного поведения и не в чести, как что-то «американское». Среднему российскому обывателю трудно представить, что можно разумно и осознанно действовать не только ради себя, но и ради кого-то, поэтому действия бескорыстные отождествляются с действиями «от сердца», на основе чувств, без головы.

Российское — нелюбовь к дисциплине и методичности, жизнь по душе и настроению, смена настроения от миролюбия, всепрощения и смирения к беспощадному бунту на полное уничтожение — и обратно. Русский менталитет живет скорее по женской модели:

чувство, мягкость, всепрощение, реагируя плачем и яростью на последствия такой жизненной стратегии.

4. Определенный негативизм: большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое. Россияне хорошо понимают, что такое тоска, при том что это слово непереводимо на другие европейские языки. На улицах у нас не принято улыбаться, смотреть в лица окружающим, неприлично знакомиться и просто заговаривать.

5. Улыбка в русском общении не является обязательным атрибутом вежливости. На Западе чем больше улыбается человек, тем он больше проявляет вежливости. В традиционно русском общении приоритет — требованию искренности. Улыбка у русских демонстрирует личное расположение к другому человеку, которое, естественно, не распространяется на всех. Поэтому если человек улыбается не от души, это вызывает неприятие.

Можно обратиться за помощью — скорее всего помогут. Нормально попрошайничать — и сигаретку, и деньги. Человек с постоянно хорошим настроением вызывает подозрение — то ли больной, то ли неискренний. Тот, кто обычно приветливо улыбается другим — если не иностранец, то, конечно, подхалим. Конечно, неискренний. Говорит «Да», соглашается — лицемер. Потому что искренний российский человек обязательно не согласится и возразит. И вообще самая настоящая искренность — это когда матом! Вот тогда — человеку веришь!

6. Любовь к спорам. В русском общении традиционно большое место занимают споры. Русский человек любит спорить по самым различным вопросам, как частным, так и общим.

Любовь к спорам по глобальным, философским вопросам — яркая черта русского коммуникативного поведения.

Русского человека часто интересует спор не как средство нахождения истины, а как умственное упражнение, как форма эмоционального, искреннего общения друг с другом. Именно поэтому в русской коммуникативной культуре спорящие столь часто теряют нить спора, легко отходят от первоначальной темы.

При этом совершенно нехарактерно стремление к компромиссу или к тому, чтобы дать собеседнику сохранить лицо. Бескомпромиссность, конфликтность проявляется очень ярко: нашему человеку некомфортно, если он не доспорил, не смог доказать свою правоту. «Как сформулировал это качество английский учитель: «Русский всегда спорит на победу». И наоборот, характеристика «бесконфликтный», скорее, носит неодобрительный оттенок, как «бесхребетный», «непринципиальный».

7. Русский человек живет верой в добро, которое когда-то спустится с небес (или просто сверху) на многострадальную русскую землю: «Добро обязательно победит зло, но потом, когда-нибудь». При этом его личная позиция — безответственная: «Нам принесет правду кто-то, но не я лично. Я сам ничего сделать не могу и делать не буду». Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

8. Принцип «не высовывайся». В русском менталитете пренебрежительное отношение к политике и демократии как форме политического устройства, при котором источником и контролером деятельности власти выступает народ. Характерна убежденность в том, что реально люди нигде ничего не решают и демократия — это ложь и лицемерие. В то же время терпимость и привычка ко лжи и лицемерию своей власти по причине убежденности, что иначе нельзя.

9. Привычка к воровству, мздоимству и обману. Убежденность в том, что воруют везде и все, а честным путем заработать большие деньги невозможно. Принцип — «не украдешь — не проживешь». Александр I: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту — сяду в кресло, и украдут челюсть…» Даль: «Русский человек не боится креста, а боится песта».

При этом для россиян характерно протестное отношение к наказаниям: наказывать за мелкие нарушения — нехорошо, как-то мелочно, нужно — «прощать!», а когда на этом фоне люди привыкают законы не уважать и от мелких нарушений переходят к крупным — тут российский человек будет долго вздыхать, пока не разозлится и не устроит погром.

10. Вытекающая из предыдущего пункта характерная черта российского менталитета — любовь к халяве. Фильмы нужно скачивать через торрент, платить за лицензионные программы — западло, мечтою является радость Лени Голубкова в МММ-пирамиде. Наши сказки рисуют героев, которые лежат на печи и в итоге получают царство и сексапильную королеву. Иван-Дурак силен не трудолюбием, а сообразительностью, когда за него все сделают Щуки, Сивки-Бурки, Коньки-Горбунки и прочие волки, рыбы и жар-птицы.

11. Забота о здоровье ценностью не является, спорт — странно, болеть — нормально, но категорически не допускается бросать убогих, в том числе считается нравственно недопустимым уходить от тех, кто не заботился о своем здоровье и в результате стал по факту беспомощным инвалидом. Женщины ищут богатых и успешных, а любят убогих и больных. «Как же он без меня?» — отсюда созависимость как норма жизни.

12. Место гуманизма у нас занимает жалость. Если гуманизм приветствует заботу о человеке, ставя на пьедестал свободного, развитого, сильного человека, то жалость направляет заботу на несчастных и больных. По статистике Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым по популярности стоит на пятом месте после помощи детям, старикам, животным и помощи экологическим проблемам. Людям больше жалко собак, чем людей, а из людей из чувства жалости важнее поддержать нежизнеспособных детей, а не взрослых, которые еще могли бы жить и работать.

В комментариях к статье кто-то соглашается с подобным портретом, кто-то обвиняет автора в русофобии. Нет, автор любит Россию и верит в нее, уже которое десятилетие занимаясь просветительской и образовательной деятельностью для своей страны. Здесь врагов нет и не нужно здесь их искать, наша задача в другом: а именно, думать, как нам поднимать нашу страну и воспитывать детей — наших новых граждан.

Об авторе: Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии, основатель сайта «Психологос».

что значит быть русским человеком?

Иностранным гостям русская душа кажется сложной и непонятной. Они считают, что у нас отсутствует логика, мы живем по зову чувств, агрессивны и не образованны. Но в то же время создается контраст на фоне общего мнения, если начать изучение культурного наследия России.

Художники, поэты, писатели, архитекторы, творившие вдохновленные красотой родной природы и противоречивостью русского народа, опровергают это мнение. Поэтому зарубежные, а теперь и российские историки и ученые, изучают феномен русского менталитета и выясняют, что повлияло на его становление и каковы его особенности.

Что такое менталитет

Под этим словом подразумевается совокупность общих черт поведения, нравов, устоев и стереотипов того или иного народа. Менталитет формируется под действием множества факторов, таких как территориальное расположение, погодные условия, исторические события и другие.

Россия – большая страна, с точки зрения географии и этнической принадлежности. У нас русским называют каждого, кто входил в состав великой державы. Будь то украинец или казах, белорус или кто-либо еще. В этом и заключается особенность российского менталитета – на него повлияли ранее сложившиеся народные культуры, и каждая внесла в него свои черты.

Что думают иностранцы о России

Понятие ментальность народа появилось еще в начале ХХ века, но русские узнали о нем только к 80 годам. Тогда искусствоведы, историки и психологи нашей страны стали усиленно изучать сложившиеся черты личности ее жителей. Но зарубежные ученые начали это делать гораздо раньше. И они пришли к любопытным для нас выводам. Мифы о суровых зимах и медведях на улице отошли на второй план. Их место заняли другие занимательные наблюдения.

Что думают иностранцы о России:

иностранцы считают русский народ вычурным, так как мы одеваемся и ведем себя вульгарно и вызывающе;
мы громко разговариваем, носим красивую, но неудобную и непрактичную одежду, женщины ярко красятся, мы хвастаемся успехами и указываем на неудачи других;
зарубежные гости поражены русским гостеприимством, когда они думали, что у нас живут одни бандиты;
зарубежные предприниматели знают, что русские любят переплачивать за качество и пользуются этим;
к сожалению, в зарубежных странах до сих пор уверены, что все русские пьют;
но, к счастью, даже иностранцы заметили насколько крепки в России семейные узы. Если за границей принято перестать помогать взрослым детям, а пожилых родителей отправлять в дом престарелых, то у нас это считается дикостью.

Это не все занимательные факты о русском менталитете глазами зарубежных гостей. Но и их достаточно для того, чтобы понять некомпетентность в этом вопросе.

Отличительные черты русского менталитета

Почему иностранцы не могут сказать ничего конкретного о русском человеке, кроме глупых стереотипов, навеянных Западом. Потому что наш менталитет многогранен и сложен, он имеет черты, которые, совершенно не совместимы, но прекрасно уживаются между собой.

Чтобы выделить главные из них, потребовалось не одно десятилетие. Еще Гитлер положил начало этому исследованию, и не закончено оно до сих пор. По сей день мы являемся предметом изучения иностранных ученых. Делается это в благих целях и для того, чтобы найти уязвимое место, которое поможет подчинить русский народ.

Почему эта кампания до сих пор не принесла успеха. Те, кто вырос на других континентах и не имеет такой истории, не поймет, что и зачем делает русский человек. Отличный склад ума и особенности мышления не дают сделать однозначные выводы и заключения.

Соборность

Эта главная черта российского менталитета. На нас очень влияет общественное мнение, более того, мы допускаем вмешательство в нашу жизнь посторонних людей. Ни в какой другой стране не принято подходить к незнакомым людям и высказывать им свое мнение. За рубежом это считается верхом неприличия. У нас же наоборот, каждый норовить озвучить свое мнение и даже навязать его окружающим.

Почему так происходит. Русский человек отличается простотой и добродушием и укоряет прохожих, соседей или знакомых не из негативных побуждений, а стараясь исправить ситуацию, повлиять на него своими советами. Точно так же к вам могут подойти и подсказать, что вы испачкали юбку или обронили платок. Кстати, за границей это тоже не принято. Люди пройдут мимо и ничего вам не скажут.

Правдивость и искренность

В генах русского человека заложено добиваться правды в любой ситуации. Эта черта менталитета преследует нас со времен Древней Руси. Тогда правдой называли свод законов, основанных, в большинстве, на Священном писании. С тех пор выражение «вершить право» и «правосудие» укоренились как единственно верные способы решения конфликта.

Этому способствует и другая яркая черта менталитета русского народа – следование чувствам. Чтобы добиться правды и справедливости разжигались восстания, свержения правителей, творился самосуд. Люди знали, что шли против логики и разума, что им грозит гибель, но не могли отказаться от своей идеи.

Многие исторические события привели к тому, что русский народ приобрел еще одно качество – отсутствие дисциплины. Мы не любим, когда нами управляют и командуют, не верим правительству и думаем, что знаем больше, чем те, кто во главе страны.

Так сложилось, что у нас отсутствует рациональность, мы считаем, что если искать личную выгоду в каком-то предприятии – это признак корыстности. Может, поэтому Россия помогает всем, кроме самих себя.

Негативизм

Русский человек часто недооценивает свои способности. Поэтому в стране много подавленных и потерянных личностей. Эта черта менталитета сложилась в связи с тем, что мы любим искренность и высказываем друг другу все, что на душе. Если в других странах принято быть вежливым и до последнего сохранять спокойствие в любой ситуации, то русский человек выскажет все как есть, даже если вы просто наступили кому-то на ногу.

Мы не улыбаемся незнакомым людям, как принято на Западе. В России это признак недалекого ума. Но это не мешает нам быть добродушными и чувствительными людьми. Если попросить незнакомого человека о помощи, то он непременно это сделает.

Мы не остаемся равнодушными к тем, кому плохо, нам жалко больных людей, бездомных животных и всех тех, кто слабее нас. Мы помогаем, даже если нас об этом не просят. Не для того, чтобы получить благодарность, а просто так.

Философский дар

Несмотря на то, что большинство жителей нашей страны живут неблагополучно, нас мало интересуют материальные вопросы. В компании друзей любой разговор рано или поздно приобретает черты вселенского масштаба.

А как русский человек любит поумничать и поспорить. Доказать собеседнику свою правоту, добиться его согласия с вашими словами – это черта русского характера. Любой разговор плавно перетекает в спор, который закончится только тогда, когда один из участников сдастся другому. Это происходит, потому что мы любим правду. На чьей она стороне, тот и сильнее.

Русские не любят проспоривать, поэтому часто, чтобы доказать свою правоту, начинают громко и грозно разговаривать. Если иностранец может воспринять это как грубость и невоспитанность, то для русского – это демонстрация своей правоты и нежелания уступать.

Мы часто ругаемся, но такое общение не несет негатива, на следующий день два вчерашних противника могут стать лучшими друзьями. Наоборот, когда кто-то может отстоять свое мнение, люди проникаются к нему уважением и симпатией.

Вера в чудеса

Виноваты в этой черте характера русского человека религиозное прошлое и культурное наследие в виде народных сказок. Нас с детства учат, что нужно делать добро и тогда оно вознаградиться, что все будет хорошо и все мечты сбудутся. И даже став взрослыми мы продолжаем в это верить.

Вспомните, как героям русских народных сказок везло. Один лежал на печи 30 лет, другой был младшим и бесполезным сынком. Но появлялись волшебные звери и все делали за них. И вот у Иванушки дурачка уже невеста и полцарства в придачу.

У каждого из нас есть мечта, но чтобы ее осуществить мы ничего не делаем. Вместо этого ждем, когда она сбудется сама по себе. Поэтому часто наши мечты находятся за гранью возможного, мы хотим все и сразу. Ведь кто-то это сделает за нас.

Мы работаем как обычно, занимаемся домашними делами и ни на грамм не приближаемся к нашей мечте день за днем. Мы лучше купим лотерейный билет, чем начнем наконец-то откладывать деньги на квартиру или машину. Мы лучше будем ждать изобретения волшебной таблетки, чем наконец-то возьмем себя в руки и похудеем.

Нездоровый образ жизни

Как это ни грустно, но жители страны не заботятся о своем здоровье. Любимая фраза русских: «Само пройдет!». Доверять врачам у нас не принято, а принято использовать рецепты народной медицины. Некоторые даже рак лечат травами и волшебными аппаратами.

Происходит это по тому, что за такой долгий период существования страны, мы не акцентировали внимание на здоровье. Мы не образованы в этой сфере и неправильно понимаем смысл поговорки: «То, что нас не убивает, делает нас сильнее». Любовь к праздному образу жизни приводит русских людей к нелюбви к себе и своему телу.

К счастью, сегодня молодое поколение начинает интересоваться своим здоровьем, увлекается спортом, ходит в тренажерный зал для обретения красивой фигуры. Но это только начало большого пути после осознания того, что Россия катилась вниз.

Жизнь «по блату»

Еще одна сложившаяся отличительная черта русского народа – это взятничество. 200 лет назад в России было принято давать чиновникам плату за услуги, но даже когда это право отменили, привычка осталась.

Чиновники настолько прижились в комфортных условиях, что ни за что не хотели терять финансовых вливаний со стороны народа. Поэтому вопросы до сих пор решаются не по закону, а «по блату».

Искоренить эту черту на данном историческом этапе России невозможно, так как существуют другие глобальные проблемы, но борьба уже началась и приносит успехи.

Выносливость

Исторические события, такие как восстания, войны, блокады и постоянные смены правителей привели к неблагополучию русского народа. Это и позволило воспитать в людях выносливость, терпеливость и умение противостоять невзгодам.

Русский человек только недавно привыкает к комфорту. Раньше мы много времени проводили на полях, чтобы прокормить семью, часто годы были неурожайными, поэтому приходилось работать в режиме без сна и отдыха.

Погодные условия тоже повлияли на становление русского менталитета. Иностранцы жутко боятся холода. Для них 0 градусов уже повод надеть дубленку. Русский народ привык к таким температурам и прекрасно их переносит. Стоит только вспомнить традицию окунаться в прорубь на рождество. Некоторые русские вообще практикуют моржевание всю зиму.

Сегодня Россия выходит из кризиса, перед народом встают новые задачи. Поэтому менталитет постепенно меняется, обретая новые черты. Но некоторые из них навсегда останутся в русских душах и помогут оставаться непобедимыми и неустрашимыми перед опасными врагами.

Что такое менталитет? Особенности русского менталитета и его формирование

Менталитет и ментальность: определения

Менталитет — это совокупность умственных, эмоциональных, культурных особенностей и ценностных ориентиров, которые присущи той или иной общественной или этнической (национальной) группе. В словаре Ожегова менталитет трактуется как мировосприятие, умонастроение.

Менталитет предполагает наличие установок сознания, которые включают представления человека о себе самом, своем месте в природе и обществе, понимание окружающего мира. При этом все они не подвергаются логическому осмыслению. Природа менталитета в большей степени связана с подсознанием, определяющим поведение человека.

Сам термин изначально существовал в исторической науке, но сейчас он чаще используется в психологии и социологии.

Менталитет — это часть индивидуальной психики человека, которая формируется в процессе его приобщения к культуре. То есть люди усваивают менталитет своего народа еще в детском возрасте, когда овладевают национальным языком, слушают сказки и колыбельные, адаптируются к бытовым условиям жизни.

Поэтому менталитет можно определить как стереотипы и привычки сознания, заложенные воспитанием и культурными традициями, присущие социально-культурной общности или сословию.

«Менталитет» следует отличать от «ментальности», которая представляет собой совокупность осознанных и неосознанных психологических установок действовать, мыслить и воспринимать мир. Культуролог Андрей Флиер определяет ментальность как «душевный склад, духовный облик, типичный для людей данной культуры, психологические особенности, лежащие в основе обычаев и нравов».

Формирование менталитета

Обычно выделяют четыре фактора, которые влияют на само возникновение менталитета:

  • природно-географические причины

  • социально-исторические аспекты

  • вероисповедание

  • образование

Особое мировоззрение нации формируется на протяжении всей ее истории. Менталитет нельзя относить к внешнему признаку народности.

Что касается формирования определенного типа менталитета у конкретной личности, принято обозначать такие факторы:

  • индивидуальная эволюция

  • мировоззрение родителей

  • биологические причины

  • влияние отдельных личностей: учителей, тренеров, друзей

  • социальные учреждения

  • литературные произведения, кинокартины, иные разновидности искусства

  • СМИ

  • политика государства

Национальный менталитет

Окончательно и вопрос о соотношении менталитета и национального характера до сих пор не решен. Истори Леонид Милов фактически отождествлял поведенческие стереотипы и менталитет, ментальность и национальный характер.

Менталитет народа – это глубинные структуры его сознания, постоянные, стабильные, объединяющие разные исторические эпохи. Общие для всех народов основные общечеловеческие ценности в культуре разных народов приобретают разный смысл, разные акценты, связанные с ментальностью этих народов. Менталитет нации проявляется в ее культуре, языке, придавая ей национальное своеобразие.

Русский менталитет

Русский национальный характер сформировался под влиянием ряда причин:

  • принятия православного христианства от Византии

  • татаро-монгольского ига, следы которого глубоко врезались в память русского народа

  • расположение России между цивилизациями Запада и Востока — это стало глубинной основой ее двойственности

Историк Василий Ключевский отмечал противоречие между трудолюбием и ленью русского нарорда. Он заметил, что русские привыкли к чрезмерному кратковременному напряжению сил, они могут какое-то время работать на пределе возможностей, но после этого наступает довольно продолжительный отдых. К слову, русский менталитет предполагает и описанную писателем Иваном Гончаровым «обломовщину» – лень, инертность, стремление к максимальному спокойствию.

Татьяна Шишмарева. Обломов на диване. 1954

Особое место в жизни и истории русского народа занимает православие, которое оказало влияние на жизненную философию счастья русских — важнейшее значение в ней имеет компонент страдания. Как раз внимание к страданию нашло отражение почти во всей классической литературе XIX века.

В большей степени это проявилось в произведениях Федора Достоевского, который считал страдания ценными, потому что они очищают и возвышают человека. Страдать просто необходимо, чтобы стать личностью. После страдания человек становится душевно более тонким, способным сочувствовать и сострадать другим.

Эту же мысль мы находим в трудах выдающегося русского философа Владимира Соловьева. Он пишет о сострадании как жалости. Жалость состоит в том, что человек «…соответственным образом ощущает чужое страдание или потребность, т.е. отзывается на них более или менее болезненно, проявляя таким образом в большей или меньшей степени свою солидарность с другими».

Среди важнейших характеристик русской ментальности принято выделять также преобладание морального сознания над правовым и политическим. С таких позиций русский человек обычно оценивает и любые действия власти.

Русский философ Николай Лосский обратил внимание, что менталитет русских людей обычно строится на борьбе противоположностей. Прежде всего он отмечал религиозность, которая сочетается с воинствующим атеизмом. По его мысли, русские хотят действовать во имя чего-то абсолютного, но при этом если они начинают сомневаться в идеале, то способны перейти от сильной богобоязненности и послушания к необузданному бунту.

Среди других противоречивых особенностей русских людей он, как и Ключевский, отмечает страстную силу воли и максимализм, сочетающиеся с леностью и пассивностью. Кроме того, русскому народу присуща свобода духа, искание высших ценностей и склонность к анархии, нигилизму и хулиганству. Также происходит столкновение исконной доброты с необузданной жестокостью. Помимо этого, в русском менталитете есть место даровитости, сатирическому складу ума, склонности к самоуязвлению, отсутствию самодисциплины и чувства меры.

Лосский также выделял «слабости» русского характера, которые обычно бросаются в глаза иностранцам. Это небрежность в работе, беспечность, критиканство и отсутствие действия, пьянство, своеволие и попустительство, склонность к абсурдным поступкам и увлечение самобичеванием.

Менталитет других национальностей

Американцы

Среди особенностей американского менталитета обычно выделяют их особенность ведения беседы: идеальный разговор для американца — это обмен мыслями, а не монолог. Они ценят в собеседнике искренность, заинтересованность в теме и умение просто и ясно излагать свои мысли и эмоции.

Американскому менталитету свойственно стремление к личному успеху, который является результатом целенаправленных усилий человека. Уверенность в необходимости действовать основана на идее, что человек должен рассчитывать только на себя.

Еще одна нацио­нальная особенность — готовность действовать. Когда перед американцем появляются различные трудности, он старается безотлагательно предпринять усилия для их разрешения. Зачастую это наносит ущерб анализу самой проблемы, потому что, в отличие от решительности, созерцательность не свойственна американскому менталитету.

Говоря об американцах, чаще всего вспоминают об их стремлении к победе. Американская журналистка Стефани Фол пи­сала об этом: «Победа — основа американской психологии… Любое событие в жизни американца, от выпускного вечера до женитьбы или покупки автомобиля, ор­ганизовано таким образом, чтобы кто-нибудь мог победить или, по крайней мере, обскакать всех остальных».

Кроме того, американской культуре, как и европейской, свойственно линейное восприятие времени: американцы больше сконцентрированы на будущем, а не на прошлом. Один из представителей американского романтизма писатель Герман Мелвилл отмечал, что «прошлое мертво, и ему не суждено вос­креснуть; но будущее наделено такой жизнью, что оно живо для нас далее в его предвкушении».

Испанцы

Иностранцы в первую очередь отмечают, что испанцы превыше всего ценят собственное удовольствие, поэтому для них любое действие, которое не приносит радости, становится почти бессмысленным. Свою энергию и силы они предпочитают тратить на отдых и веселье, а на работе они, наоборот, никто никуда не торопятся. К тому же в испанской культуре есть такое явление как сиеста — послеобеденный двухчасовой перерыв на сон. Для испанцев этот закон незыблемый.

Определяющей чертой испанского менталитета называют особенность ставить свои интересы выше других. Вместе с тем среди испанцев редко встречается зависть, а люди не склонны к рефлексии и «самокопанию».

Немцы

Немецкому менталитету свойственно четкое разграничение частного и общественного. Немцы ощущают себя в первую очередь индивидуумами и только после этого — членами какой-либо группы.

Им также свойственно стремление все упорядочить. Поэтому не вызывают сомнений такие черты немецкого менталитета, как дисциплинированность и работоспособность.

К тому же немецкой нации свойственна законопослушность. Философ Иммануил Кант в числе прочих достоинств его народа отмечал способность легче других подчиняться правительству, под властью которого он живет. По его словам, немец не размышляет над уже установленным порядком и не пытается придумать новый.

Немцы легко переселяются, им не свойственна страстная привязанность к родине. В то же время за пределами страны они объединяются в группы, которые отличаются чистоплотностью и бережливостью.

Особенности русского менталитета | Я русский

Русский менталитет складывался под влиянием богатства ландшафтов природы и резко контрастного климата. Затяжные холода и морозы, длящиеся чуть ли не полгода, сменяются пышным расцветом растений и знойной жарой. Историк Валерий Ильин считает, что в этой мощной амплитуде колебаний погодных условий в течении одного сезона – секрет маятника русского характера: упадок сменяется невероятным подъёмом, долгая депрессия – огромным всплеском оптимизма, апатия и вялость – приливом сил и вдохновения.

Есть и анатомическая особенность сказавшаяся на русском менталитете: у славян сильнее развито правое полушарие мозга, отвечающее за эмоции, а не за логику, поэтому мы часто не рациональны. Эта особенность русского менталитета наглядно видна в планировании – скажем, семейного бюджета. Если немец педантично рассчитает все расходы, вплоть до покупки салфеток, на месяц, полгода и даже на год, то русскому человеку чужд размеренный уклад.

Русский менталитет сформирован резкими колебаниями погодных условий.

Мы неспособны предвидеть всё, что может случиться в ближайшем будущем. Нас может увлечь какой-то проект; мы можем, не готовясь заранее, вдруг сделать достаточно дорогое приобретение; в конце концов, нашему родственнику, другу или даже почти незнакомому человеку может неожиданно понадобиться помощь, и мы, не раздумывая, её окажем. Ведь, рассматривая русский менталитет, нельзя не упомянуть о такой особенности, как сентиментальность. В отличие от людей других национальностей, умеющих держать дистанцию, мы мгновенно проникаемся чувствами других людей. Недаром только в русском языке есть выражения «задушевная беседа», «разговор по душам».

Мы остро воспринимаем чужую беду и чужую радость, да и сами часто готовы открыть кому-нибудь свои сокровенные чувства чуть ли не в первый день знакомства. Итальянец никогда не расскажет малознакомому человеку о своих семейных проблемах, американец тактично избежит личных тем – это как если бы Вы пришли в гости, а Вас впустили только в коридор. Русские же склонны открывать все двери настежь.

Русским свойственны сентиментальность и сострадание

Вот почему почти любой русский эмигрант, уехавший в Западную Европу, США или Канаду, никак не может привыкнуть к тому, что люди вокруг него холодны, суховаты, «застёгнуты на все пуговицы». Там, чтобы установить близкие отношения, требуются целые годы, здесь же контакты между людьми складываются гораздо быстрее и теплее.
Более того – мы весьма сострадательны к братьям нашим меньшим. Испокон веков славяне охотно заводят домашних животных и воспринимают их как полноправных членов семьи. А жители русских деревень, содержащие коров, не могут хладнокровно вести их на бойню и часто продолжают ухаживать за ними до самой смерти.

У нашей чувствительности есть и обратная сторона медали. Мы быстро очаровываемся людьми, но вскоре часто в них разочаровываемся. Эти особенности русского менталитета проявляются в резкой смене отношений – например, братании после драки и наоборот. И всё же, если ссора произошла, русский человек достаточно быстро о ней забывает. У нас нет традиций «кровной мести», так как отходчивость – одна из черт русского менталитета. Мы способны не только забыть сиюминутный конфликт, но и перетерпеть серьёзные обиды. Достоевский выразил это так: «… и весь народ русский готов забыть целые муки за одно ласковое слово».

Отходчивость одна из характерных черт русского менталитета

Ещё одна особенность русского менталитетасоциальный конформизм. Мы любим, чтобы всё было «как у людей», заботимся, чтобы о нас не подумали плохо. Сатирик Михаил Задорнов замечает: «Только русская женщина, выезжая из гостиницы, убирает в номере до прихода уборщицы. Это не придёт в голову ни француженке, ни немке – ведь уборщице платят за эту работу!»

И последнее. Несмотря на творческое мышление, по образу действий нас можно назвать консерваторами. Мы с недоверием воспринимаем новшества и долго подступаемся к ним и так, и эдак, прежде чем примем в свою жизнь. Сравните: в Великобритании за компьютером умеют работать 55% людей пожилого возраста, в США – 67%, а в России – всего 24%. И дело здесь не только в отсутствии материальной возможности приобрести технику, а в нежелании менять привычный уклад жизни.

Русские консервативны и не любят менять привычный уклад жизни

Материал создан: 20.05.2014

комментарии к статье


Черты русского менталитета — Мастерок.жж.рф — LiveJournal

Я с недоверием отношусь к науке психология и психологам в частности. Но сейчас это все модно. Предлагаю читателям оценить популярную в интернете статью.

В ней Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, называет черты менталитета россиян, которые невозможно не узнать как в себе, так и в соотечественниках.

Вообще, менталитет — это преобладающие схемы, стереотипы и шаблоны мышления. Россияне — не обязательно русские. Отдельный человек может гордиться тем, что он «казак», «башкир» или «еврей» в пределах России, но за ее пределами всех россиян (бывших и настоящих) по традиции называют (независимо от происхождения) русскими. Для этого есть основания: как правило, все они имеют сходство в своей ментальности и стереотипах поведения.

12 черт русского менталитета, в которых вы узнаете себя

Россиянам есть чем гордиться, у нас огромная и сильная страна, у нас талантливые люди и глубокая литература, при этом мы сами знаем и свои слабые стороны. Если мы хотим становиться лучше — мы обязаны их знать.

Итак, давайте посмотрим на себя со стороны, а именно со стороны строго научных исследований. Что отмечают исследователи культуры как специфические черты российского менталитета?

1. Соборность, примат общего над личным: «мы все свои», у нас все общее и «а что люди скажут». Соборность оборачивается отсутствием понятия приватности и возможностью любой соседской бабушке вмешаться и высказать вам все, что она думает по поводу вашей одежды, манер и воспитания ваших детей.

Из той же оперы понятия «общественность», «коллектив», отсутствующие на Западе. «Мнение коллектива», «не отделяться от коллектива», «а что люди скажут?» — соборность в чистом виде. С другой стороны, вам скажут, если у вас торчит ярлычок, развязался шнурок, забрызганы брюки или порван пакет с продуктами. А также — помигают фарами на дороге, чтобы предупредить о ГИБДД и спасти от штрафа.

2. Стремление жить по правде. Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации — нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников — прежде всего Священного Писания.

За пределами российской культуры чаще говорится о законопослушности, правилах приличия или следовании религиозным заповедям. В восточном менталитете о Правде не говорится, в Китае важно жить по заветам, оставленным Конфуцием.

3. В выборе между разумом и чувством русские выбирают чувство: искренность и душевность. В российском менталитете «целесообразность» практически синоним корыстного, эгоистичного поведения и не в чести, как что-то «американское». Среднему российскому обывателю трудно представить, что можно разумно и осознанно действовать не только ради себя, но и ради кого-то, поэтому действия бескорыстные отождествляются с действиями «от сердца», на основе чувств, без головы.

Российское — нелюбовь к дисциплине и методичности, жизнь по душе и настроению, смена настроения от миролюбия, всепрощения и смирения к беспощадному бунту на полное уничтожение — и обратно. Русский менталитет живет скорее по женской модели: чувство, мягкость, всепрощение, реагируя плачем и яростью на последствия такой жизненной стратегии.

4. Определенный негативизм: большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое. Россияне хорошо понимают, что такое тоска, при том что это слово непереводимо на другие европейские языки. На улицах у нас не принято улыбаться, смотреть в лица окружающим, неприлично знакомиться и просто заговаривать.

5. Улыбка в русском общении не является обязательным атрибутом вежливости. На Западе чем больше улыбается человек, тем он больше проявляет вежливости. В традиционно русском общении приоритет — требованию искренности. Улыбка у русских демонстрирует личное расположение к другому человеку, которое, естественно, не распространяется на всех. Поэтому если человек улыбается не от души, это вызывает неприятие.

Можно обратиться за помощью — скорее всего помогут. Нормально попрошайничать — и сигаретку, и деньги. Человек с постоянно хорошим настроением вызывает подозрение — то ли больной, то ли неискренний. Тот, кто обычно приветливо улыбается другим — если не иностранец, то, конечно, подхалим. Конечно, неискренний. Говорит «Да», соглашается — лицемер. Потому что искренний российский человек обязательно не согласится и возразит. И вообще самая настоящая искренность — это когда матом! Вот тогда — человеку веришь!

6. Любовь к спорам. В русском общении традиционно большое место занимают споры. Русский человек любит спорить по самым различным вопросам, как частным, так и общим. Любовь к спорам по глобальным, философским вопросам — яркая черта русского коммуникативного поведения.

Русского человека часто интересует спор не как средство нахождения истины, а как умственное упражнение, как форма эмоционального, искреннего общения друг с другом. Именно поэтому в русской коммуникативной культуре спорящие столь часто теряют нить спора, легко отходят от первоначальной темы.

При этом совершенно нехарактерно стремление к компромиссу или к тому, чтобы дать собеседнику сохранить лицо. Бескомпромиссность, конфликтность проявляется очень ярко: нашему человеку некомфортно, если он не доспорил, не смог доказать свою правоту. «Как сформулировал это качество английский учитель: «Русский всегда спорит на победу». И наоборот, характеристика «бесконфликтный», скорее, носит неодобрительный оттенок, как «бесхребетный», «непринципиальный».

7. Русский человек живет верой в добро, которое когда-то спустится с небес (или просто сверху) на многострадальную русскую землю: «Добро обязательно победит зло, но потом, когда-нибудь». При этом его личная позиция — безответственная: «Нам принесет правду кто-то, но не я лично. Я сам ничего сделать не могу и делать не буду». Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

8. Принцип «не высовывайся». В русском менталитете пренебрежительное отношение к политике и демократии как форме политического устройства, при котором источником и контролером деятельности власти выступает народ. Характерна убежденность в том, что реально люди нигде ничего не решают и демократия — это ложь и лицемерие. В то же время терпимость и привычка ко лжи и лицемерию своей власти по причине убежденности, что иначе нельзя.

9. Привычка к воровству, мздоимству и обману. Убежденность в том, что воруют везде и все, а честным путем заработать большие деньги невозможно. Принцип — «не украдешь — не проживешь». Александр I: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту — сяду в кресло, и украдут челюсть…» Даль: «Русский человек не боится креста, а боится песта».

При этом для россиян характерно протестное отношение к наказаниям: наказывать за мелкие нарушения — нехорошо, как-то мелочно, нужно — «прощать!», а когда на этом фоне люди привыкают законы не уважать и от мелких нарушений переходят к крупным — тут российский человек будет долго вздыхать, пока не разозлится и не устроит погром.

10. Вытекающая из предыдущего пункта характерная черта российского менталитета — любовь к халяве. Фильмы нужно скачивать через торрент, платить за лицензионные программы — западло, мечтою является радость Лени Голубкова в МММ-пирамиде. Наши сказки рисуют героев, которые лежат на печи и в итоге получают царство и сексапильную королеву. Иван-Дурак силен не трудолюбием, а сообразительностью, когда за него все сделают Щуки, Сивки-Бурки, Коньки-Горбунки и прочие волки, рыбы и жар-птицы.

11. Забота о здоровье ценностью не является, спорт — странно, болеть — нормально, но категорически не допускается бросать убогих, в том числе считается нравственно недопустимым уходить от тех, кто не заботился о своем здоровье и в результате стал по факту беспомощным инвалидом. Женщины ищут богатых и успешных, а любят убогих и больных. «Как же он без меня?» — отсюда созависимость как норма жизни.

12. Место гуманизма у нас занимает жалость. Если гуманизм приветствует заботу о человеке, ставя на пьедестал свободного, развитого, сильного человека, то жалость направляет заботу на несчастных и больных. По статистике Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым по популярности стоит на пятом месте после помощи детям, старикам, животным и помощи экологическим проблемам. Людям больше жалко собак, чем людей, а из людей из чувства жалости важнее поддержать нежизнеспособных детей, а не взрослых, которые еще могли бы жить и работать.

В комментариях к статье кто-то соглашается с подобным портретом, кто-то обвиняет автора в русофобии. Нет, автор любит Россию и верит в нее, уже которое десятилетие занимаясь просветительской и образовательной деятельностью для своей страны. Здесь врагов нет и не нужно здесь их искать, наша задача в другом: а именно, думать, как нам поднимать нашу страну и воспитывать детей — наших новых граждан.

Об авторе: Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии, основатель сайта «Психологос».

Согласны ли вы с этими пунктами?

Целиком и полностью

176(46.6%)

Есть что то единичное похожее

142(37.6%)

Одни передергивания и русофобия

60(15.9%)

Русская ментальность

Архивный проект «Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад». Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Россия вчера, сегодня, завтра. Участники: профессор-историк Анатолий Уткин, профессор философии Валентина Федотова, Александр Ахиезер — ведущий научный сотрудник института прогнозирования РАН, Алексей Пушков — политолог, доцент кафедры социальной психологии МГУ Леонид Гозман. Ведущий — Анатолий Стреляный. Впервые в эфире 5 марта 1997.

Анатолий Стреляный: В течение всего радиочаса будем обсуждать такой злободневный предмет как русский склад ума, русскую ментальность. Наши эксперты предпочитают это слово. Ровно 300 лет назад Петр Первый выехал с Большим посольством на Запад, пожил в Голландии, побывал в Англии и в других интересных для него местах. Один из «птенцов его гнезда» сказал тогда, что русские — такие же люди, как и на Западе, только нужно снять с них кафтаны и огромные шапки и одеть в западные одежды. Естественно, согласились с ним не все. С тех пор и ведется в России этот разговор — достаточно ли одеться по-западному, чтобы зажить по западному, в достатке и опрятности, или надо еще что-то, и стоит ли вообще к этому стремиться. Есть и такой уклон разговора — не измена ли это Отечеству и русскому призванию? Сегодня эта тема звучит не только в печати и ученых собраниях, но и в Думе, даже в правительстве. И по-прежнему очень многое в судьбе страны зависит от того, кто задает тон и кто побеждает в разговоре о русском складе ума. Первым получает слово профессор-историк Анатолий Уткин.

Анатолий Уткин: Петр хотел сделать из России Швецию. Первый парламент пыталась создать на Руси Екатерина Великая. Она созвала четыре сословия, но три сословия не хотели сидеть с мужиками, она не могла их посадить рядом, а те не могли представить, что мужики могут сидеть вместе со священниками и дворянами. Потребовалось много времени, чтобы с западными идеями хотя бы познакомилась основная масса русского населения. Запад — это состояние ума, а не географическое понятие, западный человек — это человек, переживший реформацию, переживший революцию просвещения, то есть создавший науку и поставивший себя ей на службу. Ничего этого Россия не пережила. Россию спасло то, что такие люди как Петр, который сейчас менее популярен, чем сто лет назад… Сейчас Петр подвергается всевозможным нападкам из-за того, что он, якобы, перенес только лишь систему насилия, только военную систему, и не перенес гуманные, гуманитарные ценности Запада.

Петр Первый. Иллюстрация Валентина Серова к поэме А.С.Пушкина "Полтава".1949 Петр Первый. Иллюстрация Валентина Серова к поэме А.С.Пушкина «Полтава».1949

Это требовало слишком много от Петра. Петр и так привнес типографии, газеты, много такого, что было в основе любого гуманитарного образования в России. Но, конечно, он не смог просто переодеть своих московитов в западные камзолы и сделать их западными людьми. Первая плеяда посланных Борисом Годуновым студентов осталась на Западе. Во-вторых, ее интересовали только две науки: первая – алхимия, и вторая – астрология, то есть чтение судьбы по звездам. Поэтому мы дальше в историческом развитии России после Годунова, в следующие столетия, видим, что они верят в бланкизм, фурьеризм, марксизм, анархизм, во все что угодно, то есть одним махом преодолеть это явное отставание… Это имело место и среди народовольцев, пытавшихся одним махом преодолеть систему эксплуатации и феодальное управление страной. Это очень свойственно русским людям.

Анатолий Стреляный: Доктор философских наук, профессор Валентина Федотова.

Валентина Федотова: Я попыталась вычленить такие архетипические, везде проходящие черты национального характера. На мой взгляд, это две черты — душевность и наличие святынь. Я не хочу сказать ничего восхваляющего и ничего унижающего, ибо под душевностью я понимаю желание иметь персональные отношения, близкие отношения. Это видно и у наших политиков, ищущих дружбы, внимания и понимания, это видно и у рядовых граждан, которые очень не любят формальную бюрократическую структуру, а ищут человеческого контакта. И наличие святынь. Я не хочу сказать тут ничего плохого и ничего хорошего, но просто есть тут черта, когда смыслосозидание, наличие смысла принципиально значимо. Западный человек живет в каком-то автоматизме уже реализованных в практике, воплощенных в практике смыслов. Наш человек не имеет этого совпадения практического и ценностного, поэтому ему нужна ценность как представленная явно, отдельно. Это может быть даже ложная ценность — построение коммунизма или какая-то утопия, выдвинутая в качестве ценности. Но если ее сломать, ситуация будет страшной.

Юность Преподобного Сергия. Михаил Нестеров. 1892-1897 Юность Преподобного Сергия. Михаил Нестеров. 1892-1897

Аскольдов, который описывал процесс слома ценностей в революционную эпоху, писал, что русский человек может быть или святым, или зверем. И что это кажется обидным и странным, но это происходит потому, что он не прошел искушения добром и злом, у него нет гражданского общества, у него, благодаря православию, ценностный мир существует как бы в отрыве, в качестве идеальной нормы, идеальной модели, и поэтому разрушать этот ценностный мир очень страшно. В результате непонимания этого характера реформы привели к тому, что социологи называют аномией, то есть разрушение ценностных структур сознания. Очень многие люди не имеют ценностей, криминализация во многом связана с этим. И в тоталитарных режимах бывает слишком много ценностей — они институционализированы, они закреплены. Но разрушение ценностей хуже, страшнее, опаснее. Слова, переносимые из западной лексики, вводят в заблуждение. Говорят «компромисс», например, или «толерантность», но понимают под этим совсем не то, что является таковым в западном сознании. Например, я присутствовала на одной конференции в Харькове, где люди с упоением доказывали, что толерантность — это господство украинской национальной идеи, что толерантность — это наличие общего единства, что страшно потрясло присутствующего там американского профессора. Она говорила: «Да откуда вы это взяли? Толерантность — это минимальное начало демократии, это признание другого, отличного от того, что вы утверждаете сами, терпение по отношению к другому. Не агрессия по отношению к другому». Но у нас обретают слова какой-то свой смысл. Тот же «компромисс». Что такое компромисс? Это способность пожертвовать частью своего интереса для того, чтобы договориться и не перевести конфликт в состояние агрессивной фазы. У нас думают, что компромисс, это когда я заставлю тебя подчиниться мне полностью и согласиться со мной. Это все время присутствует, потому что гражданского общества не было, потому что не было условий для работы этих принципов и этих институтов. И при тех крайностях, которые свойственны российскому менталитету в условиях гражданского общества, они начинают заполнять и это пространство западных слов, которые пришли к нам из демократического языка.

Анатолий Уткин: Одна фраза, сразившая меня буквально, это фраза одного из министров Александра Третьего: «У русских нет необходимого цемента лицемерия». Я тоже отбрасываю все оценочные моменты, ни хорошо, ни плохо — для того, чтобы жить в цивилизованном гражданском обществе я должен быть лицемером. Причем, слово «лицемер» у нас заведомо плохое, это заведомо негативная оценка, но я должен быть таковым. Мне неприятен избранный сегодня президент, я принадлежу к противоположной партии, но я подчиняюсь. В моем квартале избрали совсем не милых мне людей, но спасительный цемент лицемерия помогает западному обществу выживать: на следующих выборах победит моя партия, я надеюсь. И цемент лицемерия сцепляет общины и целые общества. В России этот цемент отсутствует. Однажды на конференции о будущем России, в Париже, я слышал утрированный этот тезис из уст посла Японии в Москве. Он сказал, что «русские — это песок». Он сравнивал, в живописной манере, азиатов с глиной, из которой можно лепить все что угодно. Запад он подавал как страну кирпичиков. Из кирпичиков можно делать любые башни, подземные гаражи, все что угодно. Россия это страна песка — ни одна форма не держится. Песок зыбучий, сквозь пальцы проходит, но при определенных условиях можно сделать железобетон. Для этого нужно две трети цемента, столько-то песка, стальные опоры.

Россия это страна песка — ни одна форма не держится. Песок зыбучий, сквозь пальцы проходит, но при определенных условиях можно сделать железобетон

Вот это отсутствие в России цемента лицемерия подается большинством русских как величайшее достоинство российской литературы, российского общества. Мы говорим то, что мы думаем при любом режиме в кухне, за столом с друзьями. И мы так думаем, что так хорошо. Это прекрасно, откровенность — чудесная человеческая черта. Но будучи выплеснута на улицу, она ведет ни к чему более, как к гражданской войне. Компромисс как система взаимных уступок, о чем это говорит? Компромисс должен восприниматься как способ выживания вдвоем с другим человеком. С этими другими нужно как-то жить — или их убивать, или уходить со сцены самому. Компромисс может быть достигнут только в условиях наличия представления о собственной цели и о том, на какую долю секунды, время года, столетия ты замедляешь это движение к своей цели, жертвуя чем-то, но идя по иной дороге.

Михаил Нестеров. На Руси. Душа народа. 1914-1916 Михаил Нестеров. На Руси. Душа народа. 1914-1916

Анатолий Стреляный: Я хочу привести выдержку из книги, в которой представлен западный взгляд на русский склад ума и особенности досоветской русской жизни. Автор — американский профессор Теодор фон Лауэ. Он написал книгу о 20 веке, об особенностях распространения западных демократических ценностей и западного образа жизни по миру. Он пишет: «Восточные славяне, обычно называемые русскими, являлись широко разбросанным крестьянским народом с особыми чертами, не имеющими аналогов на Западе. Большинство из них были крепостными до 60-х годов. Беспокойные, всегда стремящиеся избежать налагаемого на них бремени, покорные, способные выдержать долгие страдания, пассивные, и все же во все времена восстающие в безжалостной ярости. Всегда побеждаемые и все же никогда ее оставляющие надежду на освобождение. Неопытные в современных действиях, не способные конструктивно воздействовать на что-либо за пределами хижин или деревень. Наученные малой ценой жизни не идти на риск, неграмотные, преисполненные предрассудков, пребывающие в покорности, как учит православная церковь и вожди сект, враждебные по отношению к пришельцам, хитрые и исполненные внутренних сил, требуемых их тяжелой жизнью, способные на огромное героическое терпение, нечувствительные, обращающиеся к насилию, и все же великодушные и жертвенные, обычно не имеющие выхода для своих талантов. Темные люди, непредсказуемые, третируемые меньшинством более привилегированных русских». Разговор о русском складе ума продолжает профессор Валентина Федотова.

Валентина Федотова: Экономическая неудача. Из-за чего она произошла? Из-за того, что неолиберальные реформы исходили из представлений, что человек всегда стремится к максимуму экономического удовлетворения. Но еще Адам Смит приводил пример, что если крестьянин получит большую цену за свой продукт, то он не обязательно увеличит свою производительность. Только буржуазный крестьянин увеличит свою производительность, а феодальный крестьянин предпочтет получать столько же денег, и совершенно не будет наращивать этой производительности. Это тоже стадиальная особенность, я ее проверяла даже на детях. Я спрашивала детей: «Вот если ты производишь картошку, а за нее будут платить больше, ты будешь производить больше или меньше?» Одни дети говорили: «Будем производить больше, нам надо больше денег». Это уже те дети, которые вовлеклись в современную трансформационную ситуацию, трансформирующую общество. А более консервативные дети отвечали: «А зачем? У меня будет столько же денег, если я буду производить меньше. Я не буду производить больше». Адам Смит это превосходно описал. Но есть действительно какие-то особенности, которые надо изучать, которые надо понимать. Я сейчас опубликовала две статьи японских авторов, которых я перевела с английского, они описывают удивительные вещи: каким образом коллектив японский сделался предпосылкой модернизации. В начале там пытались провести либерализацию, то есть разрушить все традиционные структуры, атомизировать общество. И для этого были очень серьезные причины, ибо Япония в войнах показала, что массовой опорой милитаристских целей является тесная община, тесный коллектив, который не был рудиментом первобытного общества, а был создан правительством для эффективного управления страной. И они стали это рушить. Но когда они стали рушить, они увидели, что вместе с этим рушится японский менталитет, японская традиция, японское самоуважение, что — самое главное, ибо не уважающие себя люди не способны действовать, они не способны верить в свою удачу, они деморализованы. И тогда они стали использовать эту общину, эту традиционную структуру, сложившуюся в обществе, ставя и проводя через нее другие государственные цели. И сегодня мне кажется, что мы должны глубже и внимательнее смотреть на особенности национального или социального характера людей, живущих в России, на особенности их ментальности. Потому что политика — это есть приведение каких-то идей в действие посредством участия миллионов граждан, имеющих определенную специфику.

Михаил Нестеров. Портрет Льва Толстого. 1907 Михаил Нестеров. Портрет Льва Толстого. 1907

Анатолий Стреляный: Александр Ахиезер — ведущий научный сотрудник Института прогнозирования РАН.

Александр Ахиезер: Русские мыслители и 19 века, и начала 20, пришли к очень интересному, впоследствии забытому выводу о том, что создание основной массы населения носит догосударственный и антигосударственный характер. То есть славянофилы, братья Аксаковы и другие писатели, говорили о том, что вообще крестьяне, живя в общине, совершенно не интересуются государственной жизнью, что они предоставили управление страной царю, а сами занимаются бытом и своими личными делами. Они видели в этом глубоко положительный фактор, особое позитивное свойство русского человека. Они действительно подметили очень важную вещь, и, в частности, даже Бердяев по этому поводу сказал, что есть некоторая загадка в том, что догосударственный, по существу, и антигосударственный человек сумел создать такую гигантскую империю. Надо сказать, что это действительно загадка, которая подлежит детальному научному изучению. Такого рода массовые настроения, то есть отсутствие интереса к государственной власти как таковой, негативное отношение к государственному аппарату и к чиновничеству, превращение государства просто в деятельность самого царя в сознании крестьянина означало, что на крутых поворотах истории крестьяне часто вообще не понимали что государство хочет от них, не понимали даже того языка, на котором государство обращалось к крестьянам. Вот один яркий пример. Когда в 1861 году было принято решение об освобождении крестьян от крепостной зависимости, то смысл этой реформы царем и крестьянами понимался совершенно по-разному.

Среди крестьян был лозунг — «Не сойдем с печи!» Это значит, что они отказывались активно содействовать государству

Крестьянство в критических ситуациях, если речь не шла о необходимости оборонять страну или сражаться с басурманами, давало негативный ответ на призывы правительства и чиновников проводить те или иные хозяйственные мероприятия – агрономические, гигиенические — отказывалось вообще платить налоги. Среди крестьян был лозунг — «Не сойдем с печи!» Это значит, что они отказывались активно содействовать государству. Противление государственности в России, причем не один раз, было связано не с какими-то восстаниями (взятие Зимнего), не с мятежами, а оно было связано с тем, что основная масса населения отказывалась поддерживать это государство, поворачивалась к нему спиной, отказывалась поддерживать государство по всем параметрами. И это приводило к такой слабости государственной системы, что она просто разваливалась сама собой. Достаточно вспомнить, что когда царь Николай Второй отрекся от престола, то никто, ни один человек не выступил в его защиту, включая Великих князей. То есть все как бы повернулись спиной к государству, к первому лицу. Точно такая же вещь произошла, когда распался Советский Союз и Горбачев был отрешен от власти. Ни один человек не выступил в его защиту. Это означало, что ментальность, массовое создание исходило из того, что это никого не касается, они живут своей повседневной жизнью, а государство — черт с ним, было оно или не было, свято место пусто не бывает. То есть никакой озабоченности по поводу конструктивных решений на уровне, скажем, государственной власти, не было. Это старая русская традиция. Потом проходит какое-то время и начинаются какие-то критические пересмотры. Причем всегда вина за эти события сваливается не на основную массу населения, которая не поддержала государство, а на какую-то группу людей, часто совершенно мифологическую, которая, якобы, через заговор свергла царя, уничтожила советскую систему, и так далее.

Анатолий Уткин: Государство — это самая воспеваемая Западом конструкция. Если мы возьмем античность, это античный полис. Античный полис создает законы и возможность гражданам развивать науки, ремесла, достигать любых материальных пределов. Это — основа Запада. Государство создает возможность частной собственности, ее невозможно создать без помощи государства, государство обязано создать законы, государство должно обеспечить соблюдение этих законов, и государство должно встать на стороне тех, кто энергично работает. Цитируя Столыпина – «я не за тех, кто пьяный и слабый, а за трезвых и сильных». Позволить, вне отношения к государству, овладеть частной собственностью, это, с моей точки зрения, большое искажение западных идеалов. Капиталистические и любые отношения современные идут на Западе через государство, через парламент, через закон, через создание настоящей подлинной основы, в том числе насильственной, любой основы. Нигде не проповедуется слабое государство, особенно на этапе приватизации. Это абсолютно не западный опыт. Речь не идет о том, чтобы создать казармы и одеть людей в униформы, речь идет о том, что государство должно обеспечить разделение властей, оно должно обеспечить исполнение законов. Мы должны знать четко правила игры и действовать по этим правилам. Речь не идет о том, чтобы передать все государству, тогда надо создавать азиатскую деспотию.

Валентина Федотова: Россия не знает, что такое свобода как политический институт, как цивилизованная сила, но она хорошо знает, что такое воля. Россия — родина анархизма, Россия всегда любит крайние проявления свободы в независимости от государства, а еще далее — вообще от всего. Это вопрос социальной, национальной, внутренней политики, которая проводится в стране. Если бы гражданам была предоставлена минимальная возможность производить, они бы формировались как средний класс, они бы закрепляли себя, как люди, которые дорожат тем, что они произвели, дорожат этим обществом, которое создало им такую возможность. Это были бы ростки демократии. Но когда люди выпали в естественное состояние, когда они оказались в натуральных условиях выживания с помощью огорода или челночничества, частного извоза или каких-то других вещей, никакие средины, компромиссы, то есть то, что соответствует цивилизующей силе демократии, в них не вызревают, и гражданское общество в России не складывается. Поэтому что в этом народе произрастет лучшего и что худшего зависит во многом от политиков.

…во власть идут в России, не подавляя своих худших черт, имея полную возможность их реализовать, и власть по-прежнему остается той главной целью, которая дает и открывает доступ к любой другой цели, которая позволяет получить все

Это очень хорошо показал японский опыт. Как они сумели общину, работавшую на милитаризм, переделать в общину, работающую на конкурентоспособную экономику, на какие-то шаги к демократии. И вот ответственность политики состоит в том, чтобы не переделать этот менталитет решительно и радикально, это невозможно. Русский историк Сергей Соловьев, говоря о реформах Петра сказал, что нравы народа указами не изменишь, и что реформы Петра не проросли всю толщу Российской империи. А чтобы находить то, за что можно зацепиться, что можно подчеркнуть, что можно вырастить на основе этого специфического типа сознания. Демократические слова здесь не обретают того значения, которое они имеют в странах, откуда мы перенимаем эту систему, они тут принимают свои, какие-то византийские формы, и власть у нас, конечно, в высшей степени недемократическая по своей конструкции. Власть по-прежнему дает очень многое, и в России политические элиты не получают того статуса, который они могли бы иметь, будучи сращенными с властью, поэтому существует страх потерять свои позиции. Ведь как говорит Токвиль о демократии? «Любой аристократ — выше демократа. Он воспитан в благородных традициях, он умеет себя вести, он искренен в своих побуждениях». Демократ — это обычный человек снизу, не столь хорошо воспитанный, он идет во власть и может себя там проявить очень плохо. Но демократия — это машина, которая не дает ему это сделать, которая преобразует его энергию в энергию полезную государству. Поскольку демократического общества нет, демократия — это слова, а существует старый порядок, поэтому во власть идут в России, не подавляя своих худших черт, имея полную возможность их реализовать, и власть по-прежнему остается той главной целью, которая дает и открывает доступ к любой другой цели, которая позволяет получить все. Это постоянно воспроизводящаяся система недемократической власти.

Анатолий Стреляный: Слово профессору Уткину.

Анатолий Уткин: Премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю 40 лет был премьер-министром Сингапура, он получил превосходное образование в Оксфорде, в Англии, и был очень известен на Западе. Так вот, он определили разницу, как заключает сделки западный бизнесмен и восточный бизнесмен. Западный бизнесмен берет компьютер, свод законов, приглашает лучшего адвоката и едет к своим партнерам на Восток, чтобы обсудить сделку. Что для него необходимо? Просчитать все возможные сложные случаи, исключить конфликтное развитие ситуации, обусловить все возможные повороты судьбы или обстоятельств, и заключить сделку, даже не глядя друг другу в глаза. Что же делает восточный бизнесмен? Он берет лучшую секретаршу, берет счет в банке, берет чековую книжку, и едет в любое западное место, где ведутся переговоры. Неделю отдыхает с караоке, поет песни, ему очень важно заглянуть в глаза своему партнеру. Он смотрит в глаза и подписывает не глядя. Это доверие, которое он получает. Вот отличие Востока и Запада. Когда Сталин пригласил в Тегеране жить на территории Советского посольства Франклина Рузвельта, он просчитал каждый свой шаг, он старался заглянуть в глаза. И с тех пор все, что было в Ялте, Потсдам — это особый случай, но встречи на высшем уровне уже в наше время, начиная с духа Женевы, с 1954 года, это в значительной мере история непонимания Востока и Запада. Я за этот срез, потому что об этом многие знают. И это наблюдаемое различие между Востоком и Западом. Что делает Хрущев на будущих саммитах? Он широким жестом объединяет Австрию, возвращает Финляндии военную базу, стоящую в Финском заливе, он возвращает Китаю что-то. Это – жест, он верит, что он получает траст, доверие, что он выиграет, что он набирает очки, что это ему зачтется, что это важно. Что делают западные лидеры? Они не думают засчитывать кому-то какие-то очки, они видят, что система восточная считает это более выгодным для себя — объединение Австрии, вывод советских войск в 1958 году из Румынии. Прагматическое действие в развитии восточной системы, не более того. И когда мы придем к более близким временам, то они нам покажутся столь же очевидным столкновением восточного и западного. Давайте посмотрим на самое важное деяние Михаила Горбачева — объединение Германии. Что он сделал в процессе этого объединения? Он пригласил канцлера Коля, который и не смел надеяться на то, что произойдёт в ближайшие дни, пригласил в его родной город Ставрополь, потом они полетели на вертолете в Арциз. Все это нужно было для того, чтобы Горбачев сумел заглянуть в глаза канцлеру и не глядя подписать соглашение, объединяющее Германию, меняющее подлинные весы европейской истории. То есть новый поворот течения судеб государств, миллионов людей. Запад это воспринимает как естественное развитие событий. Посмотрим, что делает Горбачев. Он принимает решение о колоссальном сокращении обычных вооружений Советского Союза, принимает это решение в 1990 году, принимает его вкупе, совместно с декларацией о свободной Европе, Европейской Хартии, это ноябрь 1990 года. Он верит, что за такое деяние, за уничтожение 40 тысяч танков, он получает невероятный кредит Запада, огромный кредит, что после этого невозможно отказать Советскому Союзу ни в каком пожелании. Как видят это западные политики? Как и полагается – хладнокровно. Они видят перегревшуюся военную машину, общество, которое мечется, решая свои внутренние проблемы, они видят это как один из жестов, который, ну — результат внутреннего развития. Так они это видят – хладнокровно, спокойно, реалистически. Я бы не говорил на эту тему, если бы не исходящие силы этого. В конченом счете Запад начинает раздражаться эмоциональностью Востока, а Восток начинает думать, что его надули, и крепко надули. Что развалив Варшавский договор, запретив КПСС, в СССР все остались на бобах. И это опасно. Это создает ситуацию, что нас обманули. Но, позвольте, никто не обещал ничего иного, и Запад прямо говорит, что это было добровольно содеяно, подписано, заключено в результате месяцев подготовки экспертов, и так далее. Вот это, мне кажется, самое важное, что происходит, и разница менталитетов здесь сказывается наиболее существенным образом.

Анатолий Стреляный: Разговоры о таких вещах как склад ума того или иного народа, как восточная и западная ментальности, что за люди живут в той стороне, и что за люди живут в другой, эти разговоры увлекательны и полезны, но от тех, кто в них участвует, не всегда нужно ждать исчерпывающих доказательства и точности. Деловые люди на Востоке, при всей их открытости, широте и доверчивости, подводят друг друга, как известно, не реже, а намного чаще, чем деловые люди на Западе. Чтобы не углубляться, достаточно сравнить восточный базар с каким-нибудь американским или французским универсамом. Советское решение полностью уйти из Австрии Никита Сергеевич Хрущев объяснял после отставки не широтой своей натуры, а сугубо деловыми соображениями — накладно было продолжать противостояние Западу на всех участках фронта. И Горбачев согласился на объединение Германии не по доверчивости, не из желания понравиться Колю и его союзникам в холодной войне, а по другим, тоже деловым соображениям. В Восточной Германии, как мы помним, все к тому времени накалилось, народ так навалился на Берлинскую стену, что остановить его можно было только такой пальбой, какую уже не могли себе позволить ни Москва, ни Берлин. Политолог Алексей Пушков.

Алексей Пушков: В Европе все прописано, все до сантиметра. И поэтому там и ментальность такая, что если нет пункта договора, то на что вы ссылаетесь, о чем вы можете говорить? Ах, ваш дедушка обещал эту территорию не захватывать? Или наш дедушка? Ну, извините, это был дедушка. Мне кажется, что России сейчас нужно в этом отношении свой менталитет менять. Ей нужно менять свой менталитет, отказываться от этого представления, порожденного ее собственными бескрайними просторами, отказываться от представления того, что все можно как-то утрясти потом. Надо понять, что любая уступка делается для получения какой-то цели, что за любую уступку надо тоже платить уступкой. Нам здесь, поскольку мы хотим играть по правилам современного мира, надо проникаться правовым сознанием. А правовое сознание — это не только соблюдение законов. Это умение заставить или побудить другие страны и народы принять те законы, которые, ты считаешь, соответствуют и твоим интересам. Но и умение считаться с интересами тех стран и народов. Это очень интересное сочетание, которое России совершенно не свойственно именно в силу того, что она всегда развивалась очень экстенсивно, она всегда захватывала территории вокруг своих границ. Эта неограниченность возможностей российских, и пространственных, и сырьевых… Вот было бы у нас очень мало газа и нефти, мы были бы очень бережливой нацией.

…избыточность породила в России очень размытое, размазанное сознание, неспособность оформлять свои интересы, плохое понимание, как их нужно оформлять, как их нужно соотносить с интересами других стран

А в условиях, когда этого всего много, и когда каждый год коммунисты говорят, что будет этой зимой катастрофа и города замерзнут, а они почему-то не замерзают… Много рек, электростанций настроили на этих реках, много нефти, много газа. Нефти десять процентов утекает на сибирских месторождениях, но ее все равно остается много. Вот эта избыточность породила в России очень размытое, размазанное сознание, неспособность оформлять свои интересы, плохое понимание, как их нужно оформлять, как их нужно соотносить с интересами других стран. И это было характерно и для царской России в начале 20-го века. То есть, я думаю, что эта проблема не связана чисто с коммунистическим периодом, это проблема национального характера. Я не считаю, что эта проблема фатальная. Национальные характеры меняются, посмотрите, скажем, на корейцев. Вот два государства — Южная и Северная Корея. Национальный характер должен был бы быть схожий, но Южная Корея — чрезвычайно эффективное, проработанное общество, конкурирующее с другими очень успешными обществами, и находящееся по уровню конкурентоспособности в первой двадцатке государств мира. И Северная Корея, которая находится вообще за пределами, по ту сторону добра и зла. С точки зрения конкурентоспособности и эффективности это вообще отсутствующая единица на мировом пространстве. То есть одна и та же национальная психология, национальный менталитет были использованы по-разному. На севере для того, чтобы подчинить людей, и то, что в корейцах было всегда — способность подчиняться, она себя очень сильно проявила в результате культа Ким Ир Сена. А на юге вот это чувство уважения старших, авторитета, может быть, даже некоторого страха перед вышестоящим бюрократом, оно было обращено на пользу для страны, и было создано функционирующее, действующее, мобильное общество, где у людей есть свои права, где очень активно действуют профсоюзы, но где основанная, доминирующая характеристика развития — это дисциплина. На севере дисциплина — ради подавления, а на юге – ради эффективности. Да, сейчас там есть скандалы с коррупцией, но это неизбежные вещи, они есть и в других странах. Но базово эта способность к дисциплине, способность подчиняться, на юге была использована в позитивном смысле, а на севере — в негативном. Вот вам пример, как одна национальная психология совершенно по-разному может преломляться.

Анатолий Стреляный: Слушайте теперь доцента кафедры социальной психологии МГУ Леонида Гозмана.

Леонид Гозман: Да, конечно, есть различия между русскими и французами, так же как есть различия между природой Эфиопии и природой Гренландии. Есть различия между итальянской кухней и турецкой. Не понимать отличий своей истории, своей культуры, своего народа, своей географии, своих бытовых традиций от других — означает просто неадекватность. Даже Москва от Питера отличается. Вы приезжаете и попадаете немножко в другой город, немножко другой дух, хотя и то, и то вроде бы российские столицы. Русская деревня от русского же города отличается. Конечно, есть различия. Дело не в том, отрицаем или не отрицаем мы наличие неких особенностей национально-культурных или даже этнических, дело в том, считаем ли мы эти особенности ведущими, считаем ли мы эти особенности чем-то настолько принципиальным, что под них должна подстраиваться политическая и экономическая система, или мы считаем, что это орнамент на примерно общей для всех людей картине. Мне кажется, что традиционный спор между славянофилами и западниками в нашей стране есть спор, на самом деле, между теми, кто считает эту специфику предельно важной, и универсалистами, теми, кто считает, что есть универсальные человеческие каноны, и их применение в любой стране дает примерно похожие результаты. Да, конечно, капитализм немецкий отличается от капитализма французского и от капитализма японского, но, в общем-то, общие законы есть. И французские или корейские универсалисты не отрицают специфики своих нардов и своей истории, но считают, что реализовываться должны в их странах те законы, которые уже апробированы на всей планете. Я горячо защищаю именно эту точку зрения. Мне кажется, что выпячивание, особая озабоченность своими особенностями носит явно выраженный защитный характер. Это — от слабости, от ощущения униженности, ощущения неспособности конкурировать. Я вам приведу один пример. После гражданской войны в США, после поражения Юга, на Юге возникла сложная ситуация, похожая на нашу ситуацию — ощущение унижения, неадекватности, некоей разрушенности собственных ценностей. Пришли такие оккупанты, которые тоже говорят по-английски, но, в общем, ведут себя как новые русские у нас часто. И на Юге возникло одно очень интересное идеологическое движение, название которого может быть примерено переведено как «потерянные корни», «возврат к истокам». Это движение утверждало, что был некий «дух Юга». Идеологи движения довольно быстро отказались от идей рабства. И до сих пор вы можете услышать на американском Юге, от вполне интеллигентных людей, что гражданскую войну выиграли не те, что надо было, чтобы выиграл Юг, хотя, конечно, рабство следовало отменить (нет сейчас нормального человека, который всерьез скажет, что негры должны быть рабами), но вот утерянный во время войны «дух Юга»… Это что-то замечательное! Я много раз пытался у вполне интеллигентных университетских профессоров южных штатов добиться объяснения толкового, что такое «дух Юга». Вы знаете, это удивительно похоже на духовность и соборность! Они начинают объяснять, что мы на Юге — такие открытые, широкие, щедрые, мы от души разговариваем, мы о Боге думаем, мы можем всю ночь просидеть, разговаривая о смысле жизни, а вот они там, на Севере, они не могут. Это настолько повторяет эту дихотомию, что русские — щедрые, добрые, мягкие, и холодные европейцы — что это наводит на мысль о том, что когда мы говорим о русских и европейцах так, как мы говорим, то дело не в том, какие мы и какие они на самом деле, а в том, зачем нам это, в том, что нам надо объяснить, почему у нас дороги плохие, почему у нас не машины, а черт знает что. Нам надо объяснить нашу собственную отсталость. И психологически хорошее объяснение состоит в том, что да, они сильнее, но мы все равно лучше. Мне кажется, что сильные и трезвые люди, которые, в конечном счете, хотят блага собственной стране, они не должны прибегать к такого рода защитным механизмам. Более того, я убежден, что большинство наших соотечественников в этом и не нуждается, потому что во всех случаях, когда наши сограждане попадают в нормальные условия, то в любом деле, в любой работе, в любом бизнесе они выступают ничуть не хуже, чем европейцы или американцы.

Русская ментальность через призму постсоветского российского общества

Статья посвящена русской ментальности в постсоветском обществе. На рассмотрение выносятся проблемы и тенденции изменения русской ментальности под действием неолиберальной политики конца ХХ и начала XXI веков.

Перед русским человеком XXI веке встали глобальные вызовы и проблемы. Русскому человеку необходимо этнически сохраниться, сохранить и развивать свою национальную культуру, национальное самосознание. Под понятием «русский человек» мы подразумеваем собирательный образ представителей русского этноса. Более детальное изучение ментальности русского человека нужно для рефлексии, самосознания, самопонимания русским человеком себя как активного члена общества — представителя великой русской нации и грамотного, адекватного восприятия истории нашей страны.

Вопрос ментальности русского человека несет в себе своевременный посыл для более пристального внимания в силу социальных, экономических, политических обстоятельств в XXI веке. Русская ментальность постсоветской эпохи — это умонастроение русского человека, субъекта российского государства с момента распада СССР по настоящее время. Носителем русской ментальности является русский человек. Помимо понятия «ментальность» для обозначения русского национального характера используется понятие «менталитет». «Ментальность» применяется когда речь идет о человеке- единичном представителе этноса или же об этническом собирательном образе. Под менталитетом мы понимаем умонастроение не собирательного этнического образа, а этноса в целом.

На развитие русской ментальности повлияли распад СССР, резкая смена политического и экономического строев, экономические кризисы, политический кризис. Современную русскую ментальность можно посчитать ментальностью постсоветского человека. В ней сохранились многие ментальные свойства советского человека (отчасти негативное отношение к частной собственности, коллективистская ориентированность, стремление к справедливости, понятой как уравнительность). Подобная оценка подтверждается и результатами опросов, полученных Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). По данным ВЦИОМ, современный русский человек отмечает наличие у себя многих как позитивных, так, и негативных ментальных свойств, наследованных от советского человека. К позитивным он относит доброту, честность, искренность, душевность, благородство, порядочность, взаимовыручку, товарищество, терпимость, безотказность, трудолюбие, гостеприимность, мужество, упорство, стойкость, целеустремленность, доверчивость, миролюбие, щедрость, оптимизм, патриотизм, талантливость, справедливость, к негативным — пристрастие к алкоголю; надежда на «авось», безынициативность, вялость; бескультурье, грубость, наглость; жестокость, злобность, завистливость; безответственность, бесхозяйственность, неорганизованность; тугодумие, излишняя простота, слабохарактерность, покорность; всепрощение, распущенность, разгильдяйство, расхлябанность; равнодушие и безразличие [4]

В русской ментальности усилилось утилитарно-прагматическое отношение к природным ресурсам. Природа преимущественно для него-это кладовая ресурсов из которой нужно извлечь пользу для обеспечения своего жизненного существования. В русской ментальности начала более усиленно проявляться потребительская культура. Отношение носителя русской ментальности- русского человека выражено в повышенной тревожности, боязни экологических бедствий. Русский человек пока еще с трудом готов предпринять конкретные практические действия по защите окружающей природной среды обитания, организовать давление на органы власти, представителей дирекции экологически неблагоприятных производств с целью заставить их решать экологические проблемы конкретного региона. Его экологическое поведение и экологическая культура в большинстве случаев определяется через призму комфорта и экономического благополучия. В нем доминируют потребительские установки по отношению к природной среде, он пассивным образом участвует в решении экологических проблем. Русский человек пока не осознает необходимость личного участия в решении экологических проблем, у него сохраняется патернализм и личное иждивенчество. [9].

В начале либерально-рыночных реформ русский человек в поверил в возможности рыночной экономики и рыночного сознания. Получив быстрый доступ к богатству, некоторые носители русской ментальности начали быстро образовывать новый социальный слой- «новые русские». У новых русских было и остается стремление к быстрой и нечестной наживе, они остаются носителями по большей части низкого уровня культуры и совести, у них нет нравственного потенциала, который был у дореволюционных предпринимателей. «Новый русский» — это особый феномен, появившийся в переходный период развития российского общества. Русский человек, представляющий «новых русских», стал ощущать свою значимость в российском обществе, стремился быстро разбогатеть и получить влияние на власть. «Новые русские» вели себя безнаказанно, они осознавали неспособность и нежелание властей пресечь эту безнаказанность. Они ориентированы на Запад, держат свой бизнес в оффшорах. Со временем у новой буржуазии- новых русских стал проявляться интерес к общественной жизни. Они безжалостны к конкуренту и коррумпированы. Они начали создавать и вкладывать в благотворительность, участвовать в социальных программах, софинансировании государственных проектов. Позднее помимо новой буржуазии в России стала возрождаться культура предпринимательства. Предприниматели, на наш взгляд, в основном не связаны с криминальным миром, в отличие от «новых русских», им присущи честность, трудолюбие, уважение к людям. В тоже время им свойственны черты: предприимчивость, чувство хозяина, инициативность. Наметилось изменение его отношения к материальному благополучию. Вновь стали актуальны ментальные свойства дореволюционного русского крестьянина, русского купца, русского предпринимателя, которые считали материальный достаток основой для власти и статуса. Русский человек продолжает осознавать свою зависимость от властных структур. Он одновременно испытывает презрение к власти из-за её доступа к обширным благам, и в то же время имеет патерналистическую надежду на эту же власть. Под патернализмом понимается зависимость от вышестоящего начальства, покровителей и т.п. и надежда на этих покровителей.

Предприимчивость, патернализм, презрение к властным структурам, индивидуализм, инициативность и предпринимательская жилка характерны и для русского человека, представляющего другие социальные слои населения России (рабочий класс, крестьянство, интеллигенцию). Однако их усвоение (или развитие и возрождение) шло с трудом, параллельно с чувством неудовлетворенности, приверженности к дезорганизованности и политической пассивности, склонности к пьянству. У представителей крестьянства и рабочих сохранилась любовь к социалистическому сознанию, ностальгия по советскому прошлому. [6]

В ментальности русского человека-интеллигента появилась неуверенность в завтрашнем дне, ощущение своей ненужности в рыночном обществе и подчиненное значение в российском обществе, желание эмигрировать из России. Интеллигенция продолжает составлять важный компонент российского общества. Классическими чертами русской интеллигенции были приверженность к аскетичному образу жизни, отвращение к духовному мещанству, сострадание нуждающимся, ощущение своей оторванности от народа, стремление служить народу, рациональное сознание, любовь к утопиям, склонность к самокопанию и катарсису. Под духовным мещанством понимается нравственная тупость, равнодушие к людям, преклонение перед сильными мира сего, приспособленчество, любопытство, умственная ограниченность. Под катарсисом понимается процесс нравственного анализа и духовного очищения. Под утопией понимается общественный идеал, который не может реализоваться на практике. [6]

В тоже время интеллигенция стала более коммерциализованной, у нее появилось желание хорошо и дорого «продаваться». Среди интеллигенции возросла коррупция. Интеллигенция как класс стала «растворяться», благодаря реформам, политической ситуации и появлению нового социального слоя, который А.И. Солженицын и Д.С. Лихачев назвали «образованцами». [3,7 ] У образованцев есть высшее образование, научное мышление, они могут быть знакомы с произведениями элитарной культуры, но в отличие от интеллигенции образованцы имеют более плохие манеры, они наглее и не всегда обладают врожденным чувством уважения к человеку и чувством тактичности. У образованцев больше развита потребительская культура, приоритетная ориентация на материальное обогащение любой ценой. Помимо этого образованцам присуще духовное мещанство.

Русский человек в начале либерально-рыночных реформ активно поддержал переход российского государства от авторитарного типа к демократическому типу. Он стал чаще и активнее участвовать в выборах власти и «группах давления» на власть, формировать определенные добровольные организации гражданского общества, свободнее выражать свое мнение. Однако незавершенность демократических реформ привела к тому, что ему не удалось до конца избавиться от надежд на то, что государство решит все его личные проблемы, распределит по справедливости общественные блага, т.е. его авторитарно-патриархальная и патерналистская ментальность в целом сохранилась. [6]

Помимо негативных качеств в русской ментальности развиваются и позитивные качества. Например, дух предпринимательства, патриотизм и национальное самосознание, свободолюбие, способность добровольно подчинить свои личные интересы интересам общества, самокритичность. Русскому человеку чужда западная модель демократии, ему ближе идеал древнерусского вече и свобода духа.

После краха Советского союза русский человек обрел выбора в сфере культуры, ему стали доступы примитивные образцы массовой культуры, ориентированные только на удовлетворение низменных потребностей. Русский человек, как оказалось, в основном не способен ориентироваться в огромном информационном поле, наполненными противоречивыми мнениями, разными нравственными нормами.

Возрастание роли православной религии в современном российском обществе привело к определенному возрождению религиозности русского человека. Это выразилось, в самоидентификации русского человека в качестве православного человека, в росте его интереса к православию. Вместе с тем, возросло влияние на русского человека и различных тоталитарных сект, сектантских движений. Для большинства из них характерно наличие апокалиптических элементов в вероучении, находящих благоприятную почву в ментальности русского человека. В тоже время православие пока еще не смогло заполнить духовную пустоту русского человека. Русский человек в девяностые годы ХХ века не был готов к духовному и социальному краху и новым проблемным вызовам. Возможно, что это одна из причин быстрого распространения увлечения лженаучными явлениями (хиромантией, экстрасенсорикой, астрологией, спиритизмом и т.п.) и сектантством. Вновь возросла тяга русского человека к первобытному, природному язычеству, о которой писал еще Н.А. Бердяев [2].

Постепенный переход к рыночному, демократическому и правовому государству осуществляется противоречивым образом, в любое время возможен откат или к реставрированному социализму, или к авторитарному обществу. В последнее время у русского человека возросла ностальгия по советским временам и социалистическому устройству. Среди молодежи растет интерес к большевизму, коммунизму и соответственно к «левым» партиям и движениям. Русский человек резко негативно относится к нечестно нажитому богатству и не равномерному распределению национальных богатств, социальному неравенству, у него сохраняется чувство социальной несправедливости.

Ментальность явление устойчивое, но, тем не менее и она подвержена изменениям, хотя, называя эти изменения нужно быть предельно тактичным, потому-что нельзя определенно говорить о будущем ментальности русского человека. Правильнее говорить об определенном изменении в ее структуре, о большей выраженности тех или иных ментальных свойств русского человека.

В ментальности выделяют базовые качества — ядро, которые формируются столетиями и являются устойчивыми и качества временные- периферию. Изменение «ядра» русской ментальности происходит на протяжении огромных периодов общественного развития, под влиянием коренных преобразований в обществе (в отдаленной перспективе можно надеяться, например, на снижение уровня противоречивости ментальности русского человека, на гармонизацию коллективного и индивидуального в ней).

В социально-философской литературе вопрос о сценарии развитии русской ментальности является актуальным и дискуссионным. Мы поддерживаем точку зрения Б. П. Шулындина. Б. П. Шулындин разработал три основных сценария возможного развития событий в России, затрагивающих изменение ментальности русского человека:

  • преобразование русского менталитета в общечеловеческий и исчезновение русского народа;
  • противодействие русского менталитета курсу реформ и восстановление классической ментальности русского человека;
  • корректировка экономического курса с учетом сохранения сущностных черт ментальности русского человека (этот сценарий Б.П. Шулындин считал основным и желательным для России) [10,С. 50-53.].

Русскому человеку следует попытаться усовершенствовать следующее:

  1. формирование приоритетного правового отношения к социальной действительности;
  2. тренировка дисциплины воли и чувства в разумных пределах;
  3. преобразование отрицательных качеств в положительные;
  4. культ здравомыслия с анализом реальной ситуации;
  5. ориентир на принцип меры во всем;
  6. развитие духовности, самоуважения в совокупности с уважением и адекватным терпением к другим национальностям и культурам;
  7. обретение себя как востребованной личности с личностным включением в общественную жизнь;
  8. сохранение себя как человека, осмысливая и осознавая себя достойным гражданином нашей Родины.
  9. воспитывать в себе рациональную любовь к природе. 1
  10. осуществить переход от безразличия к своей индивидуальности к обретению себя. (В.С. Барулин) [1].
  11. развить преимущественно духовную область (Д.С. Лихачев) [3, С.7];
  12. использовать на благо свой духовный потенциал. По мнению, В. В. Трушкова русскому народу еще предстоит создать общезначимую национальную идеологию, соответствующую современным условиям и в то же время не порывающую с прошлым» [8, С.124].

Исторически сложилось так, что восемьдесят процентов проживающих в России — это люди русской национальности. Однако далеко не все те, кто идентифицирует себя русским знает русскую ментальность и может назвать те, черты, которые отличают русскую ментальность, от ментальности англичанина, например. Поэтому русскую ментальность нужно изучать.

Важно рассматривать русскую ментальность во всей полноте и сложности проявления и учитывать ее особенности при проведении социально-экономических реформ в современном российском обществе. При их проведении важно опираться на присущие русскому человеку позитивные ментальные свойства: патриотизм, державность, терпимость, доброта, широкая натура, жизнеспособность, стремление к идеалу, духовность, вера в высокое предназначение России, справедливость.

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *