Джерри тонер: Джерри Тонер – биография, книги, отзывы, цитаты – Джерри Тонер. Лучшие книги

Содержание

Джерри Тонер – биография, книги, отзывы, цитаты

Мария протирала пыль со старых книг. На улице вечерело и за грязным окном стали появляться первые лучи фонарного света.

— Ты зря не веришь, вот что пишет автор: «Моя книга раскроет средства достижения цели в семье и хозяйстве, а цель эта состоит в согласии всех с желаниями хозяина. Книга обеспечит надежную опору, позволяющую подниматься вверх по общественной лестнице. Она поможет приобрести социальные навыки, необходимые для управления теми, кто создает вашу репутацию. Поэтому любой заботливый хозяин, намеревающийся быть главой в собственном доме, должен найти время и силы для изучения моей книги, которая является плодом труда одного из наиболее опытных руководителей прошлого…«

Николай замолчал. Сегодня вечером он ощущал свою жену нервной, отдаленной. Очевидно, виной всему, несостоявшийся приезд ее мамы или может быть, тряпка, высохшая раньше времени. Точно сказать было трудно; с женщинами у Пупкова складывалось плохо, ровно настолько, насколько у Пупковой с пылью в эту минуту. Вот и настроение жены для него превратилось в книгу с философским отклонением.
— Как всё это достало, — вспылила Мария, — Ты настолько тронулся со своими байками, что уже про каких-то рабов поешь.

— Цитирую дальше: «Это рабовладение, увиденное глазами римлянина. Рабовладение было ключевым институтом римского мира на всем протяжении его существования. Оно было настолько обычным и настолько важным, что никому в голову не приходило, что его может и не быть. Владеть рабами было так же естественно, как сегодня голосовать за консерваторов…«

Дверь в спальню распахнулась и на пороге воссиял мальчик в коротких штанах.
— Мам, я все сделал. Даже больше… — почесывая карандашом за ухом, отрапортовал Сашка.
Мария подошла к сыну, вытирая руки об халат. На помятой бумаге, было нарисовано три человека. Один из которых сидел на пеньке и не хотел подниматься; двое других тянули его за руки. У высокого персонажа была черная шляпа, по диаметру соразмерна маленькой полянке, на которой действо и происходило. На заднем фоне, выглядывала белка с колобком. Рисунок удивил женщину; так красочно Сашка еще не рисовал.

— А почему шляпа? — сказала мать. — Насколько помню, вам задавали изобразить колобка в современной семье.
— Ну, я люблю лес, он прикольный…
— Аргумент, — подключился отец, — Тебе уже тринадцать, а ощущение словно слышу первоклашку. Хочешь что-то покажу? Иди ко мне. Папа расскажет тебе о раболепии колобка.
Сашка подбежал к отцу. Душевной близости у них не было, потому ребенок был не приучен к редкому проявлению отцовской ласки. Со стороны выглядело словно кот приобнял соседского котенка. Мария отвернулась.
— Ты пустышка! — прошипела она и вышла из спальни.

В ванной комнате женщина думала о беременности. Второго ребенка Мария не хотела. Не хотела, по крайней мере в этой семье, с когда-то нужным ей Пупковым. После чего пошло все под откос? Может быть, она сделала ошибку? Разве Сашка — ошибка? Разводиться? Что скажут подруги и друзья? А подруги ли? Это скрытая радость и удовлетворение, в каждом взгляде открытого утешения. В каждом взгляде!? Ради чего терпеть? А ради чего оставаться здесь? Мать предупреждала, что брак с этим человеком не сложится. И ведь права оказалась? Вот сука.

Рассуждая о своем, до ее слуха доносилась каждодневная болтовня мужа.
«Чтобы понять, что делает раба рабом, нужно понимать, что делает хозяина хозяином.» — Знаешь сынок, это, пожалуй, самая мудрая цитата в этой книге. Когда подрастешь, мы с тобой поговорим об этом более подробно. Если вспомним, конечно.
Сашка молча разглядывал обложку книги. Ему нравился запах страниц.
— Пап, а где сейчас рабы? — спросил мальчик, наблюдая уже за реакцией Николая.
— Везде и нигде, Санёк! — закурив «Честер», процедил отец, поглядывая на отражение настенной фоторамки в окне.
— А рабы хорошие были?
— Не лучше рабовладельцев, наверное.

— …

Насладившись сигаретой, Николай, выдыхая уже раздражающий дым, открыл страницу Фалкса и начал зачитывать разъяснение.
«Я Марк Сидоний Фалкс, благородного происхождения, чей прапрадед был консулом, а мать происходит из древнего сенаторского рода. Нашей семье было присвоено имя Falx (лапа с когтями), потому что мы никогда не упускали своего…Моя семья владела бессчетным количеством рабов во многих поколениях. Нет ничего такого, что было бы нам неизвестно об управлении ими.«
— А это, я так понимаю, уже от автора данной книги.
«Марк не захотел указать свое время: его представления часто являются сплавом взглядов разных столетий, хотя он, похоже заимствует их главным образом из времен империи 1 и 2 веков до нашей эры. Я добавил краткие комментарии к его текстам в конце каждой главы, чтобы поместить его рекомендации в некоторый контекст и возразить против наиболее неприемлемых представлений. Сегодня никто не утверждает, подобно Фалксу, что рабовладение является приемлемым или оправданным. По оценке неправительственной организации, (Свобода рабам), в наши дни 27 миллионов человек вынуждены работать под угрозой применения насилия, без заработной платы и без надежды на избавление. В сегодняшнем мире больше рабов, чем было в Римской империи в любой момент ее существования.

«
— Угу. А книгу, очевидно Джерри Тонер составил для тех людей, кто ими управляет? — обрадовался Николай своей шутке, — Сань, обрати внимание на это. Ты же помнишь, как наша мама вечно жалуется на усталость? Слушай и вникай.
Николай цитировал: «Когда дело доходит до кормления их детей, я замечал, что они кормят грудью, не отрываясь от работы: в одной руке бревно, в другой — младенец. Это к тому, чтобы отметить, настолько мягкотелы и изнежены современные молодые мамаши, которые по нескольку дней лежат под москитной сеткой, восстанавливая силы после родов
«.
— Кстати, в те времена, ты бы уже, лет с пяти привыкал к труду! — словно самому себе, сказал отец. – Порой полезно почитать подобное. Спроси человека: кто такой раб? Не все тебе ответят в полной мере, а если последуют ответы, так о простом, о насущном. Люди не осознают своих слабостей, своих достижений, своего Я. И правильно сказала твоя мама: все лживо в этой жизни. А лживо почему? Потому что ограниченно. Вот и Тонер, предоставил нам море возможностей для создания современных параллелей, на самую древнею ограниченность. Но твоей маме, я бы не рекомендовал это читать, по той простой причине, что ей это не интересно. Она у нас не любитель … задумываться о причинах. Она у нас, своего рода, по следствию больше. Но ты сейчас не поймешь меня, конечно …
— Нет. Я понял, — возразил Сашка, ткнув отца в бок. – Все лживо в нашей жизни.

В комнате раздался треск стекла. На полу умирала настенная фоторамка с портретом советского вождя, а сверху его обнимала старая тряпка.
— Хватит. Мы уходим. Саш, собирайся! — выплеснула Мария не своим голосом. – С меня хватит этого лживого и ненужного дерьма.

Комнату поглотила тишина. Отец листал книгу. Сашка смотрел на вождя, Мария — в пустоту.
— Пап, портрет разбился, — рапортовал Сашка.
— Наверное, рано или поздно, все портреты бьются сынок.

«Как управлять рабами» — книга для начинающих руководителей

Существует такой и грустный анекдот: «В древности рабам давали столько пищи, одежды и времени для отдыха, чтобы они не умерли от голода, холода и усталости. В общем, никаких серьезных изменений в трудовых отношениях с тех времен не произошло». Эта и другие шутки на тему «офисного рабства», как правило, воспринимаются достаточно негативно и уже успели набить определенную оскомину. Однако, если отодвинуть в сторону некоторые культурные различия и мешающие думать предрассудки, то можно принять очень продуктивный факт, а именно – некоторые принципы выстраивания отношений господина и рабов (простите, руководителя и подчиненных) действительно остались такими же, как и две тысячи лет назад.

Именно об этом – бестселлер известного британского профессора Джерри Тонера (доктора наук и преподавателя факультета античной литературы в Кембриджском университете), основанная на рекомендациях и воспоминаний древнеримского патриция Марка Сидония Фалкса. Книга, которую Тонер написал от лица Фалкса, является разносторонним пособием античного топ-менеджмента – здесь раскрыты, пожалуй, все аспекты, касающиеся организации работ и «кадровой политики» в немаленьком поместье патриция. Хотя ценность данного труда не только в ценных указаниях и исторической достоверности (книга выверена по многочисленным источникам – от Канта до Аристотеля).

«Как управлять рабами» с трудом вписывается в рамки привычных литературных жанров. Критики и читатели до сих пор не могут определиться с однозначным ярлыком для книги. Можно ли назвать ее переводом, если Джерри Тонер указан на титульном листе всего лишь как соавтор? Или это стилизованный исторический роман? Или же все-таки – сатира в духе Джонатана Свифта, блестящая критика устройства современного общества, сдобренная практическими рекомендациями, которые прошли многовековую проверку?

Пока критики спорят, читатели просто получают удовольствие и от тонкого римско-британского юмора, в духе которого выдержана вся книга, и от тех практических уроков, которые из данного бестселлера можно почерпнуть. На самом деле, хотя многие сведения, указанные в труде Фалкса и Тонера (поверим создателям книги и будем условно считать их соавторами), и потеряли свою прикладную ценность (например, вряд ли современным руководителям пригодятся сведения о местах покупки евнухов в Древнем Риме или признаки, по которым можно определить рабов, не пригодных к тяжелому физическому труду), многие перечисленные приемы кадровой политики можно с успехом перенести в реальность сегодняшнего дня. Для удобства читателей, желающих извлечь из чтения именно прикладную пользу, характерный римский стиль повествования и соответствующая лексика разбавлены вполне современными HR-терминами (персонал, сотрудники и т.п.).

Итак, какие же приемы эффективной организации работы предлагают античный аристократ Марк Сидоний Флакс и его современный соавтор, историк Джерри Тонер?

Четкая организация работы и групп ответственности

Патриций советует разделить всех работников имения на группы, каждая примерно по десять человек, с таким расчетом, что эти команды будут распределены по всему имению и будут заниматься каждая своим делом. Флакс предостерегает как от слишком маленьких групп (два-три человека или, хуже того, в одиночку) – их работу сложно курировать, так и от чересчур больших — чем обширнее группа, тем легче принцип личной ответственности растворяется в ответственности коллективной. Если работник не чувствует, что именно он отвечает за конкретный результат, то и результат общего труда скорее всего пострадает. Чем четче определены обязанности каждого раба в отдельности, тем продуктивнее он работает.

Важность руководителя среднего звена

Именно начальники над группами, по мнению Марка Флакса, обеспечивают бесперебойную и продуктивную производительность труда. Разумеется, такой человек должен быть строгим и в определенных местах даже безжалостным к подчиненным. Однако определенное внимание патриций также уделяет и другой стороне медали – нравственному воспитанию надсмотрщиков. Они ни в коем случае не должны использовать труд подчиненных для выполнения своих личных дел и решения личных проблем (помимо прочего, это крадет труд раба у «общего блага» — состояния дел в имении в целом). Кроме того, руководитель среднего звена не должен сильно возвышаться над коллективом – Флакс отмечает, что ничто так не раздражает уставшего раба, как надсмотрщик, сидящий на более удобном месте и вкушающий более богатую пищу. Поэтому в имении патриция надсмотрщики питались совместно с рабами и получали тот же продуктовый набор, что и их подчиненные.

Не перекладывайте на подчиненных те функции, которые легко можете легко выполнить сами и не набирайте большой штат сотрудников, если можно обойтись меньшим

Марк Сидоний Флакс приводит в качестве иллюстрации к данному наставлению одного своего знакомого, разбогатевшего вольноотпущенника. Тот, желающий показать, насколько он важная персона, держал специального невольника для того, чтобы он во время встреч и приемов напоминал хозяину имена гостей. Патриций с возмущением и неодобрением отмечает вульгарность этого хвастливого жеста и подчеркивает, что держать большое количество рабов ради демонстрации своего богатства и могущества — не только показушно, но и расточительно.

Поощряйте рабов, которые выполняют свои функции продуктивно

Жестокость, утверждает патриций, является палкой о двух концах, и больнее всего она бьет не по рабу, а именно по хозяину. Без пряника кнут бесполезен и разрушителен. Другими словами, наказывая нерадивых работников, не забудьте наградить тех, кто, в противовес лентяям, выполнил свою работу хорошо. Иначе прилежные рабы, получающие то же количество пищи, что и их менее трудолюбивые товарищи, потеряют стимул качественно трудиться на благо хозяина, и будут выполнять свой ежедневный урок абы как, лишь бы не получить наказание.

Сидоний заостряет внимание читателя на тех рабах, которые прослужили определенной семье долгое количество лет (чем не старожилы компании?). Если с рабом обращаться жестоко, то он раньше или позже, но придет в негодность и станет не опорой своего хозяина, а обузой. Если же раб видит, что его труд оценивается по заслугам и важен для хозяина – он старается соответствовать получаемым поощрениям и работать еще лучше, служа семье своих господ в течение нескольких поколений.

Не забывайте про корпоративную культуру, но в то же время придерживайтесь определенной субординации с подчиненными

Сатурналии – праздник, который древние римляне отмечали с широким размахом, с веселыми бесчинствами и обильными винными возлияниями. Марк Флакс рассказывает о том, как весело он проводит это время, напиваясь до потери контроля вместе со своей домашней челядью, ныряя в водоем с лицом, измазанным сажей, и танцуя вместе с рабами неприличные танцы. В противовес себе он приводит своего приятеля, «ученого сухаря», пережидающего Сатурналии в одиночестве в своем кабинете, дабы не смущать челядь – и в сердцах называет этого ученого идиотом. Праздник, подчеркивает патриций, есть отличная возможность завоевать искреннюю любовь своих рабов, когда ты делишь с ними эйфорию веселья, они начинают больше тебя уважать.

Однако после винных возлияний наступает похмелье, а после праздников – трудовые будни. Поэтому наутро после Сатурналий патриций обычно делает более строгое лицо, чем в обычные дни. И вполне возможно, что именно тот раб, который накануне под воздействием винных паров неуважительно повел себя по отношению к господину, получит выговор или наказание за не слишком прилежную работу.

Характер и личные качества имеют не меньшее значение, чем навыки

При приеме решения о покупке раба, стоит исходить не только из списка его практических навыков. О том, будет ли данный невольник полезен в хозяйстве, скажет и его поведение во время торгов. Внимательно посмотрите на заинтересовавшего вас работника. Не кажется ли он слишком меланхоличным? Тогда вряд ли из него выйдет толк – быть рабом и так незавидная доля, и незачем напоминать об этом остальной вашей челяди. Может быть, раб глядит чересчур вызывающе, а его поза имеет чересчур независимый вид и признаки еще не подавленной воли? Такой работник, даже обладая хорошими навыками, тоже не принесет добра вашему хозяйству. Он будет выказывать неповиновение надсмотрщикам, а обладая развитой физической силой или скрытыми организаторскими навыками, способен даже на бунт. Идеальный вариант – раб, обладающий усредненным характером (не забитый, но и не слишком смелый).

Тимбилдинг не всегда приносит пользу

На первый взгляд кажется, что рабы, которые лучше понимают друг друга (например, привезенные из одной страны. Или хотя бы просто понимающие языки друг друга) способны к более плодотворной совместной работе, поскольку могут договориться. На самом деле, именно чересчур хорошие отношения в команде иногда могут принести господину серьезные проблемы. Сперва невольники просто договариваются отдохнуть или отвлекаются на разговоры, от чего страдает производительность труда, а затем они совместно разрабатывают план побега или восстания против хозяина.

Будьте строгими, когда это нужно

Марк Флакс подчеркивает, что оставаться друзьями со своими рабами, соблюдая определенные рамки приличия, не только уместно, но даже полезно для состояния дел в имении. Однако дружба с челядью — это такая же палка о двух концах, как и вышерассмотренная жестокость. Видя ваше доброе к ним отношение рабы начинают отлынивать от работы и иногда даже придумывают хитрые предлоги, чтобы вызвать вашу жалость и получить какие-либо привилегии и послабления. Они симулируют лихорадку, вызывая обильное потоотделение путем стояния у печи, или лгут о цене купленной вещи, прибавляя ей половину стоимости и складывая разницу себе в карман. Если вы будете потакать своим работникам во всем и закрывать глаза на несерьезные акты неповиновения, то рискуете прослыть недостаточно властным господином и в итоге сами станете рабом своих рабов.

Марк Сидоний Фалкс, Джерри Тонер. Как управлять рабами


Прочел рецензию на книгу Джерри Тонера «Как управлять рабами. Советы античного топ-менеджера» случайно. Вообще, давно перестал следить за подобной литературой для ублажения эго (так и хочется сказать, что — рабов, но нет, правильнее пока будет говорить о потребителях). Все эти «Дао управленцев», «Стратегия победителя: мастер-класс Чингисхана» и прочие рецепты по «трансмутации» “необразованности и лени” в “господство над миром” — от лукавого. Они вместо пользы, уводят людей от реальности в виртуальные миры «матрицы». И уж если до конца называть вещи своими именами, то подобная литература становится одним из способов порабощения. Во времена Римской империи силой порабощались тела, ну а сейчас, лукавством — души. Может, кстати, именно поэтому заголовок и цепанул, да так, что решил посмотреть, а кто же это нас “жизни учит”. И вот тут-то и начались неожиданные открытия.

Джерри Тонер, автор, говорящий в книге от лица римского патриция.
А ведь он и выглядит как патриций. Для сравнения слева в углу бюст Цезаря



  • Джерри Тонер оказался доктором наук, профессором, руководителем исследований по античной филологии в Кембриджском университете, преподавателем там же факультета античной литературы. После защиты докторской диссертации по античной литературе в Кембриджском университете он в течение 10 лет был инвестиционным менеджером в лондонском фонде фондов и управлял активами на 15 миллиардов долларов.


Такой человек, как мне кажется, понимает толк в управлении вообще, и рабами — в частности. И, кстати, от молодых, и не очень, «интеллектуалов» регулярно слышу: «Учите физику и математику! Всё остальное — НЕ науки!». Да, возможно это и не науки, только они позволяют управлять миллиардными активами, как финансовыми, так и демографическими. В том числе и сотнями миллионов прекрасно образованных «физиков», которых “НЕ ученые” вертят на «одном месте» как хотят. Но это так, к слову пришлось.

Мы же вернёмся к книге. Прочел за пару вечеров. Провокационная книжка. Многослойная. Вот вроде бы «стилизация», но римскому патрицию временами в уста вкладываются то слова биржевого спекулянта:


  • «Важно помнить, что ваши рабы — это ваши инвестиции, и немалые. Вы должны защитить вашу собственность от действий, могущих ее обесценить»


То — политика:

  • «владеть рабами было так же естественно, как сегодня — голосовать за консерваторов в Уилтшире»


Что, правда, не делает ее менее интересной и полезной для прочтения тем, кто интересуется реальной историей имперского Рима. Но это уже второй слой. Первый же, так это вполне себе практическое руководство по управлению, например «строительной бригадой». Кто сталкивался, тот увидит много знакомого, ну а кто нет — тем стоит ознакомиться. Затраты на покупку могут окупиться на порядки. Больно подумать, сколько бы я сэкономил денег во время ремонта, если бы просто следовал рекомендациям Марка Сидония Фалкса.

Третий слой достаточно изыскано гуманитарный. Автор размышляет о природе рабства, но не “рабства вообще” как «грек», а “по–римски” “чисто конкретно”. То есть именно так, как об этом размышляет актуальная западная элита:


  • «рабство есть то же, что социальная смерть»

  • «слово “раб” первоначально означало человека с характером раба»


Важно понимать, что рассуждения о рабах, это рассуждения в том числе и о нас, о не римлянах. Таков четвертый слой книги, где рисуются контуры и принципы устройства нового мира, в котором гуманизм если и останется как понятие, то относиться будет к достаточно узкому кругу «рабовладельцев», все остальное же население будет выведено за скобки «человечества» и станет частью “домохозяйств” новых патрициев. В пятом слое, показано почему и зачем отменяется христианство. В чем с ним проблема, чем оно не угодила патрициату и почему элита западного мир так его до конца и не принимала никогда.

Есть и другие слои в этой, вроде бы совсем простенькой и короткой книжице, читать которую наде не как филологическую шутку, не как забавную стилизацию под сборник исторических анекдотов, не как руководство для “чайников” и не как тайные протоколы постмодернистских мудрецов, нет. Это краткое бытописание прихода нового мира, возможно, изложенное немного иносказательным языком английского интеллектуала, но вполне себе откровенно и прагматично. Этакий манифест нового рабовладения. И все, что в ней описано, уже имеет прямые аналоги в нашей действительности. Да, пока часто это стыдливо называется немного иначе, но тем и хороша книга, что позволяет за мозаикой происходящего нащупать контуры целого.

Вот почему, если хочется понимать происходящее, и именно понимать, а не удовлетворяться иллюзией понимания, то прочесть книгу стоит. Повторюсь, автор очень не прост и пишет о крайне серьезных и фундаментальных вещах. Делает это прямо, так, как могут себе позволить специалисты по античности, финансовые аналитики и… господа. В результате получается очаровательный концентрат неполиткорректности в обертке патрицианской изысканности.

Ну а напоследок бытовая иллюстрация актуальности книги. Вот, что пишет о ней некий Т. Ю. Базаров. Причем специально сначала привожу полный список регалий последнего:


Базаров Тахир Юсупович

  • Базаров Тахир Юсупович — доктор психологических наук, профессор, бизнес-тренер, Председатель Экспертного совета и член Президиума Российского психологического общества, научный руководитель ИПП ВШЭ, автор и ведущий учебных программ. Научный руководитель Института практической психологии НИУ «Высшая школа экономики». Профессор МГУ им. М.В.Ломоносова. Заведующий кафедрой управления персоналом ИПК гос.служащих РАГС при Президенте РФ. Председатель Экспертного совета и член Президиума Российского психологического общества. Учредитель компании «Центр Кадровых Технологий — XXI век». Победитель Национального психологического конкурса «Золотая Психея» в номинации «Личность года в психологической практике».


А теперь,собственно, фрагмент его отзыва о книге:

Если человек не способен к самостоятельному целеполаганию и ответственности за собственные решения и поступки, то кто он? И как поступать тому, кто призван управлять в этих условиях? При отсутствии внятных ответов из современных источников есть смысл обратиться к тем авторам, которые давно и весьма плодотворно исследуют эту тему.
Работа одного из них перед вами. Это римский патриций Марк Сидений Фалкс. Размышления автора интересны тем, что они основаны на его собственном опыте и наблюдениях. Он не перестает «удивляться тому, сколь часто ныне люди, облеченные властью, не имеют представления, как обращаться с теми, кто имеет счастье прислуживать им. Вместо этого они отчаянно стремятся снискать расположение тех, чья лояльность должна быть несомненной и безусловной…»
Примечательно, что автор пытается придать своим наблюдениям статус Знания. Он изучает, сопоставляет и развивает идеи многочисленных философов древности, включая самого Аристотеля, что дает ему основание утверждать:

«Знание того, как обращаться с людьми из социальных низов, приобретенное путем тщательного изучения моей работы, поможет обеспечить все необходимое для триумфального шествия к успеху и славе».

Каково? К работе кого, простите, Базаров рекомендует обратиться? Римского патриция Марка Сидения Фалкса? С “идеями многочисленных философов древности, включая самого Аристотеля” познакомиться? О как, “Включая самого Аристотеля”, не меньше! Хлестаков бы умер от зависти, услышав подобное. Ну а ответ на вопрос почему Базаров (а какова фамилия-то, как прям специально подобран рецензент) пишет такие странные вещи, мне кажется дан в Главе X “Проблемы с вольноотпущенниками”.

Так что, повторюсь в третий раз: если хочется понимать как устроен современный мир, какова мотивация политических игроков, почему события происходят так или иначе, ну или чем, к примеру, занимается ВШЭ, то книгу стоит прочесть вдумчиво и с карандашом. Главное не делать это как «бизнес-тренер». И деньги зря потеряете, и время.

Dixi

Джерри Тонер. Рецензии на книги

Интересная и страшная книга одновременно. Тема Древнего Рима, его социальной организации, с зачатками современного управленческого взгляда. Этим манила аннотация, на это можно было повестись.

Первой большой плюс книги – ее действительная историчность. Автор конечно же не свободен от современных ценностей, но он пытается как-то это все разделить – очень далекое прошлое и сегодняшний день. Это видно не вооруженным взглядом. Местами у него это получилось весьма хорошо, в других моментах немного неумело. Тема рабства очень сложна с позиции современного гражданина западного демократического общества. В дискриминации могут обвинить, а это уже серьезные репутационные риски. Поэтому Джерри Тонер очень аккуратно и тонко подходит к этой теме. Поэтому для избежания смысловых издержек «основного текста», автор дает уже свой личный «академический комментарий».

Сама книга находится в ракурсе соприкосновения художественного и академического стилей. Джерри Тонер ищет золотую середину между научным стилем, античной философией и жанром нон-фикшн. Это второй большой плюс книги – нет научной сухости, далеких логически запутанных мыслей или банального повествования. Текст читабельный и легко понимаемый, но при этом не наполнен глупыми мыслями или неуместными моментами. Я не ожидал от современного автора получить античную структуру и стилистику текста. Более искушенный читатель может в связи с этим очень долго ругаться, но таковы реалии. Некоторые слова действительно были неуместны, но возможно это издержки перевода? Я не знаю ответа на этот вопрос, но буду верить в лучшее.

Тонер пытался проникнуть в сущность социальной жизни Древнего Рима, где рабы были неотъемлемым элементом, а местами даже фундаментом, процесса организации жизнедеятельности римских граждан. Для этого он перевоплощается в Марка Сидония Фалкса, который является знатным гражданином Рима и владельцем большого числа рабов. Его советы в этом не будут революционными, аннотация не обманула – действительно между современным корпоративным управлением и древней системой рабовладения есть очень схожие нюансы. Но это не выложено на поверхность, здесь уже нужен анализ читателя и его умения отличить полезное и вредное для современного менеджмента. Правда Америки тут никто для себя не откроет. Методика кнута и пряника, системы дистанций между начальником и подчиненными, подбор эффективных менеджеров среднего звена (управляющих). Вот вкратце и все секреты.

При этом нужно понимать четкую разницу между современным работником и древнеримским рабом. Сущность разная, но методика где-то схожая, не идентичная, просто подобна в определенных моментах. Есть точка зрения экономической целесообразности деятельности предприятия (домохозяйства) и оптимизации коллективно труда, но есть и точка зрения гуманизма и фундаментальных прав человека. Здесь нет золотой середины, между ними нельзя найти точек соприкосновения. Вопрос рабства – точка Рубикона между древностью и современностью. На мой субъективный взгляд, именно такой должна быть позиция каждого человека, что живет в ХХІ столетии.

Современность не свята. Рабство ей тоже не чуждо. Есть пять государств, в которых еще местами очень по крупному практикуется рабский труд – Индия, Гаити, Республика Конго, Непал и Гана. В этих странах такая книга – опасность. Для нас эта работа всего лишь экскурс в историю, чтобы разнообразить свой досуг. Возможно кто-то хочет понять принципы управления древних сообществ. Но для кого-то в мире она может стать настольной книгой.
Вопрос уважения культурных различий между народами для меня тут кажется лицемерным. Рабство такая традиция, которая должна быть искоренена. Статистика независимой негосударственной организации Free for Slaves показывает, что от 21 до 35 миллионов человек сегодня находятся в положении рабов. Поэтому нужно быть аккуратным в трактовке данной работы и ее комментариев. История еще не закончилась.

Джерри Тонер: «Менеджерам есть чему поучиться у рабовладельцев»

Кембриджский историк, автор бестселлера «Как управлять рабами» объяснил РБК, почему современные сотрудники так и остались рабами, отчего римлян можно считать авторами первых учебников по бизнесу и чем опасны слишком мягкие управленцы.

«Рабовладельцы были мудрее, чем современные менеджеры, которые мало задумываются о мотивации сотрудников»

— Вы написали книгу «Как управлять рабами» в виде учебника по менеджменту. Это злая ирония?

— Конечно, сравнение изначально было немного провокационным. Многие современные книги по менеджменту построены на безоглядной вере в гуманизм капиталистической системы, и мне хотелось саркастически посмотреть на проблемы, которые они обычно освещают: как мотивировать сотрудника, как повысить эффективность труда и так далее. Интерес к этой теме не был случайным — до того, как окончательно вернуться к академическим исследованиям, я десять лет проработал в крупной компании и сталкивался с разными типами менеджеров и разными ситуациями. Опираясь на этот опыт, я могу совершенно серьезно заявить: думать, что методы управления, которые применяли римские рабовладельцы, принципиально отличаются от современных, — большое заблуждение. Напротив, именно в античном мире были придуманы многие направления, без которых трудно представить современный менеджмент.

— Например?

Реклама

— Два самых главных — рекрутинг и обучение сотрудников. Когда римляне покупали рабов, они смотрели не только на их силу, физическую привлекательность и ремесло, которому они обучены, но и на их моральные качества. Многие рабы трудились в доме у своих хозяев, а если ты пускаешь кого-то в дом, то должен быть стопроцентно уверен, что этот человек не обманет тебя и не причинит тебе вред. Личным качествам раба уделялось такое внимание, что по римским законам покупатель имел право в течение года вернуть продавцу раба, если заметил в нем какой-то недостаток — лень, агрессию, отсутствие дисциплины. Сейчас кадровики пытаются решить ту же самую задачу с помощью психометрических тестов. При этом римляне немало вкладывали в обучение рабов: раб был ценным активом. Даже сама литература по менеджменту появилась в древнем мире — до нашего времени дошло как минимум четыре трактата, авторы которых делятся своим опытом: как выбрать хорошего раба, как сделать, чтобы он был верным и трудолюбивым, как добиться, чтобы рабы вырастили больше винограда, как наказывать плохого раба и так далее.

— Это плохо вяжется с распространенным представлением о рабах как о бесправных существах, которых хозяин мог запороть до смерти.

— Да, большинство людей привыкли считать, что рабы делали нечеловечески тяжелую работу в адских условиях где-нибудь на рудниках, а хозяева стегали их за малейшую оплошность. Конечно, злой хозяин мог отдать раба за проступок на растерзание зверям в Колизее — такие случаи тоже бывали. Но надо понимать, что в Риме, особенно во времена империи, рабы стоили дорого. Государство уже не вело масштабных захватнических войн, и на рынках теперь почти не было обращенных в рабство варваров. Рабы стоили денег, и большинство хозяев управляли ими не с помощью суровых наказаний, а использовали другие способы мотивации: дарили им одежду, позволяли питаться более вкусной едой, жить с женщинами, а в конце концов отпускали на свободу. Историки редко упоминают, что большинство рабов в римских поместьях отнюдь не были стариками. В среднем каждый раб служил 10–20 лет, и считалось, что достижение рабом тридцатилетия — хороший повод, чтобы отпустить его на волю. Зачем римляне совершали такой странный поступок? Ведь они теряли дорогого обученного работника. Потому что это был лучший инструмент мотивации: раб знал, что если будет работать усердно, то в итоге получит волю. Хозяева понимали: чтобы мотивировать раба, надо дать ему надежду, возможность социальной мобильности и даже карьерные возможности — рабов, которые работали лучше других, назначали надсмотрщиками и управляющими, и это гарантировало им совершенно другой образ жизни. Как ни странно, здесь рабовладельцы оказывались мудрее, чем современные менеджеры, которые мало задумываются о мотивации сотрудников.

— Мне кажется, что сравнение нынешних компаний с римскими поместьями надуманное. Сотрудник — это не раб, он может уйти от работодателя, когда пожелает, и это меняет все.

— С юридической точки зрения разница, конечно, важная. А вот на практике она гораздо меньше: если на рынке не так уж много вакансий под те навыки, которыми вы обладаете, вы будете всеми силами держаться за свое рабочее место. Конечно, сейчас у людей больше возможностей сменить сферу и обучиться другой профессии. Например, вы, журналист, можете немного поучиться и стать, скажем, дизайнером, но как новичку вам очень долго будут платить на порядок меньше, чем вашим новым коллегам. Вы знаете об этом, а потому никуда не уйдете.

— А как же социальный прогресс? Ведь за две тысячи лет общество явно стало гуманнее.

— Да, рабство было системой эксплуатации совершенно бесправных людей, но ведь и капитализм фактически занимается примерно тем же. Скажу больше: неравенство сегодня сильнее, чем во времена Древнего Рима. Восемь богатейших миллиардеров вместе владеют таким же состоянием, как беднейшие 50% жителей планеты. В древнем мире не было такого социального расслоения! А если мы вспомним, в каких условиях трудятся многие жители стран третьего мира, например добывая на шахтах металлы, которые нужны для сборки модных смартфонов, мы поймем, что рабство и впрямь никуда не делось, просто глобализация сделала его существование для граждан западных стран не таким очевидным. Но даже если говорить о Европе и США, большинство живущих здесь людей чувствуют, что у них нет реального значения в обществе. В этом плане наша эпоха вполне сопоставима с античной. Так же, как когда-то рабовладельцы, современные управленцы компаний и политики должны предлагать людям какой-то свет в конце тоннеля — например, внушать им, что даже если они сами не выберутся из бедности, то это смогут хотя бы их дети.

«Менеджеры не чувствуют потребности быть лидерами»

— А разве то, что современные управленцы вынуждены обращаться с людьми более гуманно, не является плюсом для ведения бизнеса?

— Конечно, является. Например, у нас в Великобритании принято, чтобы менеджеры обращались с сотрудниками очень мягко — ведь когда работникам не приходится иметь дело с пугающим начальником, это мотивирует, дает им свободу предлагать свои идеи. Но беда в том, что во многих отношениях это доброе отношение — чистой воды лицемерие. Основная масса сотрудников понимают, что в действительности менеджеры лишь притворяются их друзьями и совсем не ценят подчиненных. Как сотрудник ни старайся, за свою работу он не получит ни бонусов, ни продвижения. Людям нужна надежда, а компании им ее не дают. Сотрудники чувствуют, что будут делать ту же работу в течение многих лет и их положение не изменится к лучшему. Кроме того, и в самих управленцах эта установка на мягкий менеджмент создает какие-то комплексы. Римлянам иерархия казалось чем-то естественным, им очень нравилось командовать. А современные менеджеры, как мне кажется, то и дело ощущают себя неловко из-за того, что поставлены управлять другими людьми. Менеджеры не чувствуют потребности быть лидерами.

— Но вот, например, в России не так: я знаком со многими владельцами компаний и управленцами, которые считают, что самый эффективный стиль управления — быть грубым и напористым с подчиненными.

— Да, я немного наслышан об атмосфере в российских компаниях и знаю, что у вас директивные методы по-прежнему популярны. Римляне тут во многом бы согласились с российскими коллегами: если рабы не боятся, то разве они будут вас слушаться? И так обстоят дела не только в России, но и, например, в Китае. Определенные плюсы у этого стиля управления есть. Если вы посмотрите на капитализацию американских компаний, то увидите, что США — по-прежнему экономический лидер. Но дело в том, что высокую эффективность этим компаниям сейчас обеспечивают в основном новейшие технологии, а не грамотное управление. В американских компаниях вы не увидите такой усердной работы, как в китайских. И не в последнюю очередь потому, что трудовое законодательство в Китае не настолько строгое, как в США, и китайские компании выжимают из своих сотрудников намного больше, чем американские.

— Получается, быть жестоким менеджером эффективно?

— Нет, у гиперэксплуатации и грубых методов управления есть и обратная сторона. Если вы просто орете на людей и пытаетесь их запугать, то они будут думать только о том, как пореже с вами встречаться и как избежать наказания, а не о том, как работать продуктивнее. Да, у римлян не было концепции прав человека, и законы не запрещали им обращаться с рабами как угодно сурово. Но тем показательнее, что они применяли наказания только в качестве крайней меры. При этом они старались показать рабам, что, несмотря на разницу в социальном статусе, видят в них людей: время от времени шутили с ними, вникали в их проблемы, интересовались, что у них на душе. Менеджерам есть чему поучиться у рабовладельцев.

— Почему элементы рабства так неискоренимы? Я читал, что рабство было экономически эффективной системой. Может быть, дело в этом?

— Римляне думали не только об эффективности: рабы для них были предметом престижа, роскоши — как огромный телевизор на стене или самый современный телефон. Престиж и сейчас определяет многое в экономике. Почему англичане почти перестали заниматься сельским хозяйством? При правильной постановке дела фермерство и сейчас могло бы быть в Великобритании прибыльным — но беда в том, что это больше не престижное занятие. Я бы сказал иначе: рабство вытекает из самой системы отношений между работодателем и работником. Конечно, это своего рода симбиоз, потому что стороны нуждаются друг в друге, и все равно это всегда неравные отношения, где работник — зависимая сторона.

«Между Стивом Джобсом и Цезарем много общего»

— Если римский управленец командовал не рабами, а свободными людьми, например полководец вел в битву солдат, его менеджерские приемы сильно отличались от современных?

— Во многих отношениях они были такими же. Пример армии тут как раз не очень корректен: хотя солдаты и были вольными людьми, по условиям найма на службу центурионы могли обращаться с ними почти так же жестоко, как с рабами. А вот что отличалось — это совершенно другие возможности выдвинуться, а главное, крупные бонусы в случае победы, например при успешном взятии города. Когда [Гней] Помпей закончил войну на Востоке, каждый из его солдат получил награду в размере обычной платы за 20 лет. Такие награды в современном мире сопоставимы разве что с бонусами банковских служащих, какими они были до мирового финансового кризиса.

— Какую роль играет в современных компаниях личность лидера? Насколько я помню, римский полководец был обязан быть харизматиком, чтобы солдаты за ним шли.

— Настоящая харизма есть у очень немногих современных CEO: люди скорее очарованы количеством денег, которыми они обладают. Когда у кого-то есть миллиарды фунтов, в глазах людей он становится чем-то вроде волшебника, мага: все ловят каждое его слово, стараются вести себя, как он советует. Но правда в том, что большинство CEO нашего времени богаты не потому, что вносят важный вклад в разработку продуктов и услуг, которые предлагают их компании, а потому, что научились извлекать пользу из фондового рынка, который заметно вырос после окончания Второй мировой войны. С другой стороны, и римские полководцы не были такими харизматиками, как кажутся по источникам. В древности власть играла такую же роль, как в наше время деньги: Цезарь завоевал полмира, и римляне называли его божественным, а Стив Джобс наводнил полмира своими смартфонами, хорошо заработав на этом, и мы теперь тоже считаем его чем-то вроде бога. В этом смысле между Стивом Джобсом и Цезарем много общего.

— Вы часто говорите о том, что у современного капитализма много проблем. Как, по вашему мнению, в ближайшее 10–20 лет изменится экономическая система западных стран?

— Финансовый кризис 2008 года привел к тому, что многие стали думать о капитализме как о чем-то плохом и даже обреченном на скорую гибель. Западные правительства влили немало бюджетных денег в свою финансовую систему, чтобы удержать ее от падения. В результате те, у кого были какие-то активы — будь то недвижимость или акции, выиграли, а обычные наемные сотрудники, живущие на зарплату, проиграли. За последние десять лет средняя зарплата в Великобритании снизилась более чем на 7%. Люди видят, что богатые становятся только богаче, а бедные — беднее, видят, что им приходится платить больше налогов, а уровень их благосостояния не растет. Разочарование в «грабительском капитализме» привело к тому, что в Великобритании люди проголосовали за Brexit, а в США — за Дональда Трампа. Это тревожные симптомы. При этом люди начинают склоняться и в сторону гибридных форм между капитализмом и социализмом: благодаря посткризисной рецессии пришло осознание, что многие задачи — оборона, транспорт, здравоохранение — государство решает лучше, чем частные компании. Скорее всего, в ответ на эти настроения граждан правительства во многих западных странах введут прогрессивное налогообложение, которое приведет к перераспределению богатства. Это не будет отказом от капитализма, а скорее способом исправить одну из самых острых его проблем.

— Чему еще может научить нас античное рабство?

— Оно могло бы помочь в поиске эффективных подходов к миграционной политике. За те годы, которые раб проводил в поместье хозяина, он усваивал римскую культуру, интегрировался в общество. И когда его освобождали, раб по-прежнему оставался связанным с бывшим хозяином. Тот был его патроном, покровителем и порой включал его в свой бизнес — например, дарил ему лавку — и бывший раб снабжал его определенной долей денег или товаров, оказывал разнообразные услуги. Такая система не выдавливала недавних чужаков на обочину жизни, не делала из них изгоев, а напротив, включала их в систему связей с исконными гражданами государства.

— Каков главный совет, который римский рабовладелец мог бы дать современному менеджеру?

— Если ты хочешь, чтобы компания работала хорошо, заботься о людях.

Интервью РБК с Джерри Тонером организовано компанией BBI.events.

Об эксперте

Джерри Тонер — профессор Кембриджского университета, специалист по социальной истории Древнего Рима. После защиты докторской диссертации в 1996 году Тонер в течение десяти лет работал инвестиционным менеджером в фонде City Of London Investment Trust, управляя активами на $15 млрд. Известность к Тонеру пришла в 2014 году после публикации книги «Как управлять рабами» — необычного трактата по менеджменту, написанного от лица древнего римлянина. Книга была переведена на 20 мировых языков и стала бестселлером.

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *