Дефицитные товары в россии 2020: 15 трендовых товаров, которые легко начать продавать в 2021 году

Содержание

россияне назвали дефицитные зарубежные продукты

Сыр, соусы и приправы: россияне назвали дефицитные зарубежные продукты

Более 80% жителей страны сталкиваются со сложностью поиска иностранных продуктов в России. В их числе — экзотические фрукты, снеки и итальянские соусы. Это следует из опроса онлайн-ритейлера Самокат, проведенного среди 3229 жителей 15 городов России.

Больше всего россиянам не хватает в ассортименте отечественных рителеров экзотических фруктов: мангостинов, рамбутанов, драгонфрутов и других. Об этом заявил каждый четвертый опрошенный. Также многих жителей России расстраивает сложность поиска снеков с необычными вкусами (19%), итальянских соусов (12%), японских сладостей (6%), острых мексиканских приправ (4%), европейских сыров и морепродуктов.

Согласно результатам опроса, более 60% опрошенных до пандемии выезжали за границу хотя бы раз в год. С открытием границ чуть больше трети россиян первым делом планируют поездку в Европу (36%).

Еще 15% мечтают отдохнуть на островах, 12% соскучились по Азии, а 11% полетят в горы. Каждый десятый выбирает проверенные направления —  Турция и Египет.

Большинство россиян назвали главной целью путешествия за границу — посещение достопримечательностей и музеев. Треть опрошенных признались, что уезжают за границу,  чтобы просто отдыхать и ничего не делать. Для каждого четвертого особое значение имеет местная кухня. 10% опрошенных и вовсе выбирают направление исключительно по гастрономическим предпочтениям. 

Кроме того, более 90% россиян любят пробовать местные блюда в путешествии. Большинство (68%) всегда привозят понравившиеся продукты домой, а 41% считают национальные деликатесы самым лучшим сувениром. Такая запасливость объясняется более скромным выбором в российских магазинах по сравнению с зарубежными. Так считают 75% респондентов.

“Особенность российского ритейла в том, что 90% ассортимента продуктовых сетей пересекается. Чтобы предложить больший выбор для покупателей, Самокат работает с зарубежным поставщиками и производителями. Мы добавили в каталог категорию “Из других стран”, где сегодня представлено 180 товаров из 17 стран. И эта категория продолжит расширяться, чтобы каждый покупатель смог найти необходимый товар,” — комментирует

Игорь Рожков, директор по маркетингу онлайн-ритейлера Самокат.  

Источник: Самокат

Косачев оценил проект об отмене контрсанкций на дефицитные товары

https://ria.ru/20200520/1571757281.html

Косачев оценил проект об отмене контрсанкций на дефицитные товары

Косачев оценил проект об отмене контрсанкций на дефицитные товары — РИА Новости, 20.05.2020

Косачев оценил проект об отмене контрсанкций на дефицитные товары

Поправки в законодательство о частичной отмене контрсанкций позволят правительству оперативно реагировать на дефицит жизненно важных товаров в РФ, заявил РИА… РИА Новости, 20.05.2020

2020-05-20T22:21

2020-05-20T22:21

2020-05-20T22:21

общество

константин косачев

госдума рф

сергей кисляк

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/156248/75/1562487577_0:286:3132:2048_1920x0_80_0_0_45f2810a5b97b9ebfa13b015dffa0e6b.jpg

МОСКВА, 20 мая — РИА Новости. Поправки в законодательство о частичной отмене контрсанкций позволят правительству оперативно реагировать на дефицит жизненно важных товаров в РФ, заявил РИА Новости в среду глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.Сенаторы Константин Косачев и Сергей Кисляк внесли в Госдуму законопроект, который разрешает отказываться от контрсанкций для закупки дефицитных товаров, аналоги которых не производятся в РФ, перечень товаров и условия их ввоза будет определять кабмин.»Закон 2018 реализован по настоящий момент только в отношении Украины. Дело не в стране. Дело в накопленным опыте. В частности, в перечень запрещенных к ввозу в Российскую Федерацию товаров, страной происхождения либо страной отправления которых является Украина или которые перемещаются через территорию Украины, были включены изделия санитарии, гигиены и предметов ухода за больными», — сказал Косачев. Говоря о предлагаемой поправке, он отметил, что законодательство должно быть адаптировано к необходимости оперативного реагирования на ситуации, когда возникает дефицит определенной продукции — «не обязательно медицинской, но это в первую очередь».»Когда правительство должно иметь право оперативно реагировать на складывающийся дефицит определенных товаров, жизненно важных для населения, и выводить из-под перечня подсанкционных товаров те, в которых остро нуждаются граждане России», — заключил сенатор.

https://ria.ru/20200513/1571355547.html

https://ria.ru/20200430/1570777501.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria. ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/156248/75/1562487577_39:0:2770:2048_1920x0_80_0_0_74b1f5d79c580d059459b400d009c1b9.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, константин косачев, госдума рф, сергей кисляк, россия

Бокс и ММА: Спорт: Lenta.ru

Турнир AMC FIght Nights Global в Красной Поляне собирался вокруг самого громкого противостояния в отечественных смешанных единоборствах (MMA). Противостояние Владимира Минеева и Магомеда Исмаилова давно вышло за пределы клетки. Теперь, спустя три года после первой битвы, завершившейся спорной ничьей, непримиримые соперники вновь сошлись в поединке. Подробнее — в материале «Ленты.ру».

В российских MMA нет дефицита сильных бойцов. Чего отечественным топовым промоушенам не хватает — так это ярких и запоминающихся противостояний. А ведь широкого зрителя привлекают не только и не столько действия бойцов в клетке или на ринге. Зрителю нужна история: со своим началом, развитием, интригой и кульминацией.

И бокс, и MMA, и даже профессиональный рестлинг всегда строились именно вокруг таких историй. Конфликта двух запоминающихся персонажей. И величайшим промоутером в истории стоит признать главу World Wrestling Entertainment (WWE) Винса Макмэна, который десятилетиями продает постановочные бои мужчин в трусах тем, кто знает, что «все это не по-настоящему».

Примером этого дефицитного товара в России стало противостояние Владимира Минеева и Магомеда Исмаилова. Оба отлично усвоили простую истину: как бы ты сильно ни пахал в зале и как бы хорошо ни дрался — за тобой должно быть интересно наблюдать. Многократных призеров турниров по боевому самбо и панкратиону помнят лишь специалисты. Вячеслава Дацика знают почти все.

Материалы по теме

00:01 — 24 декабря 2020

«Я растерзал всех»

Триумфальный уход Нурмагомедова, Хабиб 2.0 и новые чемпионы из России. Чем запомнится 2020-й в MMA?

00:42 — 14 декабря 2020

Хищник в клетке

Магомед Исмаилов одолел Уральского Халка. Но этот соперник оказался опаснее Емельяненко

Но даже грамотной раскрутки поединка Исмаилова и Минеева было недостаточно. Бойцам повезло — их первая схватка прошла в эпохальный для российских MMA момент. Именно летом-осенью 2018-го профессиональные бои стали обсуждать рядовые россияне. Спорт, долгое время остававшийся историей для своих, пробился к многомиллионной аудитории.

Хабиб Нурмагомедов — Конор Макгрегор. Та самая вывеска, которая привлекла миллионы людей по всему миру. Почему? Потому что в этом угощении для фанатов было все, что нужно. Аперитив в виде безумства Макгрегора с его атакой на автобус.

На закуску — фонтан оскорблений ирландца в сторону Нурмагомедова, вызывавший в публике полярные эмоции: от праведного гнева до злорадства. И, наконец, горячее — фестиваль насилия в Лас-Вегасе, когда Хабиб уничтожил оппонента в октагоне, а затем спровоцировал беспорядки уже за пределами клетки. А скандал — скандал остался на десерт.

Попробовав профессиональные MMA на вкус, отечественный зритель задумался. А можно еще что-нибудь в этом роде? И в котелке Fight Nights Global как раз томилась схватка Минеева и Исмаилова. Турниры разделили неполные две недели. Фанаты как раз успели проголодаться.

Даже на фоне громких имен из UFC вывеска Минеев — Исмаилов не казалась суррогатом. Напротив: другая весовая категория, новые (для широкой аудитории) персонажи. Да и сам поединок держал зрителя в напряжении все пять раундов. Итоговое решение — ничья — вызвало много недовольства. Хотя открытая концовка — отличное подспорье для сиквела.

Первый бой Исмаилова и Минеева имел огромный успех. На официальном YouTube-канале Fight Nights запись боя по количеству просмотров уступает только видео поединка Федора Емельяненко с Фабио Мальдонадо. И здесь надо понимать, какое преимущество есть у любого ролика с именем Последнего Императора в заголовке. Минеев и Исмаилов никогда не обладали такой популярностью, тем не менее их схватку просмотрели более 11 миллионов раз за три года.

После поединка с Минеевым Лысый Хищник сполна воспользовался ситуацией, развернув работу по всем фронтам: вложился в YouTube-канал и начал регулярно баловать фанатов яркими видео в Instagram. Конечно, в росте популярности Исмаилова не обошлось и без посильного участия Александра Емельяненко. Одиозный тяжеловес в современных российских MMA — хайповый царь Мидас. Любой, кто его касается (или кого касается он), непременно приковывает к себе внимание.

Магомед Исмаилов

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Исмаилов буквально разорвал в клетке Емельяненко, который превосходил его в габаритах. Дальше последовал бой с Уральским Халком Иваном Штырковым. Этот тяжеловес еще не накуролесил до уровня Емельяненко, но и за ним шел заметный шлейф: увольнение из UFC за допинг и крестовый поход в защиту храма в городском сквере Екатеринбурга. Иными словами — персонаж колоритный.

Это создавало дополнительные сложности в организации второго боя между Минеевым и Исмаиловым. Магомед для главы AMC Fight Nights Камила Гаджиева рос в цене, а его недавний визави ничем особенным не выделялся. Казалось, очередная встреча в октагоне нужна именно Волжанину. А загнать в клетку Хищника станет настоящей проблемой.

Но Исмаилов четко осознал необходимость воскрешения их вражды с Минеевым. Владимир — почти полная противоположность Маги. Рослый, наглый и хладнокровный десантник, умеющий красиво одеваться и не менее красиво посылать оппонентов. Исмаилов — взрывной, но отходчивый горец с чувством юмора. Со спортивной точки зрения тоже идеальный мэтч. Техничный ударник против любителя борьбы и безжалостного граунд-энд-паунда.

Именно поэтому Магомед, несмотря на более выигрышное положение, всеми силами продвигал этот бой. Чего стоит только его провокация в Турции, когда он устроил потасовку с отдыхавшим там с семьей Минеевым. Главный трюк состоял в том, что полноценной записи скандального инцидента фанаты так и не дождались. Бойцы же предлагали на суд публики собственные версии, заставляя болельщиков гадать — кто врет, а кто говорит правду. Стычки и обмен колкостями на пресс-конференциях — все было сделано профессионально. Самое забавное — весь этот околоспорт имел куда большее значение, чем статус поединка. А ведь он был титульным. Минеев подходил к бою в статусе чемпиона Fight Nights Global в среднем весе.

Сама схватка стала вишенкой на торте ивента на Красной Поляне. И по тому, как бойцы начали поединок, стало ясно — для них это точно больше, чем просто спорт. И Минеев, и Исмаилов заметно волновались. Что удивляться — они слишком много друг другу наговорили. Слишком многое стояло на кону.

Ударов поначалу было совсем немного. Волжанин нарезал круги вдоль сетки, а Исмаилов выискивал возможность перевести оппонента в партер. Минеев оттягивал неизбежное примерно до середины первого раунда. Незатейливый проход в одну ногу от Исмаилова оказался успешным. Как ни старался Владимир хоть что-нибудь противопоставить оппоненту в борьбе, Магомед с легкостью читал соперника.

Исмаилов занял доминирующую позицию, технично подавляя оппонента, едва не вышел на «распятие» (боковое положение, при котором борец сверху изолирует обе руки противника, — прим. «Ленты.ру»). Канвас уже был окроплен кровью Минеева — будучи снизу он терпел не только давление со стороны Исмаилова, но и коварные удары локтями. Владимира спас сигнал об окончании пятиминутки.

Магомед Исмаилов, Камил Гаджиев и Владимир Минеев (слева направо)

Фото: @fightnights

Что Минеев сделал во втором раунде? В первую очередь отказался от ставки на контратаки. Избежать проходов в ноги от Исмаилова — утопия. С неизбежностью Владимир попросту смирился и дорабатывал каждый эпизод.

Даже в неудачных положениях Волжанин огрызался, максимально усложняя работу сверху для Исмаилова. Что это, если не высокие морально-волевые качества? Тем более что Минеев — настоящий десантник, который на законных основаниях носит голубой берет.

Владимир снова и снова пропускал проходы в ноги. Очки градом сыпались в копилку Исмаилова. Если бы бой продолжался в том же духе все пять раундов, Магомед без вопросов забрал бы победу. Но Минеев выживал не просто так.

Интенсивная борьба отняла силы у обоих. В начале третьего раунда соперники значительно замедлились и пошли друг на друга с открытым забралом. Единоборства кончились, началась настоящая битва.

Преимущество Минеева в стойке стало решающим фактором. Если в первом раунде он все больше убегал от противника, то теперь поднял руки и сосредоточился на ударах. Магомед огрызался, старался не оставаться в долгу, но на равный обмен у него не хватало ни сил, ни мастерства.

После непродолжительной борьбы в центре, бойцы оказались у клетки. И здесь Минеев проявил себя во всей красе. Снова и снова его удары достигали цели. После очередной серии попаданий Магомед обмяк. Его тело безвольно поглощало удары соперника. Рефери помедлил, но был вынужден остановить бой.

Технический нокаут! Время застыло на отметке в 4:41. Последние секунд десять всем, кроме рефери, исход противостояния был ясен. Минеев защитил титул. Пока в клетке суетились организаторы и секунданты, Исмаилов продолжал лежать. Хищнику потребовалась кислородная маска. Только спустя пару минут он вернулся в сознание.

Ты засранец, но я уважаю тебя. Я обнимаю спортсмена!

Магомед Исмаилов

После поражения от Владимира Минеева

Еле стоявший на ногах Исмаилов при этом получил право первого слова. Проигравший, но не сломленный Магомед обратился к оппоненту.

«Я был хорошо готов. Но он себя отлично проявил. Бомба. Уважуха тебе. Не умею я проигрывать, даже когда в приставку играю, ломаю джойстики. Но, что есть, то есть. Если бы я победил, я поблагодарил бы Аллаха. Но сегодня я проиграл, и говорю: хвала тебе, Господь! Неважно, что произошло. Ты засранец, но я уважаю тебя», — заявил Хищник.

Похоже топор войны между бойцами все же оказался зарыт. Но Минеев, завладев микрофоном, дал всем понять, что зарыт он не так уж и глубоко. «Я хотел бы извиниться перед семьей Маги. Как-то неловко, что такое случилось у них на глазах. Я бы с удовольствием это повторил», — бросил он в спину покидавшему арену Исмаилову.

На Урал привезли дефицитные медицинские товары из Китая — Российская газета

Самолет с гуманитарным грузом приземлился в екатеринбургском аэропорту Кольцово в 10:50. Спецборт доставил три миллиона медицинских масок, 300 тысяч перчаток, 40 тысяч защитных костюмов и шесть тысяч очков.

Средства индивидуальной защиты предназначены для медиков, общественных организаций и волонтеров: груз распределят по учреждениям Свердловской и Челябинской областей.

— Чтобы было понятнее: при сегодняшнем уровне заражения только одной 40-й больнице надо до тысячи защитных костюмов в день, «скорой» в Екатеринбурге в сутки надо хотя бы четыре тысячи масок. Маски, защитные костюмы, очки и так далее сразу после разгрузки будут распределены по больницам области. В первую очередь костюмы отдадим врачам, которые работают с вирусом: в инфекционные отделения, участковым, в лаборатории. Кроме того, часть передадим полицейским, которые сопровождают врачей, и еще часть — Роспотребнадзору, — написал губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев в своем Instagram.

В Кольцово сегодня приземлился первый самолет с гуманитарным грузом. Всего их будет четыре. Следующие рейсы запланированы на 14, 15 и, предварительно, на 16 апреля. Общий объем груза — около тыся­чи кубических метр­ов, вес — свыше 100 тонн. В составе — одноразовые маски, лицевые щитки, медицинские очки, ко­стюмы, антисептики и бесконтактные термо­метры — более 10,6 миллиона единиц изделий на сумму около 5 миллионов долларов США.

Закупкой занимался Фонд святой Екатерины, средства выделил уральский предприниматель Игорь Алтушкин, три из четырех грузовых рейсов профинансировал бизнесмен Андрей Симановский.

Без проволочек не обошлось: таможня заявляла о необходимости заплатить пошлину в размере 30 процентов от стоимости груза. К решению проблемы подключились региональные власти и полпред президента в УрФО Николай Цуканов. По его обращению правительство приняло постановл­ение, упростившее процедуру ввоза гуманитарной помощи из-за рубежа для всех желающих оказать содействие в борьбе с распространением коронавирусной инфек­ции.

— В решении задач, котор­ыми сегодня занимают­ся благотворители, чтобы помочь регионам в борьбе с распрост­ранением инфекции, важна любая организац­ионная поддержка. По­тому что время для нас — критический фактор. Изменения, ко­торые были приняты на федеральном уровне, значительно упрост­ят оказание благотво­рительной помощи в борьбе с вирусом. Благодарим полпредство и правительство за понимание и содействи­е, — прокомментировал представитель председателя Совета директоров РМК Кирилл Ирха.

— В течение недели там­оженные органы регио­на осуществляли взаи­модействие с организ­аторами поставки с целью определения опт­имальных механизмов таможенного оформлен­ия жизненно необходи­мых товаров в услови­ях борьбы с COVID-19. Как и любой импорт, да­нный груз подлежит обязательному деклари­рованию. Декларация на товары была подана еще до момента при­земления воздушного судна. Учитывая особ­ый статус груза, все таможенные процедуры проводились в перв­оочередном порядке и заняли не более 30 минут. Так что на данный момент партия прошла таможенный контроль в полном объеме и может легально переме­щаться по всей терри­тории Российской Фед­ерации, — сказал начальн­ик Уральского таможе­нного управления Мак­сим Чмора.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

В Екатеринбург прибыл самолет со средствами защиты для свердловских и челябинских больниц. Речь идет о 3 млн медицинских масок, 6 тыс. очках, 300 тыс. перчаток, 800 коробках с защитными костюмами. Чтобы было понятнее: при сегодняшнем уровне заражения только одной 40-й больнице надо до 1 тыс. защитных костюмов в день, скорой в Екатеринбурге в сутки надо хотя бы 4 тыс. масок. Маски, защитные костюмы, очки и так далее сразу после разгрузки будут распределены по больницам области. В первую очередь костюмы отдадим врачам, которые работают с вирусом: в инфекционные отделения, участковым, в лаборатории. Кроме того, часть передадим полицейским, которые сопровождают врачей, и еще часть — Роспотребнадзору. Сегодняшний самолет — первый из четырех, на которых привезут гуманитарный груз на Урал. Еще раз выражаю благодарность бизнесменам Игорю Алтушкину и Андрею Симановскому, которые организовали за свой счет покупку защитных средств и их доставку. Общий объем груза, который будет распределен между свердловскими и челябинскими больницами — 100 тонн. В такие времена понимаешь, кто есть кто. Знаю, как непросто было организовать эти рейсы, с чем столкнулся Алтушкин, но не сдался и продолжил. И все получилось. Настоящий уральский характер.

Публикация от Евгений Куйвашев (@evgenykuyvashev)

Коронавирус повышает ставки. Какие товары могут стать дефицитными из-за эпидемии?

Из-за паузы в поставках у некоторых производителей уже начались проблемы со сборкой машин. Hyundai стал первым крупным производителем за пределами Китая, объявившем о приостановке выпуска машин. Автопроизводитель не может работать из-за остановки китайского завода по производству кабелей.

По оценкам аналитиков ГК «Финам», если вызванный коронавирусом кризис в Китае затянется, рынок недорогих запчастей для иномарок понесёт значительные потери. Цены на дорогие китайские компоненты при этом могут вырасти на 30-50%, а на дешёвые — в два-три раза. Рост цен на готовые китайские автомобили эксперты пока не предвидят.

Лёгкая промышленность

Несмотря на то, что в Китае сосредоточена большая часть производств по пошиву одежды и производству прочих товаров лёгкой промышленности, отрасль столкнётся с проблемами только в том случае, если граница с Китаем будет полностью закрыта, пояснил глава «Союзлегпрома» Андрей Разбродин.

Однако повышения цен из-за этих сложностей можно не ждать. Эксперт указал, что при закрытии границ фабричные производства переориентируют на Индию, Пакистан и Узбекистан.

Медицинские товары

Дефицит может спровоцировать и искусственно разогретый ажиотаж среди потребителей. Такое уже случилось с рядом товаров, предназначенных для профилактики заболеваемости.

На фоне новостей об угрозе коронавируса в России резко вырос спрос на медицинские маски. Некоторые люди скупают их тысячами, отчего кое-где цена на них выросла в четыре-пять раз. Многие аптечные сети сообщили о дефиците масок на своих складах, а некоторые ввели ограничения по продаже в одни руки.

Скромнее вырос спрос на противовирусные препараты. Дефицита в них нет, однако Минздрав честно предупредил, что специфического лекарства, которое лечило бы коронавирус, в мире пока нет. Поэтому покупатели «Арбидола», заявившего о своей эффективности в борьбе с этим заболеванием, действуют скорее в целях самоуспокоения.

Замглавы Федеральной антимонопольной службы Андрей Цариковский уже заявил, что ведомство может оштрафовать аптечные сети из-за завышения цен на медицинские маски. По словам представителя ФАС, сильнее всего стоимость одноразовых масок выросла в Дагестане — на 650%. А вот в регионах, граничащих с Китаем и подвергающихся наибольшему риску заражения, цены, наоборот, выросли незначительно.

«Когда такие завышения цен происходят во время чрезвычайных ситуаций, мы считаем это экономическим мародерством, и будем поступать как с мародерами», — заявил Цариковский.

Ещё более суровые меры для продавцов, подогревающих ажиотаж, пообещал президент. Владимир Путин поручил лишать лицензии те аптеки, которые повышают цены в связи со вспышкой коронавируса. По его словам, аптечная сеть в России и без того «в известной мере избыточна».

Фото обложки: Pixabay, Pixabay License

Идеальный шторм на рынке полупроводников: вызовы и возможности

| Поделиться

Многие российские компании и государственные организации ощутили рост цен на аппаратные решения и значительное увеличение сроков их поставок. Проблема не является сугубо локальной и носит глобальный характер. Дефицит полупроводников и компонентной базы затронул вендоров, дистрибуторов и интеграторов ИТ- и телеком-решений по всему миру. Предлагаем разобраться, что происходит и как бизнесу реагировать на сложившуюся ситуацию.

Под ударом

Острый дефицит полупроводников так или иначе затронул все отрасли. Производители потребительской электроники (смартфонов, ноутбуков, игровых консолей и т.п.) вынуждены пересматривать планы выпуска новых моделей и переходить к краткосрочному планированию. В более стабильной позиции находятся компании, заказывающие крупные партии комплектующих, но и они не застрахованы от сбоев в поставках. Из-за них Apple и Samsung вынуждены пересматривать планы выпуска своих флагманских продуктов. Выходом в данной ситуации является разумная корректировка сроков выпуска готовой продукции. Только это может избавить конечных потребителей от ложных иллюзий и завышенных ожиданий.

Пострадали и представители индустрии автопрома. Они были вынуждены останавливать производственные линии и закрывать заводы по всему миру. Не обошел кризис и ИТ, и телеком отрасль. Разработчики и поставщики оборудования предупреждают о повышении цен на продукцию и увеличении сроков поставок.

Ожидаемые, но преодолеваемые трудности

Сложности с доступностью аппаратных решений нельзя назвать неожиданным. Перебои с поставками необходимых комплектующих отчетливо проявились в марте этого года. А уже летом об этом заговорили представители крупнейших вендоров. Глава Arista Networks Джейшри Уллал (Jayshree Ullal) открыто заявила, что компании придется поднять цены на ряд моделей, дефицит комплектующих которых возрос. О необходимости корректировки заявил и генеральный директор и председатель совета директоров Palo Alto Networks Никеш Арора (Nikesh Arora), отметивший, что из-за проблем с цепочками поставок многие игроки рынка, включая его компанию, были вынуждены пересмотреть ценовую политику.

Михаил Косилов, управляющий директор RRC, подтвердил, что сроки поставок увеличились у всех вендоров, с которыми работает компания. Корректировку цен также провели или планируют провести в ближайшем будущем большинство поставщиков. «Дефицит ИТ-оборудования — проблема глобального характера. Преодолевать его отчасти помогают складские запасы, но нужно понимать, что они не безграничны. Еще один вариант — изменение конфигурации проектов и корректировка техзаданий, с учетом тех решений, которые есть в наличии. Если раньше наши заказчики предпочитали брать паузу и ждать, когда появится необходимое оборудование, то сейчас они все чаще реализуют более творчески подход, используя доступные аналоги», — рассказал он.

В то же время Максим Кирсанов, директор департамента сетевых решений компании Softline, отметил, что по его наблюдениям почти все производители аппаратных решений увеличили сроки поставок. Он добавил, что дефицит небольшой и равномерно распределен по всем линейкам вендоров сетевого оборудования. При этом в наиболее уязвимой ситуации находится оборудование, производство которого началось давно и которое находится на рубеже окончания жизненного цикла. «Такая продукция попадает в категорию штучного товара, который ставится в конец очереди, уступая новым решениям массового спроса», — сказал Максим Кирсанов.

Говоря о причинах повышения цен на ИТ-оборудование, Михаил Косилов отметил, что это естественное и неизбежное явление в ситуации, когда спрос остается на прежнем уровне, а предложение падает. Он также обратил внимание на колебания курсов валют: «Большинство прайс-листов мировых вендоров фиксировано в долларах и цены меняются в зависимости от курса этой валюты».

Управляющий директор добавил, что RRC плотно взаимодействует с производителями в части анализа и прогнозирования спроса на их продукцию. «Чем точнее будут наши прогнозы, тем лучше мы сможем удовлетворить текущий спрос, — убежден эксперт. Также Михаил Косилов обратил внимание на то, что цену определяет не производитель, а рынок: «Могу предположить, что в ближайшей перспективе цены подрастут, но затем нормализуются. Текущая ситуация вызвана рядом объективных причин и не носит драматического характера. Жизнь устроена так, что цены растут. И на ИТ-рынке это происходит не так стремительно, как, скажем, в розничной торговле».

Максим Кирсанов отметил, что дефицит комплектующих совпал с ростом инфляции, что также спровоцировало повышение цен на аппаратные решения. Стоимость производства возросла по вполне объективным экономическим причинам, убежден он.

Без паники

Эксперты отмечают, что заказчики вполне адекватно и с пониманием реагируют на ситуацию, в частности не пытаются закупаться заранее и впрок. «Мы не видим проблемы избыточного спроса. От того, что клиент закажет что-то сильно заранее, дефицитное решение на складе не появится», — сказал Михаил Косилов.

Максим Кирсанов подчеркнул, что для большинства заказчиков Softline модель покупки впрок идет в разрез с текущими бизнес-планами. Но он не исключил возможности того, что, если текущая ситуация затянется, некоторые потребители будут инвестировать средства в превентивную покупку оборудования.

Зато эксперты наблюдают изменение подхода клиентов к реализации цифровых инициатив. «Планирование становится во главу угла. Компания Softline ощущает это и как поставщик и как потребитель решений, на которых, работает, например, наше облако. В более выигрышной ситуации оказываются компании, которые изначально уделяли внимание планированию. Заказчики начинают процесс оптимизации своих ИТ-мощностей, в результате которого находятся незагруженные или недозагруженные ресурсы, которые можно использовать в приоритетных направлениях. Изменилась и расстановка акцентов: бизнес готов инвестировать в те проекты, которые максимально быстро дадут эффект», — рассказал представитель Softline.

Некоторые вендоры напротив столкнулись с проблемой избыточных заказов, но также считают, что справиться с ней помогает более тщательное планирование. Увеличение сроков поставок может стать хорошей возможностью для более тщательной проработки деталей проекта. Это позволяет существенно сокращать время с момента получения оборудования до начала его эксплуатации. Производители аппаратных продуктов также уверены, что приобретение оборудования для решения краткосрочных задач – экономически невыгодно и в перспективе может обернуться для заказчика излишними расходами. Такие импульсивные покупки не оправданы в долгосрочной перспективе и могут замедлить развитие ИТ-экосистемы бизнеса.

Эксперты рынка отмечают, что в большей степени дефицит сказался на недорогих линейках оборудования. И советуют обратить внимание на более дорогие и функциональные решения, которые сейчас купить проще. Выбор решений в более высокой ценовой категории может значительно поспособствовать своевременной реализации проектов.

Второй момент, который играет важную роль, — правильное планирование цифровых инициатив. В первую очередь это относится к представителям госсектора. Текущая ситуация не делает цифровизацию невозможной, она учит заказчиков изначально закладывать на проекты больше времени. Нужно как данность принять тот факт, что за два месяца до нового года реализовать даже не самый масштабный проект не получится, и в этом нет ничьей вины. Успешно продвигаться по пути цифровой трансформации смогут те, кто расширит горизонты планирования.

Сила диверсификации и планирования

В непростой текущей ситуации наиболее уверенно чувствуют себя вендоры, которые диверсифицировали бизнес и производят как аппаратные, так и программные решения. Их клиентам не нужно беспокоиться о замене железа: для расширения функционала и наращивания производительности инфраструктуры достаточно обновить ПО. Пользователи также все чаще приходят к пониманию того, что им не нужна условная точка Wi-Fi или коммутатор и выбирают комплексные решения, которые поддерживают стратегии развития инфраструктуры на программном и аппаратном уровнях, а также отвечают требованиям информационной безопасности.

Также устойчивость демонстрируют производители, которые своевременно инвестировали ресурсы в развитие и управление цепочками поставок. Такие игроки даже сейчас не боятся предлагать возможность отслеживать заказы в режиме онлайн. При этом кризис показал производителям, что нужно быть готовым к любым изменениям и делать ставку на ограниченный круг даже самых доверенных поставщиков не стоит. Лучше иметь в запасе план «Б» и перераспределять нагрузки и мощности собственных производственных площадок в соответствии с текущими реалиями и потребностями.

Наконец справиться с ситуацией помогает долгосрочное планирование и навыки прогнозирования объемов будущих заказов, а также отслеживание жизненного цикла оборудования, находящегося в эксплуатации.

Не гром среди ясного неба

Дефицит полупроводников возник не внезапно, этому предшествовал целый ряд событий. В первую очередь, пандемия и целый ряд спровоцированных ей факторов. Во время локдауна некоторые заводы по производству проводников и комплектующих приостановили выпуск продукции. Произошло это в тот момент, когда из-за перехода на удаленный режим работы и обострившейся потребности в домашних развлечениях (включая компьютерные игры, стриминговое видео и майнинг), спрос на потребительскую электронику рос невероятными темпами.

Цепочки поставок были разорваны. Закрытые границы и территории (в частности, целые провинции Китая), кадровый дефицит и многие другие проблемы привели к тому, что доведенные до предела сотрудники индустрии перевозок осенью текущего года обнародовали открытое письмо. Они предупредили общественность и ряд организаций, включая Международную палату судоходства (ICS), Международную ассоциацию воздушного транспорта (IATA), Международный союз автомобильного транспорта (IRU), о «глобальном коллапсе транспортных систем». Потребовали встречи с руководством Всемирной организации здравоохранения и Международной организации труда. И наконец, предложили вынести вопрос на Генеральную Ассамблею ООН с целью призвать глав правительств принять «значимые и быстрые меры» для разрешения ситуации.

Проблемы явно не преувеличены, по данным Resilinc, только в 2020 году перебои в мировых цепочках поставок выросли на 67%. При этом 83% сбоев произошли по вине человека. И третий год подряд двумя основными причинами сбоев являются пожары на заводах и смена собственников компаний-поставщиков. Так, например, ситуацию усугубил случившийся весной 2021 года пожар на заводе по производству кремниевых пластин японской компании Renesas Electronics.

Вдобавок к этому обострилось технологическое и торговое противостояние США и Китая. В 2020 году под санкции попала Semiconductor Manufacturing International Corporation (SMIC) – одна из ведущих компаний-производителей полупроводников в мире. В результате чего произошел серьезный передел рынка. Согласно данным Statista за второй квартал текущего года, крупнейшими производителями чипов сейчас являются тайваньская Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (доля рынка 52,9%) и Samsung Electronics (17,3%). И хотя выручка этих компаний растет темпами, опережающими самые смелые прогнозы аналитиков, так по итогам третьего квартала 2021 выручка TSMC достигла 152,7 млрд тайваньских долларов или около 5,44 млрд долларов США, производители пока не справляются со спросом. Вместе с тем растет спрос на продукцию менее значительных игроков рынка, которые выпускают более дешевую продукцию. В то время как монополисты повышают цены на десятки процентов, небольшие компании могут позволить себе увеличить расценки в три-четыре раза.

Помимо этих наиболее очевидных причин есть и другие. Во-первых, эволюционирует сама индустрия производства комплектующих. Пандемия застала производителей на стадии перехода на новые технологии. Кроме того, влияние оказывают экологические или «зеленые» инициативы. Плановые отключения электричества в Китае затрагивают всех, в том числе и производителей полупроводников и прочих компонентов.

Вдобавок к этому, стремительно набирает обороты рынок интернета вещей. В мире с каждым днем становится все больше подключенных устройств, которым также нужны чипы и полупроводники, пусть даже самые простые. Вместе с тем растет уровень автоматизации и роботизации различных отраслей, что также подхлестывает дефицит на компонентную базу.

Что дальше?

Эксперты расходятся во мнениях, как долго продлится затронувший многие отрасли кризис, но солидарны в том, что он стал вызовом, который открывает новые возможности. «Мы находимся на пике дефицита, но рассчитываем на то, что к середине 2022 года ситуация начнет нормализовываться», — прогнозирует директор департамента Softline. Среди предпосылок для улучшения Максим Кирсанов выделяет наращивание производственных мощностей в Юго-Восточной Азии и появление новых производств в других регионах мира. «Это нейтрализует риски зависимости от подобного рода дефицита», – убежден эксперт.

Из сложившейся ситуации практически каждая индустрия извлекла уроки. Производители телеком и ИТ-оборудования концентрируются на выпуске комплексных программно-аппаратных решений со встроенными функциями безопасности. Также они намерены сконцентрировать усилия на развитии новых продуктовых линеек. При этом цены на более старшие линейки будут понижаться.

Индустрия производства компонентной базы будет развиваться. Вместе с новыми технологиями в нее придут новые игроки. Возможно усиление позиций производителей более дешевых компонентов. Лидирующие производители планируют открывать новые производства. Например, корпорация Intel намерена инвестировать $20 млрд в строительство двух заводов в Аризоне, а также проработать план расширения бизнеса в США, Европе и других регионах. Об этом заявил исполнительный директор Intel Пэт Гелсингер.

В октябре TSMC объявила о планах строительства фабрики в Японии, сообщает Reuters. Предприятие будет выпускать чипы проверенных временем образцов, дефицит которых сильнее всего сказался на автопроизводителях. Но нужно понимать, что с момента открытия производства до получения готовой продукции пройдут даже не месяцы, а годы, необходимые на отладку и внедрение новых технологий. Также не стоит забывать, что линии для производства чипов выпускает ограниченное количество компаний.

Возможность запуска собственных производственных площадок рассматривают и представители других индустрий. В сентябре 2021 года Reuters опубликовал сообщение о том, что входящая в топ-10 мировых автопроизводителей Hyundai Motor планирует совместно с Magnachip Semiconductor разработать чип на основе технологии карбида кремния для оснащения будущих моделей автомобилей

Ксения Прудникова

Зелёное изобилие Европы превратилось в зелёный форс-мажор

– Это ещё что такое?
– Арестованный.
– Почему под оркестр?
– Ваше Высочество, сначала намечались торжества. Потом аресты. Потом решили совместить.
– А где наша гвардия? Гвардия где?
– Очевидно, обходит с флангов.
– Кого?
– Всех!

«Тот самый Мюнхгаузен», 1979 г.

В октябре цены на газ в Европе пробили крышу и дно одновременно. Торги (9:01) открылись на цене 1 510 долларов за 1 тыс. кубических метров. К 11:28 цена взлетела до 1 969,2, а к 16:43 обвалилась до 1197,64 доллара. В термине «обвалилась» смешались эвфемизм и оксюморон. С одной стороны, падение цены за 5 часов 15 минут на 40 процентов (771 доллар 56 центов) выглядит как трюк Копперфилда. С другой – в мае прошлого года цена была чуть выше 50 долларов (рост к сегодняшнему пику почти 4 тыс. процентов).

Полгода ощущение газового абсурда не оставляет наблюдателей. Многочисленные и разрозненные комментарии экспертов ощущение это только усиливают. Разделить комментарии можно на два условных параметра: природный (холодная зима, снижение ветровой нагрузки, падение солнечной активности) и рыночный (рост спроса, газ ушёл на Восток).

Разнобой в комментариях вовсе не означает, что эксперты не правы. Каждая причина в отдельности имеет место быть, но у любого абсурда, связанного с деятельностью человека, должно быть комплексное (системное) объяснение.

В данном случае объяснение и простое, и сложное одновременно – распадается глобальный проект создания сетевого мира, планового построения нового общественного (не экономического) уклада – диджитализация человечества.

Речь идёт именно о проекте со всеми присущими ему атрибутами: техническая документация, чертежи, инженерные просчёты, смета затрат, планируемые эффекты.

Социально детерминированные проекты обладают колоссальной инерционной массой, которая формируется ещё на старте (стадия разгона): теория, научное обоснование, политическая мифологизация, имплантация «нового знания» в образовательные программы, выращивание новой (под задачу) элиты, долгосрочные кредиты, целевые инвестиции, стратегии роста… Всё это даже с учётом возросшей коммуникационной мобильности общества требует горизонта минимум в 50–70 лет.

Распадается проект сетевого мира частями (дискретно). От большой цельной модели отваливаются куски, которые ещё некоторое время сохраняют поступательное движение (держатся на плаву самостоятельно). Мы воспринимаем их раздельно (энергосбережение, низкоуглеродный рост, блокчейн, криптовалюты, «Интернет вещей») как независимые мини-проекты по улучшению качества жизни в рамках старой (прежней) модели…

Новый общественный уклад был презентован как технологический (Индустрия 4.0) на Давосском форуме в январе 2016 года. Анонсировали его как сетевую промышленность, завязанную на «сетевую энергетику», «сетевое информационное поле» и «сетевую финансовую систему». «Сеть» здесь была синонимом свободы: люди и машины «взаимодействуют» экстерриториально (вне государственных границ), роль гаранта сделок выполняет интернет-протокол («правовое облако»).

Рекламный буклет мира будущего завораживал. Распределённые (безликие) агенты производят товары и услуги, коммуникация с поставщиками и потребителями идёт через «технологические платформы» (онлайн). Всё само собой крутится, роботы на колёсиках жужжат и разъезжают по цехам. Вместо фабрик, грохочущих и дымящих выбросами СО2, узлы информационной связности. Итоговая продукция печатается на 3D-принтерах по месту потребления.

Ни тебе складов, ни контейнеровозов, ни транспортной авиации, ни ж/д-перевозок – всё передаётся по оптоволокну.

Флешка равна сталелитейному стану, терабайт – конструкторскому бюро, а над головой бескрайнее и безоблачное голубое небо.

Картинка на загляденье всего «прогрессивного человечества» (мировой креаклиат). Оковы паразитирующего на интересах человека (источник системной коррупции) государства падут. И на обломках самовластья блокчейн построит мир без чиновников, юристов, нотариусов, атомных бомб, полицейских, судей и тюрем. Всё будет учитываться и фиксироваться технологически (без политических пристрастий и взяток).

Такой простор, понимаешь, открывается! Такая воля для творчества! Такая свобода для движения информации, знаний и компетенций! Искусственный разум, отпускаемый оптом и в розницу, аннулирует социальную иерархию, как пророчествует Клаус Шваб.

Свобода, равенство, братство! Маркс и Ленин нервно курят в сторонке! Слушайте, товарищи, агитатора, горлана-главаря, Илона Маска и Германа Грефа иже с ним…

Сознательно смешал в кучу отрывки из классики, цитаты и аллюзии, наставил кучу восклицательных знаков, которые не терплю в принципе. В таком экзальтированном (как молодящаяся дама преклонного возраста в цветастом пиджаке с ярко накрашенными губами) формате нам рассказывали про пришествие «дивного нового мира».

Вот она пространственно-временная точка сингулярности, за которой все понятия смешиваются до неразличимости. Экономический рост разгоняется до сверхсветовой скорости, а человеческий разум теряет способность осознавать причинно-следственные связи изменений. Образование становится бессмысленной тратой времени, а умение развлекать, веселить и дурачиться – ведущей компетенцией человека.

Стоимость в её классическом понимании потеряет своё содержание (нетрудовая экономика). За людей будут работать самообучающиеся (рефлексия) роботы.

Счастье и удовольствие каждого конкретного человека станет мерилом прогресса (до чего же гадкое слово).

Каутского и Энгельса в печку! Аристотеля и Платона в костёр! Движение, лишения, трудности, познание – ничто! Удовольствие – всё! Здесь и сейчас – живём один раз!

Нам «продавали» будущую свободу как радужную мечту. Как знакомую с детства сказку со счастливым концом. Как сегодня продают биткоин, следы которого скрыты от пользователя где-то в глубинах сети, что в рамках озвученного концепта приравнивается к справедливости.

Кто этот «дивный» мир «придумал»? Кто будет обрабатывать гигантские потоки разнообразной информации в режиме реального времени (контроль офлайн)? Кто будет нести ответственность по обязательствам? Кому предъявлять претензии?

На эти вопросы никто не отвечал. Их никто не задавал. Некому было задавать и незачем. Экономическая практика подтверждает, что кривляние в TikTok стоит дороже, чем труд преподавателя, а игра в ножной мяч по вкладу в ВВП превосходит горно-обогатительный комбинат.

С книжных страниц в реальность стали переползать самые чудовищные утопии. Менялось всё: способы общения и самоидентификации, язык описания действительности и критерии оценки. Менялась среда обитания.

Те немногие, кто пытался задавать вопросы, объявлялись луддитами, конспирологами и ретроградами («мыслепреступники»).

Если проект диджитализации был бы завершён и возник новый общественный уклад, никто не смог бы даже оценить (оспорить) его прогрессивность (опять это гадкое слово) по отношению к предыдущему. Вместе с укладом изменились бы до неузнаваемости и мы (люди).

Кому эти слова кажутся преувеличением и абсурдом, пусть найдёт в интернете кадры, как на последнем Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) по призыву тиктокера Дани Милохина, который решил снять на айфон свой новый клип, уважаемые гости, аналитики и эксперты укладываются в лёжку на полу и столах.

Ещё раз: гости ПМЭФ («мировая площадка для общения представителей деловых кругов и обсуждения ключевых экономических вопросов, стоящих перед Россией, развивающимися рынками и миром в целом» – взято из «Википедии») по просьбе Дани Милохина (официальное лицо Сбера на ПМЭФ) улеглись на пол…

Также те, кто считает, что поколение сингулярности не вышло за пределы соцсетей (кастомизировалось под конкретного потребителя), пусть посмотрят на истерику руководства разных стран по поводу ковида и принимаемые ими меры. Самые свежие примеры – «Альфа-Банк» и Моргенштерн, кино Эрнста и космос Рогозина. Претензии не к Моргенштерну и кино, а к банку и космосу.

Это не сбои системы и не системные сбои. Это и есть система. Новая система оценок и принятия решений. Система лайков и дизлайков (глобальный KPI).

Хорошая система или плохая, верная или неверная – неважно. Важно, что система. А система всегда создаёт самовоспроизводящуюся среду (поведенческие матрицы, формулы успеха), строит иерархию.

Для понимания, что из себя представлял проект диджитализации, надо забыть про аджайл, блокчейн, оншоринг, ниашоринг, умные города и открытую экономику. Сутью проекта была денационализация узловых финансово-информационных компетенций и их размещение в едином, недоступном международному праву, «облаке» (юрисдикция США).

Конструкцию венчали два трансграничных соглашения (Транстихоокеанское и Трансатлантическое – TTP, TTIP), менявшие по Оруэллу политическую географию. Oceania (аллюзия с AUKUS потрясает) занимала позицию регуляторного Хартленда. Eurasia и Eastasia разносились на фланги как несвязные между собой территориальные образования.

Основополагающая идея Ingsoc («НЕзнание – сила») цементировала каркас нового уклада (цифровое неравенство), формировала его социальную базу (фундамент), новое интернет-человечество с памятью и сознанием насекомого.

В случае запуска индустрии 4.0 тайна личной жизни стала бы (уже стала) самой невинной жертвой с нашей стороны. Изменению подлежала организация общества и способ легитимации (источник) власти. Солидаристские институты заменялись корпоративными («бабло побеждает зло»), электоральная демократия – её исходным вариантом (право «избранных»).

Мы УЖЕ понимаем, что «сетевое информационное пространство» – это не Facebook и «О’кей, Google», а Сноуден, Ассандж и тотальный мониторинг. Что «сетевая финансовая система» и «сетевое право» – это не биткоин и блокчейн, а «фиг тебе, товарищ Дуров, а не криптовалюта!»

Мы НАЧИНАЕМ понимать, что «сетевая промышленность» (кастомизация) обманка, а нетрудовая экономика – белиберда. Эффект масштабирования (концентрация прибыли) – необходимое условие экономического роста, а социальная модель без привязки к природной ренте (основа основ любого уклада) – нонсенс, пустота, «бриллиантовый дым в углах дворницкой».

Но мы до сих пор НИЧЕГО не слышали про механизм привязки этой самой ренты к «сетевому будущему». Мы НИЧЕГО не понимаем про «сетевую энергетику», хотя сегодня наблюдаем симптомы и последствия её распада.

Кто-нибудь обратил внимание, что газовый фьючерс на опорном европейском хабе Title Transfer Facility (TTF) торгуется не в кубических метрах как товарный газ, а в мегаватт-часах (МВт·ч)?

Обратил внимание не в том смысле, что не перепутал одну единицу измерения с другой, а в том, что сделал из этого выводы. К примеру, на Нью-Йоркской товарно-сырьевой и Межконтинентальной биржах (NYMEX и ICE) газовый фьючерс торгуется в британских тепловых единицах (Btu).

Разница в единицах измерения (язык описания) диктуется не семантикой, а спецификой местных рынков (структура, статус, перспективы, инвестиционный ландшафт, энергобаланс). Этой же разницей продиктован скачок, в частности, спотовых цен на газ в Европе и вызванный им рост мировых цен на углеводороды и электроэнергию, в целом.

Фиксация цен в Btu означает, что в США газ всё ещё оценивают через топливный эквивалент. Изначально цена на газ была привязана к цене топлив-субститутов (нефть, уголь, мазут и т. д.) в рамках долгосрочных контрактов. Фиксация в МВт/ч означает, что в Европе газ оценивается не как топливо (углеводород), а как одна из составляющих общего электроэнергетического баланса.

Европа дальше всех продвинулась по пути создания «сетевой энергетики» (в экспертном пространстве в ходу термин «трансактивная»). Без объяснения (понимания), что из себя представляет «сетевая энергетика», невозможно объяснить (понять), что сегодня происходит на мировом газовом рынке.

Начну в визионерском формате Клауса (да простит меня Герман Оскарович!) Шваба.

«Сеть» – это революция в мировой электроэнергетике. Линейная модель (генерация – трейдинг – передача – сбыт) формирует сочленённые отношения, рыночные агенты стремятся к поэтапной максимизации прибыли, расширяя конфликтную зону (рост трансакционных издержек). «Сеть» создаёт «облачную» среду, где агенты рынка представлены на равных – взаимодействуют друг с другом интерактивно, обеспечивая оптимальное распределение ресурсов по всей цепочке и по оптимальной цене.

«Умные сети» (Smart grids) будут собирать информацию и принимать решения о трейдинге в автоматическом режиме (искусственный интеллект).

Односторонние потоки энергии сменят двусторонние (украинский реверс вам, детям эпохи сингулярности, в доказательство). Участники Smart grids будут как потреблять, так и производить энергию.

Возникнет абсолютно новая компетенция – просьюмер (prosumer). Агент рынка, совмещающий в себе функцию потребителя и производителя. С помощью собственных ВИЭ в совокупности с новыми (мощными и недорогими) аккумуляторами просьюмеры будут вырабатывать электроэнергию и в период низкого личного потребления (ночь) отдавать её в «сеть» (мини-трейдеры). «Умные» дома, кварталы, целые города превратятся в дополнительные источники энергии.

Рост ВИЭ-генерации в общем энергобалансе создаст проблему обеспечения технических параметров (напряжение, сила тока, частота) электричества. Smart grids решат её через механизм агрегации – объединение ВИЭ-генераторов (ветровые установки и солнечные панели) с просьюмерами на единой информационной платформе под общим управлением.

Агрегация и Smart grids сформируют принципиально новую (революционную) платформу – virtual power plant (виртуальная электростанция). Она демпфирует пики нагрузки и повысит эффективность использования генерации. International Energy Agency (IEA) прогнозирует, что virtual power plant снизит к 2050 году совокупный пиковый спрос на электроэнергию на 13–24 процента.

В «сетевой энергетике» газ (здесь внимательно) принимает форму товарного энергетического продукта, поступающего на разные сегменты рынка (биржевой, внебиржевой, двусторонний, с участием брокера, использованием клиринга и т. д.), с различными условиями и сроками поставки (от одного часа до нескольких лет). Лишается самостоятельной товарной ценности, превращаясь в одну из форм консервации (аккумуляции) электроэнергии, наряду с литиевыми батареями.

Новая рыночная природа газа и углубление дифференциации цен на электроэнергию (по временным и территориальным зонам) создадут широкий набор новых финансовых рынков и на порядок расширят прежние. «Сетевизация» энергетики (торговля «бумажными» мегаваттами) приведёт к взрывному росту денежного оборота (рост ВВП) без изменения объёмов физических продаж.

В контрактную эру мировой энергетики рынок измерялся десятками тысяч сделок в год. Сегодня такой объём трансакций фиксируется за час (на единицу реального товара приходится до тысячи хеджирующих сделок). В формате «сетевой энергетики» биржевые аналитики говорят о тех же десятках тысяч трансакций, но уже в пределах одной минуты.

Координацию (управление доходностью) резко возрастающего числа трансакций и количества рыночных субъектов в условиях «сетевой энергетики» обеспечит всё тот же искусственный интеллект на базе технологии блокчейн.

Никаких банковских счетов. Никакого SWIFT. Блокчейн, один только блокчейн.

– Но деньги! – застонали васюкинцы. – Им же всем деньги нужно платить! Много тысяч денег! Где же их взять?

– Васюкинцы денег платить не будут. Они будут их по-лу-чать!..

Всё! Кубик Рубика сложился. Перед нами масштабная презентация нового (справедливого, счастливого, творческого, креативного, продвинутого, атмосферного, изобильного, свободного и т. д.) мира будущего.

Мира, в который США последние 20 лет ради общего блага направляли все инвестиции (безотзывная оферта). Мира, под который из альтруистских соображений США напечатали (и продолжают) огромный массив денег (долговые обязательства, требующие погашения). Мира мечты, который США хотели подарить всему человечеству, который так не кстати дезавуировали Ассандж со Сноуденом.

Ассандж и Сноуден вскрыли реальную (не рекламную) подоплёку «сетевого» уклада. Стало понятно, что он не про свободную торговлю, как его позиционировал Вашингтон. И не про способ контроля над торговыми связями стран-участниц со стороны США, как утверждал нобелевский лауреат, профессор Колумбийского университета Джозеф Штиглиц.

«Сетевой» уклад про глобальный мониторинг, контроль и управление всем комплексом общественных отношений по самому широкому кругу вопросов. Серия скандалов вокруг TTP и TTIP, порождённая утечками в WikiLeaks, и их отмена похоронили проект.

Автоматизация, роботизация и интернет остаются, единая финансово-информационная платформа умирает. Части глобального проекта, ранее звенья одной цепи, в разобщённом виде работают против него.

Бриллиантовый дым, витавший в углах зачумлённой дворницкой, начинает рассеиваться. Пазл «дивного нового мира» распадается. Мы догадываемся о его конце, но не готовы признаться себе в этом. Страх неизвестности сковывает общественную мысль, подавляет волю глобальной элиты. ВТО тем временем возвращается, демократия вновь спускается на места.

Энтропия (отклонение реального процесса от идеального, необратимое рассеивание энергии) «сетевой модели» организации общества ставит в международную политическую повестку дня целый ряд очень серьёзных, неразрешимых в рамках существующей модели, вопросов.

Что делать с деньгами, напечатанными под глобальный проект диджитализации (в том числе в ходе количественного смягчения), которые сегодня заморожены (пузырятся и множатся) на фондовом рынке в ожидании часа икс?

Что будет с ранее произведёнными инвестициями в «сетевую модель» (заделы на будущее), если окно (проход) в чужие экономики для контроля над ними извне (единое финансово-информационное пространство) сворачивается?

Куда деньги девать? По какому плану жить? Где перспектива? Куда инвестировать? «Шеф, всё пропало! Гипс снимают! Клиент уезжает!»

Вопросы усугубляются тем, что современная политическая элита формировалась в логике проекта «сетевой модели» и его реализации (повязана долговыми, эмитированными под модель, обязательствами): пентхаусы Нью-Йорка, виллы Сардинии, валютные счета, золотовалютные резервы…

Отказ от всего этого означает не только серию личных драм и катастроф, но и системные межгосударственные сдвиги и потрясения (падение одних стран и подъём других).

Логика диджитализации (Индустрия 4.0) и «сетевой энергетики» (одно из звеньев общей цепи) никакой революции в себе не несёт. Революция произошла тогда, когда появился первый суперкомпьютер, способный обрабатывать огромный объём трансакций в долю секунды. Все «революционные» цифровые решения носят не технический, а регуляторный характер. Иными словами, это заказ.

Суть заказа в создании единого протокола принятия решений (в политическом изводе – денационализация) и единого регулятора (лишение местных администраций законодательной инициативы). Суть в создании суперпозиции системного администратора, обладающего ассиметричным преимуществом перед остальными участниками мировой цепочки производства стоимости.

Суть в списании в утиль ООН, ВТО, МВФ, ЮНЕСКО и прочих пережитков вестфальского (аналогового) мира.

В сетевом формате рынка всё решает создатель и оператор интернет-платформы (сисадмин), через которую идёт «общение» контрагентов, поставщиков и покупателей. Ни один продукт не сможет работать, если он не коннектит с продуктами других участников сети. Кто сертифицирует информационную функцию (интернет-протокол), того и тапки. При условии, что у него в распоряжении шестой Военно-морской флот и НАТО.

«Сетевая энергетика» (как и цифровизация, в целом) базируется на распределённом реестре (блокчейн), где ни один участник сложной системы контрактных отношений не имеет права слова (принял протокол – будь любезен). Продуктовая логика (энергия – товар) меняется на сервисную (энергия – услуга). Как объяснял Матроскин в «Простоквашино», холодильник то государственный, но мороз, который он вырабатывает, наш.

«Сеть» не просто меняет систему контрактных отношений. Она меняет природу капитальных активов, производительных сил и производственных отношений (общественная формация). «Сетевой» уклад обесценивает промышленные мощности и природные ресурсы. Все эти цеха, станки, нефть и газ вне системы коммуникаций ничего не стоят.

В момент запуска единого информационного протокола вся мировая стоимость одномоментно (как по мановению волшебной палочки) переехала бы из промышленных и ресурсных стран в условную Кремниевую долину. Переехала в буквальном смысле слова, минуя физические границы, таможни, океаны, реки и горы.

Наступил бы тот самый час икс – все напечатанные под проект деньги соединились бы с мировыми активами, все долговые обязательства были бы погашены, а все национальные кредитно-денежные системы ликвидированы окончательно.

Проект умирает, но инерция у него, повторюсь, колоссальная: образование переформатировано, идеология сформирована, элита и паства взращены, обязательства взяты, обещания розданы… И хотя США уже не в силах продолжать прежнюю политику глобализации (удерживать весь объём возникающих рисков в едином контуре управления), быстрый разворот на 180 градусов по всему фронту невозможен. Высока вероятность неуправляемого распада и ядерного конфликта.

Отдельные части проекта продолжают жить своей жизнью, как, например, биткоин в виде спекулятивного инструмента и способа негласного контроля за теневым оборотом. Какие-то из них стагнируют как соцсети, представляемые ранее в виде пространства информационной свободы. А какие-то вошли в стадию острого кризиса, как, например, «сетевая энергетика».

Здесь очень важно понимать, что кризис сам по себе ещё не означает скорый конец модели.

Кризис – это всего лишь доведённые до клинической фазы внутрисистемные дисбалансы (противоречия), требующие своего разрешения на политическом (переговорном) уровне.

В этом смысле всё только начинается.

«Сетевая» энергетика никакой новой энергии не создаёт. Речь идёт не о новых энергоносителях, а об оптимизации работы с прежними, известными ранее. Ключевым параметром этой энергетики является рост доли дорогих (в прежней экономической модели) и нестабильных (объективно) ВИЭ при снижении доли дешёвых (в прежней экономической модели) и надёжных (объективно) невосстанавливаемых источников энергии (углеводороды).

Это, а не цветовая гамма, рамка для анализа. Транспортировка, фьючерсы, объёмы поставок, цены, эквивалент, углеродный налог, антикарбоновый рост… Это социально детерминированные способы оформления (обрамление) общего хозяйственного механизма – тюнинговый обвес единой конструкции автомобиля: четыре колеса, двигатель, коробка передач.

В основе общего хозяйственного механизма перераспределение природной ренты (первоисточник стоимости) от избыточных стран к дефицитным. В основе природной ренты доступ к дешёвой энергии. Мысль простая, но после долгой промывки мозгов с целью объективировать природу денег (эквивалент – система мер и весов) не очевидная.

Доказывать ничего не собираюсь. Обрисую последствия роста цен на газ: остановка предприятий, прекращение движения поездов, ограничение потребления, банкротства, правительства Европы объявляют о проблемах с отоплением зимой жилья, Германия в два раза снижает надбавку за ВИЭ в цене электроэнергии, Калифорния запрещает продажу бензопил и бензокосилок, Британия мобилизует армию для перевозки бензина…

Ещё чуть-чуть – и Мила Йовович на мотоцикле с двумя мачете в руках ворвётся в наш мир и зомби отступят.

По картинке понятно, кто на самом деле сидит на нефтяной игле.

Убери «дешёвые» углеводороды, и оцифрованное благолепие Запада на основе креативности и технологий рушится моментально. Это не вся картинка. По данным британской Centrica (поставки газа, снабжение электроэнергией), 15 энергокомпаний Англии, разорившихся за последние два месяца, потеряли около 400 млн фунтов стерлингов клиентских денег, а долги после себя оставили миллиардные.

Откуда разница? Глава British Gas Крис О`Ши причиной назвал «азартные игры с деньгами своих клиентов». Проще говоря, основной доход компании получали не от операционной деятельности, а от биржевых операций на фондовом рынке. Так устроена современная модель экономики – денежный поток важнее прибыли, фондовые спекуляции окупают убытки. «Цифра» прибыльней производства молока и мяса. Но работает модель, пока молоко и мясо (нефть и газ) в избытке.

У банкротства Enron в 2001 году была та же причина – фондовое изобилие нефти и газа, кратно возросшее благодаря цифровым торгам и критически превысившее товарные запасы. Последствием этого банкротства стало беспрецедентное нефтяное ралли (до 140 долларов за баррель), покрывшее взрывоопасную для мировой финансовой системы (для доллара) разницу между объёмом рынка физической нефти и надстроенным над ним козырьком ликвидности (пузырь «бумажной» нефти).

Закономерный вопрос: стоит ли нам ждать газового ралли? Очевидный ответ: смотри на три абзаца выше про Милу Йовович.

Фондовая модель работает вне товарной логики. Объяснение газового коллапса по типу «ушла на Северо-Запад» фиксирует положение, но ничего не объясняет. Фондовый рынок отражает не сиюминутную ситуацию на товарном рынке, а его среднесрочные и долгосрочные риски. Какой сегодня риск в энергетике главный? Правильно – глобальное потепление. Скачок газовых цен произошёл на форсаже зелёной тематики.

Если схематично, то сегодняшние биржевые цены на газ оценивают перспективы антикарбонового мира: что будет с рынком, если политическое ограничение инвестиций в разведку углеводородов (переход к ВИЭ) приведёт к падению уровней добычи в условиях отсутствия необходимой для «сетевой» энергетики инфраструктуры.

Насколько эта оценка соответствует действительности, вопрос отдельный. Оценка выдана актуальной экономической моделью. Вопрос тут в её (модели) жизнеспособности.

У скачка цен на газ есть и другие (детальные, обусловленные моделью) объяснения, на которых сосредоточено сегодня экспертное пространство. Как объяснил мне молодой по годам, но маститый по рейтингам аналитик из поколения сингулярности, незнание деталей рождает политологические глупости в виде теорий о несовершенстве рынка и моделях альтернативного роста.

В данном случае, однако, фокус заключается в том, что детали не опровергают, а подтверждают общую (фондовую) схему.

Как пример приведу одно из «детальных» объяснений газового кризиса – вспышка пандемии (в реальности вспышка истерии).

В линейной логике (товарная метрика) пандемия оценивается как резкий спад (форс-мажор) спроса на энергоресурсы с последующим его восстановлением и ростом цен. В прошлом году 4,2 миллиарда человек (54 процента населения мира, почти 60 процентов мирового ВВП) подверглись полной или частичной изоляции. Потребление энергии упало во всех секторах и регионах, но основное падение пришлось на газ.

На первый взгляд, объяснение выглядит исчерпывающим. Однако выпадающие из логики товарного рынка вопросы никто не задаёт. Ответы на них никто не ищет. Вот лишь несколько из них.

Почему основное падение потребления пришлось на газ? Почему основной рост цен пришёлся на газ и почему именно в Европе? Почему цены вообще выросли, если мировой спрос на энергию полностью не восстановился, а мировые мощности по производству газа не сократились?

Без учёта ещё одной истерии (форс-мажор) логика только пандемийной истерии на поставленные вопросы ответа не даёт. Речь про зелёный форс-мажор, который за короткий период времени превратил газ в главный ресурс мировой электроэнергетики – перевёл из кубометров в мегаватты.

В 2019 году в результате отказа от угля (с 2015 года объём упал в два раза) мировое потребление газа выросло более чем на 55 млрд кубических метров. В США производство газовой электроэнергии достигло рекордных 38 процентов от общего объёма (рост 123 киловатт-час), угольная энергетика снизилась на 181 киловатт-час. В Европе энергия газа выросла на 11 процентов (на 70 киловатт-час), а угольная упала на 24 процента.

В 2020 году спрос на энергию из-за локдаунов рухнул. Основное падение (75 процентов) пришлось на развитые рынки (самый большой автомобильный парк) и на производство электроэнергии (остановка производства, снижение энергопотребления). В Европе эта картинка имела дополнительную специфику, там падение шло за счёт сокращения поставок газа по трубопроводам, импорт сжиженного природного газа (СПГ), наоборот, рос.

За первую половину 2020 года сокращение поставок трубопроводного газа из России и Северной Африки в Европу составило 25 процентов, потоки из Норвегии упали на 4 процента, а поставки СПГ выросли на 20 процентов по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Совокупный уровень потребления газа Европой упал на 9 процентов, а объём фондовых торгов СПГ вырос на 8,5 процента. США стали крупнейшим поставщиком СПГ в Европу, обогнав Катар и Россию.

В этой краткой справке столько подтекстов, что я даже не знаю, с чего начать. Начну с самого простого – почему вырос экспорт американского СПГ в Европу?

США некуда было девать высвободившийся с внутреннего рынка из-за локдаунов газ. Американский рынок СПГ (горизонт окупаемости крупных газовых проектов – 35–40 лет) построен на принципе «сжижай или плати», гарантирующем сбыт сырья и возврат инвестиций. На том самом принципе, который в отношении трубопроводного газа («бери или плати») Европа в лице Стокгольмского арбитража по иску «Нафтогаз Украины» ликвидировала по причине его «нерыночности».

Последнее обстоятельство отчасти объясняет, почему Европа сокращала энергопотребление путём ограничения закупок природного газа, а потребление СПГ росло. Но только отчасти. Рост потребления СПГ шёл не только за счёт США, росли также поставки России (за 5 месяцев 2020 года рост 8,5 процента) и Катара. Причина – переход Европы с долгосрочного контракта на спотовое ценообразование.

Изначально спот был высокорисковым рынком с самыми, соответственно, высокими ценами. Он играл роль демпфера при скачках спроса выше контрактных поставок. Так было в нефти до перехода на фондовый механизм торгов, базирующийся на споте. Грузишь танкер на свой страх и риск в надежде, что где-то сложится временный дефицит, и ты продашь груз с премией к рынку. Так было и в газе до поры до времени.

Пока доля спота ниже 50 процентов, он выполняет функцию страховки от ситуативного дефицита, цены долгосрочных контрактов играют роль якорных цен. Когда спот превышает 50-процентную долю, он становится фактором профицита и сбивает контрактные цены вниз. Профицит рынка кардинально меняет модель спотового ценообразования.

На место формулы «вы остро нуждаетесь в энергии, значит, мы идём к вам» приходит модель «возьмите хоть за сколько, сами мы не местные».

С 50-процентного спотового рубежа начинается резкий рост торгов деривативами. Трейдер (посредник) становится главным рыночным агентом (двусторонние потоки «бумажной» энергии, купля и продажа). С этого момента стоимость конечного продукта определяется не себестоимостью или инвестиционной окупаемостью, а движением капитала (спекулятивная игра).

В газе эта зависимость ещё острее, чем в нефти. СПГ хранить в танкере (температура от -123 до -145 °С) долго невозможно, он испаряется. К стоимости фрахта добавляются прямые потери («выкипание»). В случае с СПГ время в буквальном смысле деньги. Пока спот ниже 50 процентов, биржевая цена находится в прямой зависимости от долгосрочных контрактов. Чем выше законтрактованность рынка, тем ниже цена спота. И наоборот.

Этим механизмом долгое время пользовалась Европа, сбивая контрактные цены «Газпрома». Механизм простой. Европейский рынок газа был самым законтрактованным за счёт трубопроводных поставок. В 2017–2019 годах Европа наращивала спотовые поставки СПГ, создавая профицит. Цена спота падала, «Газпром» в рамках антимонопольных разбирательств принуждали к скидкам.

Механизм хорош тем, что не требовал значительного роста объёма поставок, чтобы сбить цену. Проиллюстрирую данными за 2019 год. В этот год объём мирового рынка СПГ, по оценкам Shell, составил 359 млн тонн. Предложение превысило спрос всего на 17 млн тонн (менее 5 процентов), а по отношению к спотовому рынку СПГ (89 млн тонн) избыток достиг 25 процентов. В Европе, где доля СПГ по отношению к трубопроводным поставкам в 2019 году составляла 17 процентов, эта пропорция была ещё более контрастной.

Пандемийный год стал «газовым шабашем» для Европы.

Доля ВИЭ в общем энергобалансе за счёт падения потребления угля, нефти и газа превысила 40 процентов. Спотовые цены на газ на фоне снижения трубопроводных поставок и роста СПГ удалось сбить до 50 с небольшим долларов за 1 тыс. кубометров на TTF. Контрактные поставки «Газпрома» привязали к споту (месячный фьючерс).

В 2021 году спрос на энергию стал восстанавливаться. Внезапно выяснилось, что ВИЭ не зальёшь в баки автомобилей и домашние радиаторы, с помощью ВИЭ не запустишь ТЭЦ на полную мощность. Для полного функционирования зелёной энергетики надо создавать принципиально иную инфраструктуру. Надо покрыть страну высоковольтными сетями и построить огромные накопители энергии (образ подземных газовых хранилищ). Надо заменить АЗС на электрозаправки, а автомобили – на электромобили. Надо кратно увеличить добычу кобальта и лития и на порядок – выплавку меди и алюминия…

Зелёное изобилие Европы на поверку оказалось статистическим трюком.

Потребление газа (за газом потянулись уголь и нефть) стало быстро расти, а доля ВИЭ в энергобалансе, соответственно, падать. Стопор на пути роста спотовых цен в виде долгосрочных контрактов, привязанных к нефтяной корзине, устранили. Рыночные риски выросли кратно. Цена газового фьючерса на TTF прыгнула к 2 тыс. долларов за 1 тыс. кубометров, разогнав мировые цены. Вслед за газом в рост пошли уголь и нефть.

Многие наблюдатели уже проводят аналогию между сегодняшним энергетическим кризисом и мировым финансовым кризисом 2008 года. Аналогия не далека от истины. Природа и источник у этих кризисов общий – слом глобального проекта по созданию «сетевого» уклада.

Если за причину сегодняшнего кризиса принять ранний, неподготовленный, переход (false start) на новые принципы организации энергетического рынка, то тогда следует признать, что старт этот произвёл Вашингтон. США после победы Байдена экстренно присоединились к Парижским соглашениям, с чего и началась мощная политическая атака на традиционную энергетику под прикрытием климатической темы.

Относится к этому факту как к «очередной» (в понимании нашего пропагандистского пространства) глупости Америки не позволяет элементарный здравый смысл. Если мировая арена представляет из себя сцену для игрищ политических безумцев, то нас всех тогда надо записать в пациенты Канатчиковой дачи. «Говорил, ломая руки, краснобай и баламут про бессилие науки перед тайною Бермуд. Все мозги разбил на части, все извилины заплёл, и канатчиковы власти колют нам второй укол».

Если же искать логику в действиях США, то тут напрашиваются прямые аналогии с кризисом 1973 года и почти шестикратным ростом цен на нефть, которая на тот момент была главным энергоносителем (основа мировой природной ренты). Кризис сопровождался переходом США на импортную модель потребления, отказом от золотого фиксинга доллара (Nixon Shock) и его двойной девальвацией.

Иными словами, кризис был способом списания колоссального по тем временам долга США более чем на 30 процентов и переводом всех мировых сбережений в статус обеспечения кредитных ресурсов Америки.

Рост цен на самый ёмкий товар мирового рынка помог избежать коллапса и распада Бреттон-Вудской системы.

По данным Всемирного банка, в предкризисный 1972 год мировой экспорт товаров и услуг оценивался в 510 млрд долларов, в 1974 году оценка выросла до 969 млрд без изменения физических объёмов. Доля сырой нефти в мировой торговле по результатам кризиса поднялась с 7,1 до 22,7 процента.

Так же, как накануне сегодняшнего скачка цен выросло потребление газа, тогда вырос объём потребления нефти. Япония увеличила импорт нефти более чем в пять раз, примерно до 290 млн тонн в год. Импорт стран Западной Европы утроился (750 млн тонн в год). Импорт США составлял 327 млн тонн в год. Общий объём мировых торгов нефтью к 1973 году (начиная с 40-х годов) вырос в 17 раз, до 1,7 млрд тонн в год.

Тогда от скачков цен на мировом рынке США защитили свой внутренний рынок и статус внутреннего доллара рекордным (9,6 млн баррелей в день) объёмом собственной добычи. Сегодня благодаря сланцу Америка по этому показателю вновь на первом месте в мире.

Тогда роль политического прикрытия для экономической трансформации рынка был использован Израиль, война Судного дня и эмбарго. Сегодня эту роль играют Украина, бои на Донбассе и блокировка «Северного потока – 2».

Тогда кризис стал причиной создания Международного энергетического агентства (International Energy Agency), в основу программы которого было заложено три пункта: сокращение импорта, расширение добычи вне ОПЕК, обеспечение тарифной политикой высоких цен на нефтепродукты и ограничение роста цен на сырьё. Смысл этих мер был в том, чтобы дешёвая нефть ОПЕК не похоронила рост более дорогой шельфовой добычи.

Тогда рост цен на нефть позволил запустить разработку более дорогих месторождений на шельфе Мексиканского залива, Северного моря и Самотлора. В итоге доля стран ОПЕК в мировой добыче была снижена с 52 процентов (1973 год) до 28 процентов, что нивелировало влияние арабских стран на механизм ценообразования.

Сегодня нарастить добычу газа в пределах зоны своего военного контроля США не могут. Основные запасы газа сосредоточены в России и Иране.

Значит, подрыв энергетического рынка был хоть и экстренной, но вынужденной со стороны США мерой. Значит, альтернативы развитию «дорогих» ВИЭ нет (сегодняшняя цена на газ тому свидетельство).

Задача состоит не в том, чтобы заменить углеводороды солнцем и ветром, а в том, чтобы опустить их долю в энергобалансе стран Запада ниже 50 процентов. Газовая энергетика не должна играть основную роль, она должна выполнять функцию резервных при ВИЭ мощностей. Значит, трансграничному углеродному налогу быть (энергетическая рента должна перераспределятся в пользу правильных стран).

Энергетический переход для глобальной элиты – это не вопрос бизнеса, чистоты неба над головой или степени и меры политического суверенитета. Это вопрос её выживания. Вопрос сохранения иерархии (власти и влияния) – экзистенциальный вопрос.

Кризис сегодня развивается не только в энергетике и финансах. В стадии глубокого переформатирования находятся образование (послушайте Грефа), здравоохранение (история с ковидом), общественная мораль и религиозные нормы (понятно почему). Мир переживает Третью мировую войну в растянутом перманентном режиме.

Понимают ли всю сложность момента в России? К сожалению, судя по публичной повестке, не понимают. Зелёная энергетика воспринимается как объективная реальность. Антикарбоновый налог – как неизбежность. Доллар – как безусловная ценность. Количество лайков – как показатель эффективности.

Мы всё ещё гонимся за чужой моделью (образец, идеал) жизни. Сформулированную при развале СССР задачу – запрыгнуть на подножку уходящего поезда – никто не отменил. Мы всё ещё вторичны.

Автор – доцент Финансового университета при Правительстве России.

Верхний предел цен на продукты питания в России может привести к дефициту

Счетная палата России предупредила в понедельник в своем новом отчете, что государственное ограничение цен на продукты питания может привести к дефициту в ближайшем будущем.

Россия установила максимальные цены на некоторые «социально значимые» продукты питания, такие как сахар и подсолнечное масло, в конце прошлого года, а крупнейшие сети супермаркетов страны также обязались не повышать цены на более широкий спектр товаров, включая макаронные изделия, говядину и т. Д. чай и хлеб.Также был ограничен экспорт сельскохозяйственной продукции.

Этот шаг был предпринят в связи с резким ростом инфляции в конце прошлого года, когда цены на сахар выросли более чем на 70% по сравнению с 2020 годом, что побудило президента Владимира Путина поднять вопрос во время телевизионного заседания правительства.

Однако государственный орган по надзору за бюджетом заявил в понедельник, что эта политика несет «системные риски», сообщает деловой сайт «Ведомости». По его словам, производители и фермеры могут просто отказаться продавать по новому уровню цен, что может привести к дефициту на полках супермаркетов.

Правительство также ограничило экспорт, чтобы не позволить производителям продавать за границу по более высоким ценам, но Счетная палата все еще опасается, что новые обязательные цены могут побудить некоторых накапливать запасы на складах до тех пор, пока временное замораживание цен не закончится в марте.

Более мелкие розничные сети жаловались на то, что производители устанавливают более высокие цены доставки, ограничивая объемы, которые они продают, или вынуждают покупателей физически приходить и забирать заказы сами, поскольку они пытаются минимизировать потери от ценового предела.

Другие экономисты заявили, что эта политика может спровоцировать более высокую инфляцию в будущем после ее окончания, поскольку производители будут повышать цены, чтобы возместить убытки, а также сокращать инвестиционные проекты, которые могли бы сделать их операции более эффективными.

Ограничение, однако, успешно ограничило дальнейшее повышение цен на целевые товары, добавил он. Деловая газета «Коммерсант» сообщила во вторник, что налоговые органы России начали просить производителей продуктов питания представить официальные прогнозы цен на оставшуюся часть года — шаг, который напугал некоторых производителей, опасаясь, что их неопределенные прогнозы могут быть использованы в качестве основы для будущих ценовых потолков.

Цены на продукты питания являются особенно чувствительной темой в России, особенно в условиях пандемии коронавируса, которая привела к сокращению располагаемых доходов почти на 5% и увеличению количества обращений за пособием по безработице. Еще один миллион человек упал за черту бедности в середине прошлого года, в результате чего общее число достигло почти 20 миллионов, заявило правительство в прошлом году.

Минсельхоз России оспорил выводы Счетной палаты, заявив, что рынок «стабилен» и «не ожидает дефицита продуктов питания».

Российская экономика переживает глубокую рецессию на фоне глобальной пандемии и нефтяного кризиса, говорится в новом отчете Всемирного банка

В отчете также подробно рассматривается влияние COVID-19 на образование в России.

МОСКВА, 6 июля 2020 г. 6 процентов, одиннадцатилетний минимум, с умеренным восстановлением в 2021-2022 годах, согласно последнему отчету об экономике России Всемирного банка (№ 43 в серии).Падение экономического роста в России усугубляется резким падением цен на сырую нефть, которые упали на 53 процента в период с января по май 2020 года.

Ожидается, что в 2020 году общее потребление домашних хозяйств сократится на 4,9 процента, а валовые инвестиции в основной капитал — на 8 процентов. В течение апреля и мая 2020 года отрицательный рост отражался в большинстве секторов, при этом объем производства в обрабатывающей промышленности за этот период сократился на 8,6 процента; сокращение добычи полезных ископаемых на 8,4 процента, что приводит к резкому сокращению промышленного производства; и транспортный сектор испытывает 7.Снижение на 7% из-за падения объемов торговли с начала года.

«Спад, вызванный пандемией, имеет непосредственные последствия, такие как резкий рост безработицы, падение реальной заработной платы, сокращение бюджетных доходов и ослабление банковского сектора», — сказал Апурва Санги, ведущий автор исследования, и Ведущий экономист Всемирного банка в России . «Обнадеживающая новость заключается в том, что осмотрительная макрофискальная политика и накопленные резервы позволили властям реализовать эффективные меры стабилизации.”

В отчете отмечается, что меры, объявленные правительством, могут частично сдержать вызванный кризисом рост бедности — если они будут реализованы надлежащим образом. Однако он предупреждает, что за краткосрочными последствиями могут последовать более глубокие долгосрочные последствия, отмеченные невосполнимыми потерями, такими как обучение в критическом возрасте, ухудшение хронических состояний здоровья, потеря постоянной работы и навыков, а также банкротства малого бизнеса.

Исследование также показало, что небольшие города и сельские районы могут пострадать от распространения вируса через несколько недель или месяцев.Секторы, не затронутые изначально, такие как сельское хозяйство, могут быть затронуты на более поздних этапах, если перебои в доступности рабочей силы для мигрантов, внутренней логистике, международной торговле или финансовых условиях затруднят возобновление производства в полном объеме.

В этом году в отчете более подробно рассматривается, как пандемия COVID-19 влияет на обучение и образование в России. Закрытие школ может привести к потере знаний более чем на одну треть учебного года в России, и это влияние может означать снижение баллов по Программе международной оценки учащихся (PISA).

«Эти потери выше, чем предполагаемые для стран ОЭСР и ЕС. Более того, существуют проблемы справедливости: в то время как учащиеся из верхнего квинтиля могут потерять около 14 баллов PISA, студенты из нижнего квинтиля могут потерять 18 баллов. Эти 18 баллов означают потерю, эквивалентную пропуску половины учебного года », — сказал Рено Селигманн, региональный директор Всемирного банка в России .

В отчете делается вывод, что нынешняя реакция на кризис COVID-19 также может стать возможностью преодолеть структурные дисбалансы в российской системе образования и ускорить необходимые реформы, такие как сокращение цифрового разрыва, чтобы все учащиеся и учителя получали выгоду от обучающие платформы; улучшение связи в отстающих регионах; разработка четкой национальной стратегии интернационализации высшего образования ; и, наконец, , вводящие механизмы независимой оценки воздействия и обеспечения качества.

Заглядывая в будущее, в отчете делается вывод о том, что в отсутствие второй волны пандемии может начаться умеренное восстановление, при этом ожидается некоторый положительный импульс, который приведет к положительному росту ВВП в 2021 году до 2,7 процента и в 2022 году до 3,1 процента. По мере уменьшения неопределенности ожидается, что потребление домашних хозяйств возглавит восстановление, а инвестиции вырастут примерно на 3 процента в 2021 году.

Бедность в России — Проект Борген


От экстравагантных бальных залов до кровавых полей сражений — мир русской литературы повествует об одной из величайших наций на земле.Но вдали от элегантности и светской жизни вырисовывается другой мир, полный нищеты, который не игнорируют великие художники, свидетелями которого были. Фактически, многие великие русские авторы писали о бедности в России.

Достоевский Фёдор

Великий романист Федор Достоевский, один из немногих русских писателей, родившихся в семье среднего класса и несколько лет живших в бедности, на протяжении всей своей карьеры писал о бедности в России. В своей книге «Преступление и наказание» Достоевский рассказывает историю о бедном студенте, который за деньги убил ростовщика.Однако вскоре читатель узнает, что деньги не были его единственной мотивацией и не принесли пользу главному герою.

В фолианте Достоевский пишет: «В бедности вы можете еще сохранить свое врожденное благородство души, но в нищете — никогда — никого. Из-за нищеты человека не изгоняют из человеческого общества палкой, его выметают метлой, чтобы сделать это как можно более унизительным; и совершенно правильно, потому что я в нищете готов быть первым, кто унизит себя ».

По ходу повествования Достоевский наполняет читателя подробностями бедной жизни главного героя.Решение проблемы бедности в России Достоевским сводится к его религиозным убеждениям. Он считал, что нужно проявлять милосердие по-христиански, чтобы помогать нуждающимся.

Николай Чернышевский

Современник и соперник Достоевского Николай Чернышевский совершенно иначе смотрел на ситуацию в России. Чернышевский, радикальный коммунист и революционер, считал, что установление коммунистической системы правления освободит русский народ от обнищания.Величайший опус Чернышевского «Что делать?» Впоследствии оказал влияние на ряд коммунистов-революционеров, в том числе на Владимира Ленина.

Достоевский боролся с коммунистическими идеалами на протяжении всей своей жизни, но прежде всего в своей книге «Записки из подполья», которая была ответом на «Что делать?». Опровергая предложения Чернышевского, Достоевский пишет: «Но человек имеет такую ​​склонность к системам и абстрактным выводам, что он готов намеренно исказить истину, он готов отрицать свидетельства своих чувств только для оправдания своей логики.”

«Записки из подполья» в значительной степени были аргументом против идей Чернышевского, но этот аргумент является прекрасным примером идей, которые боролись друг с другом в России девятнадцатого века. Многие видели в коммунизме способ исправить сломленное состояние русских людей, особенно тех, кто живет в бедности. Другие думали, что реформа в сельском хозяйстве принесет процветание российскому низшему классу.

От Тургенева до Толстого все русские писатели XIX века боролись с экономическими проблемами низшего сословия.Некоторые игнорировали их, некоторые писали о них, но было ясно, что литература влияет на бедность в России. В событиях, приведших к коммунистической революции 1917 года, революционеры хвалили или критиковали некоторых авторов за их взгляды на экономическую ситуацию в России; Несомненно, писатели оказали большое влияние на проблему бедности в России.

— Тристан Гейблер

Фото: Wikimedia Commons

Плохие новости для стран с низким уровнем дохода

Образец цитирования: McMahon DE, Peters GA, Ivers LC, Freeman EE (2020) Глобальная нехватка ресурсов во время COVID-19: Плохие новости для стран с низким уровнем дохода.PLoS Negl Trop Dis 14 (7): e0008412. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0008412

Редактор: Абдалла М. Сами, факультет естественных наук, Университет Айн-Шамс (ASU), ЕГИПЕТ

Опубликовано: 6 июля 2020 г.

Авторские права: © 2020 McMahon et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования на эту работу.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Самые богатые страны мира столкнулись с нехваткой ресурсов, включая нехватку средств индивидуальной защиты (СИЗ) и вентиляторов, во время пандемии коронавирусного заболевания 2019 года (COVID-19) [1, 2]. Чтобы гарантировать эти ресурсы медицинским работникам своей страны, правительства всего мира торгуются за свою долю в удушенной глобальной цепочке поставок.Например, такие страны, как Тайвань, Таиланд, Россия, Германия, Чехия и Кения, заблокировали экспорт всех масок для лица [3]. Кроме того, были сообщения о перехвате и доставке экспортных СИЗ и аппаратов ИВЛ в страну с наивысшей ценой, что было уместно названо актами «современного пиратства» [3].

Несомненно, обеспечение СИЗ для медицинских работников и респираторных устройств для пациентов является важной частью преодоления пандемии COVID-19. Однако мы не должны забывать, что для многих больниц эти ресурсы никогда не были в избытке.Вместо этого СИЗ и респираторные устройства являются дефицитным товаром для многих больниц в странах с низким уровнем дохода (валовой национальный доход на душу населения ≤ 1025 долларов США) в самых благоприятных обстоятельствах, когда кризисы в области здравоохранения, такие как эпидемия Эболы в Западной Африке в 2014–2016 годах, выявили пробелы в мировые поставки СИЗ [4]. Действительно, смертность от лихорадки Эбола была сконцентрирована среди поставщиков медицинских услуг: 8,1% от общего числа работников здравоохранения в Либерии и 6,9% в Сьерра-Леоне умерли от лихорадки Эбола [5]. Больницы в странах с низким доходом полагаются на те же цепочки поставок, что и больницы в богатых странах, при импорте медицинских материалов, но имеют значительно меньшую рыночную силу для обеспечения ресурсов [6].Следовательно, захват ресурсов странами с высоким уровнем доходов, вероятно, будет иметь разрушительные последствия для стран с низким уровнем доходов, поскольку COVID-19 продолжает распространяться по всему миру [6, 7]. ЮНИСЕФ уже сообщает, что организация смогла приобрести только одну десятую из 240 миллионов масок, запрошенных странами с низкими доходами [6].

Чтобы лучше прояснить готовность к COVID в странах с низким уровнем дохода, мы объединили данные всех оценок предоставления услуг (ООП), проведенных в национальных репрезентативных обследованиях больниц за последние 5 лет в странах с низким уровнем дохода, включая Афганистан, Демократическую Республику Конго. (ДРК), Гаити, Непал и Танзания [8].Наш анализ больниц общего профиля подтверждает ограниченное количество СИЗ: только от 24% до 51% больниц сообщают о любых типах лицевых масок, от 22% до 92% медицинских халатов и от 3% до 22% средств защиты глаз (рис. 1). Санитарно-гигиенических принадлежностей также не хватало: от 52% до 87% больниц использовали мыло с проточной водой и от 38% до 56% дезинфицирующего средства для рук на спиртовой основе. Мы обнаружили дальнейшие пробелы в способности оказывать помощь при респираторных заболеваниях, что снова свидетельствует о недостаточных инвестициях в больничные услуги [9]. В проанализированных больницах отсутствовали пульсоксиметры (доступно 12–48%), кислородные баллоны (10–82%) и маски-мешки, необходимые для базовой реанимации (28–45%).Как было отмечено в предыдущих исследованиях, более продвинутая респираторная поддержка, такая как отделение интенсивной терапии (ОИТ) и аппараты искусственной вентиляции легких, встречается еще реже [10].

Рис. 1. Доступность больничных клиник СИЗ, санитарии, функциональной диагностики и терапии в репрезентативных на национальном уровне выборках больниц в 5 странах с низким уровнем дохода.

СИЗ, средства индивидуальной защиты.

https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0008412.g001

Важной частью борьбы с пандемией COVID-19 является адекватное тестирование на уровне сообщества.Помимо нынешней нехватки тестирования на COVID-19 во всем мире [2, 11], возможность предлагать тестирование на COVID-19, вероятно, будет еще больше ограничиваться в странах с низким уровнем дохода из-за и без того ограниченного диагностического потенциала. Например, данные SPA показывают, что менее 20% больниц, не считая больниц в Танзании, смогли измерить количество CD4 для мониторинга ВИЧ. Кроме того, существует ограниченная возможность проведения плановой вакцинации детей в больницах Афганистана (35%), ДРК (14%), Гаити (57%) и Непала (60%), что подчеркивает потенциальную нехватку транспортных средств. хранить и доставлять вакцины от COVID-19, если они в конечном итоге будут доступны.

Поскольку COVID-19 вызывает беспрецедентную нехватку ресурсов в самых богатых странах мира, и без того ограниченные медицинские товары, вероятно, станут еще более дефицитными в странах с низкими доходами. Произошли некоторые быстрые изменения в глобальной цепочке поставок, при этом Китай увеличил производство медицинских масок в 12 раз до предыдущего уровня [3]. Но в связи с резким ростом цен на СИЗ и респираторные устройства, какие больницы смогут их себе позволить?

Во время эпидемии лихорадки Эбола в Западной Африке инвестиции в высококачественные СИЗ и обучение инфекционному контролю были важными компонентами остановки распространения болезни [12], а там, где этого не было, внутрибольничное распространение было явно хуже [13].В ответ на текущую проблему COVID-19 такие страны, как Афганистан и Непал, начали производство собственных средств индивидуальной защиты и основного оборудования жизнеобеспечения, но вряд ли это будет осуществимым подходом для всех стран [14, 15].

Необходимы дальнейшие действия на местном и международном уровнях для обеспечения доступа к СИЗ для всех медицинских работников и респираторной поддержки для всех пациентов, а не только для тех, кто живет в странах с богатыми ресурсами. По мере появления терапевтических средств и вакцин против COVID-19 потребуются дополнительные международные обязательства для обеспечения глобального доступа.Для справедливости требуется не меньше.

Новые кризисы России на периферии

Примечание редактора: Несмотря на успешное вмешательство в американские выборы и европейскую политику, Россия сталкивается со многими проблемами ближе к себе. В частности, она пыталась сохранить влияние во многих бывших советских республиках, но 2020 год оказался трудным для Москвы. Кэрол Сайветц из Массачусетского технологического института исследует проблемы России и объясняет, как Россия пыталась их решать.

Дэниел Байман

***

После распада Советского Союза в декабре 1991 года Россия стремилась сохранить свое влияние на постсоветском пространстве, несмотря на многочисленные потрясения.Он работал над укреплением двусторонних связей и созданием многосторонних институтов, связывающих бывшие советские республики с их бывшей метрополией. Однако 2020 год не благоприятствовал амбициям России в ближнем зарубежье. В августе 2020 года демонстранты в Беларуси начали проводить еженедельные акции протеста против фальсификации президентских выборов, на которых «официально» победил давний лидер Александр Лукашенко. Затем, в сентябре, разразилась война между Арменией и Азербайджаном из-за спорной территории Нагорного Карабаха. Кроме того, в октябре жестокие протесты привели к отставке президента Кыргызстана Соорнонбая Жээнбекова.Россия казалась удивленной быстрой сменой кризисов.

Беспорядки в Киргизии были неприятными для Путина, но привилегированная роль России в политике страны, вероятно, остается надежной. Его влияние на Беларусь более незначительно; демонстрации против Лукашенко продолжаются, несмотря на то, что Путин продолжает выступать за включение Беларуси в состав России, несмотря на общественное сопротивление в обеих странах. Война в Нагорном Карабахе, хотя и закончилась патрулированием российскими миротворцами ключевых спорных территорий, также может сигнализировать о снижении влияния России в ближнем зарубежье.Ситуация изменилась, и ограниченные ресурсы России, возможно, наконец сдерживают ее региональную политику.

Гражданские беспорядки в Кыргызстане и Беларуси

Как я уже говорил в другом месте, Путин боится «народной власти», то есть граждан, выходящих на улицы, чтобы свергнуть коррумпированных авторитарных лидеров, особенно на постсоветском пространстве. После революции роз в Грузии в 2003 году Путин все чаще полагает, что эти примеры «народной власти» продвигались и будут продвигать Запад.Что еще хуже, Путин опасается потенциального демонстрационного эффекта таких восстаний. Если коррумпированный авторитарный лидер будет свергнут в одном из государств-преемников, как это отразится на российских гражданах? Это контекстуализировало реакцию России на события как в Кыргызстане, так и в Беларуси.

Хотя Кыргызстан исчез из заголовков новостей, потенциал нестабильности там сохраняется. Учитывая расположение Кыргызстана в центре Центральной Азии и его прилегание к Китаю, Россия вряд ли могла игнорировать потрясения.У Кремля там две военные базы, а страна является членом Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности.

Нестабильность началась 4 октября 2020 года, когда фальсифицированные парламентские выборы привели к односторонним победам партий, связанных с тогдашним президентом Жээнбековым. Протестующие вышли на улицы, напали на правительственные учреждения и освободили политических заключенных, в том числе бывшего президента Алмазбека Атамбаева и депутата-популиста Садыра Жапарова.

Когда власть Жээнбекова ускользнула и он оказался не в состоянии контролировать улицу, Кремль попытался достичь соглашения между Жээнбековым и оппозицией. 12 октября заместитель главы администрации президента Дмитрий Козак отправился в Бишкек в последней попытке заключить соглашение между популистом Жапаровым и Жээнбековым. По мнению известного аналитика Эрики Марат, Жээнбеков никогда не находил прочной «опоры» с Москвой, и, несмотря на некоторые слухи о поддержке России, между Москвой и Бишкеком не было очевидной координации, чтобы сохранить его на своем посту после выборов.Через несколько дней после безуспешного посредничества Жээнбеков подал в отставку, оставив дело Жапарову. Джапаров стал премьер-министром и исполняющим обязанности президента, и предпринял шаги для консолидации своей власти посредством конституционных изменений, которые превратили Кыргызстан в сильную президентскую систему.

Смена руководства — третья в Кыргызстане с 2005 года. В каждом случае протесты против нарушений на выборах и коррупции приводили к смене правительства. В 2010 году Россия вмешалась более активно, оказав давление на тогдашнего президента Курманбека Бакиева, чтобы тот закрыл U.База С. в Манасе. На этот раз потрясения кажутся спонтанными, и ответ России был сосредоточен на обеспечении стабильности. В целом маловероятно, что какой-либо президент Кыргызстана выведет Бишкек из орбиты России. Страна слишком бедна и слишком зависит от денежных переводов киргизов, проживающих в Российской Федерации. Таким образом, кажется очевидным, что на самом деле власти в Москве возмутили пример нестабильности и народных волнений.

Чего нельзя сказать о демонстрациях против президента Беларуси Лукашенко, которые продолжаются уже четыре месяца.Белорусский президент постоянно преуменьшал значение пандемии коронавируса, даже зашел так далеко, что рекламировал водку как лекарство. Когда люди столкнулись с явно сфальсифицированными президентскими выборами, тысячи людей вышли на улицы. Жестокая реакция белорусских властей, которая включала избиения и пытки, только усилила разжигание оппозиции, и протесты распространились за пределы Минска.

Лукашенко был нежелательным партнером Путина. Беларусь, долгое время находившаяся в зависимости от российских субсидий, временами пыталась получить и то, и другое.Он подписал с Москвой соглашение о «союзном государстве» в 1999 году, но сопротивлялся давлению, чтобы претворить это соглашение в жизнь. Хотя Беларусь является одним из первых участников Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности, после аннексии Крыма Лукашенко проявил более вызывающий тон и отказался от просьб разрешить российскую военную базу внутри своих границ.

Теперь, столкнувшись с серьезнейшей угрозой своему удержанию у власти, Лукашенко согласовал свой ответ с Москвой.По мнению большинства наблюдателей, основная сделка между Минском и Москвой заключается в том, что Лукашенко исключает влияние Запада в Беларуси в обмен на экономическую и политическую поддержку. Когда Лукашенко прилетел в Сочи в середине сентября 2020 года на встречу с Путиным, на кону стояло фунтов стерлингов за услугу . Чтобы предотвратить обвал белорусской экономики и дать Минску время для выхода из кризиса, Путин предоставил заем в 1,5 миллиарда долларов. Со своей стороны, Лукашенко утверждал, что Запад разжигает беспорядки, которые, как он, вероятно, надеялся, соблазнят Россию на помощь, не уступая Москве слишком много.В более долгосрочной перспективе Путин оказал давление на Лукашенко, чтобы он открыл Беларусь для большего влияния России, и призвал Лукашенко внести поправки в конституцию, чтобы ослабить кризис. Лукашенко, похоже, проникся идеей конституционных изменений. Он рассматривает переписывание конституции с целью ослабления президентской власти как способ расколоть оппозицию; по той же причине Москва рассматривает конституционные изменения как способ освободить его от должности.

На данный момент противостояние продолжается, как и протесты каждое воскресенье. Лидер оппозиции Светлана Цихановская остается в изгнании, и ее все больше поддерживает Западная Европа.Лукашенко выжидает. Он объявил, что покинет свой пост после согласования конституционных изменений; однако оппозиция в первую очередь хочет свободных и справедливых выборов. По словам Аркадия Мошева, Россия находится в «безвыходной» ситуации. Лукашенко — это система, и хотя Путин может захотеть освободить его от должности, это может привести к краху структуры власти в стране. В качестве альтернативы, если Лукашенко покинет свой пост сейчас, мир — и российское общество — сочтут, что Лукашенко вытеснил «народная власть».”

Конфликт в Нагорном Карабахе

Если политические волнения в Киргизии и Беларуси стали проверкой того, как Россия справляется с «властью народа», война в Нагорном Карабахе поставила под сомнение роль Москвы как ведущей державы на Южном Кавказе и поставила под угрозу способность Кремля сдерживать многолетние военные действия между Арменией и Азербайджан. Последняя война уходит корнями в беспорядочный распад Советского Союза, когда этнически армянский Нагорный Карабах при поддержке Еревана провозгласил свою независимость от Азербайджана.В 1994 году перемирие при посредничестве России положило конец насилию, но оставило армян управлять Нагорным Карабахом и оккупировать прилегающие семь провинций. 26 лет Азербайджан нервничал из-за потери и ждал возможности восстановить свою территориальную целостность. На протяжении всего этого периода Кремль поддерживал тесные связи с Арменией и одновременно развивал важные экономические связи с Азербайджаном, включая продажу оружия и нефтегазовые сделки.

Последняя война оказалась существенно отличной от предыдущих по нескольким фундаментальным аспектам.Во-первых, Баку лучше вооружен, чем был в прошлом: президент Ильхам Алиев использовал доходы Азербайджана от нефти и газа для закупки современного оружия у России и беспилотников как у Турции, так и у Израиля. Действительно, турецкие беспилотники сыграли решающую роль в войне. Во-вторых, Турция стала крупным игроком в регионе и за его пределами. Летом Турция и Азербайджан провели совместные военные учения, и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган призвал к полному уходу Армении из Нагорного Карабаха.

В-третьих, Кремль, как сообщается, питал подозрения в отношении премьер-министра Армении Никола Пашаняна, поскольку он вступил в должность после народных демонстраций против своего предшественника в 2018 году. С самого начала своего пребывания в должности Пашанян настаивал на том, чтобы власти Карабаха участвовали в любых мирных переговорах и В преддверии войны он официально призвал Нагорный Карабах к соединению с собственно Арменией, в нарушение Мадридских принципов, предшествующего соглашения, которое призывало к Армении уступить контроль над семью прилегающими районами и участвовать в дальнейших переговорах о статусе. оспариваемой территории.

По мнению некоторых аналитиков, Путин вполне мог быть рассержен непримиримостью Пашаняна и, возможно, даже сигнализировал Баку, как далеко могут зайти азербайджанские силы. Россия, безусловно, позволила войне продолжаться несколько недель. После нескольких тысяч смертей, нескольких неудачных попыток прекращения огня и значительных военных успехов Азербайджана Москве удалось заключить сделку, по которой армяне ушли из семи районов, окружающих Карабах, и российские миротворцы были размещены в этом районе.Лачинский коридор, который соединяет Нагорный Карабах и Армению, будет патрулироваться российскими войсками, и будет создан коридор протяженностью 30 миль, который свяжет Азербайджан с Нахчываном, этнически азербайджанским эксклавом в пределах Армении. Прекращение огня также создает совместный российско-турецкий центр мониторинга. Что наиболее важно, соглашение оставляет неурегулированным статус самого Нагорного Карабаха.

Для Армении исход — унизительное поражение. Напротив, Азербайджан праздновал победу, к которой он стремился последние 26 лет.Возможно, чтобы заручиться поддержкой Москвы со стороны Армении, Путин на встрече в Москве 11 января предложил планы положить конец географической и торговой изоляции Еревана. Для Турции ее участие в войне и ее поддержка Баку представляют собой формализацию роли Анкары как кавказской державы; Эрдоган эффективно бросил вызов монополии Москвы в регионе.

Новая эра?

С момента распада Советского Союза и, конечно же, после вторжения в Крым и аннексии Крыма преобладающим нарративом российской политики в отношении государств-преемников Советского Союза является вмешательство, манипулирование и расширение влияния Москвы.Продолжающийся кризис, начавшийся в прошлом году, возможно, иллюстрирует новую модель.

В Кыргызстане Джапаров победил на президентских выборах 10 января с большим отрывом, но еще неизвестно, насколько стабильным будет его правительство. Во время кампании Джапаров давал населению щедрые обещания и, очевидно, понимал, что для успеха ему потребуется поддержка России. Учитывая экономические ограничения Москвы, неясно, сколько Россия готова предоставить. Несмотря на шаткость ситуации, кажется маловероятным, что Кремль захочет более напрямую вмешиваться в киргизские события.

Белорусский кризис кажется более неразрешимым. Москва, хотя и явно не желает применять силу, сохраняет военный вариант. В ноябре Россия и Беларусь подписали соглашение, разрешающее любой из сторон проводить правоохранительные операции, если «такая помощь представляет интерес для другой стороны». Однако в декабре Путин призвал Лукашенко и оппозицию прийти к соглашению.

Для России нет простого ответа. Если Кремль будет настаивать на объединении, белорусский народ, который противится вхождению в состав России, обратится против Москвы.Еще больше осложняя ситуацию с точки зрения Кремля, российский народ также не поддерживает поглощение Беларуси. В качестве альтернативы, если Лукашенко удастся удержаться, России потребуется увеличить свои субсидии, чтобы удержать его у власти. Любая из этих альтернатив потребует серьезных инвестиций из все более скудных ресурсов России. Но, возможно, либо то, ни другое было бы более приемлемо для Москвы, чем резкий уход Лукашенко со сцены.

В отличие от драм в Кыргызстане или Беларуси, война на Кавказе представляет собой иную динамику.Традиционно Россия поддерживала хрупкий баланс между Арменией и Азербайджаном, и эта работа осложнялась растущими глобальными амбициями Анкары. Если, как предполагают некоторые наблюдатели, Москва дала пресловутую «подмигивающую и кивком» азербайджанскую военную операцию, Кремль, по всей вероятности, потерял поддержку в Ереване. Протесты против Пашаняна вспыхнули на улицах Еревана после ухода армянских войск, угрожая как его пребыванию в должности, так и, возможно, самой сделке. В ответ Путин аплодировал «мужеству» Пашаняна и призвал своих коллег из Организации Договора о коллективной безопасности «поддержать как премьер-министра, так и его команду в целях обеспечения мира [.] »Будущее неясно. По словам Игоря Зевелева, многие армяне сейчас сомневаются в роли России как «поставщика безопасности и надежного союзника».

Утверждалось, что Москва «выиграла» конфликт, потому что 2 000 российских миротворцев теперь патрулируют Нагорный Карабах. Но эта «победа» не обязательно безопасна. Во-первых, остаются вопросы о том, смогут ли войска защитить как христианские, так и мусульманские объекты в Карабахе и других местах. Во-вторых, хотя санкционированный вывод войск был осуществлен, угроза со стороны вооруженных ополченцев сохраняется.В одном из инцидентов в конце декабря Азербайджан заявил, что боевики-армяне убили азербайджанского солдата в Агдаме. Дополнительные нарушения сделки при посредничестве Москвы могут еще больше подорвать хрупкое прекращение огня.

В-третьих, и это, пожалуй, самое главное, в соглашении о прекращении огня Карабах не упоминается. При отсутствии договоренности о процессе решения проблемы, то, что произойдет через пять лет, непредсказуемо. Может ли одна из сторон потребовать вывода российских войск? Могут ли российские войска защитить армян? В качестве альтернативы, если Россия откажется от азербайджанской просьбы о выводе войск, потеряет ли Кремль влияние на Баку и, возможно, еще больше ослабит связи с Анкарой?

У Турции и России в лучшем случае сложные отношения.Они одновременно конкурируют и сотрудничают в Сирии, а в Ливии они соперники. Несмотря на то, что совместный центр мониторинга создает видимость сотрудничества, Турция становится все более независимым игроком и готова бросить вызов другим региональным и международным игрокам. Что это означает для власти Москвы на Кавказе, постепенно станет ясно. По словам некоторых комментаторов, решительная поддержка Баку Турцией удивила Москву, а другие охарактеризовали успех Азербайджана как предоставление Эрдогану «очень важной точки опоры в регионе.По словам Александра Габуева из Московского центра Карнеги, «на Южном Кавказе Москва по-прежнему является одним из ключевых игроков, если не самым сильным игроком. Однако он явно не контролирует развитие событий, и его влияние постепенно ослабеет, превратившись из бывшего колониального мегаполиса в могущественного соседа ».

Если оценка Габуева верна, необходимо ответить на несколько дополнительных вопросов. Даже самый «могущественный сосед» требует тонкого понимания событий в постсоветских государствах и, конечно же, требует ресурсов для поддержания своего статуса.Чем дальше от советской тени, тем более отделенными от Кремля становятся эти государства — и, соответственно, тем более дифференцированными друг от друга. В самом деле, если есть один урок, который Кремль с трудом усвоил, так это то, что события — особенно внутренняя политика в других постсоветских государствах — непредсказуемы.

В Кыргызстане и Беларуси люди вышли на улицы в знак протеста против коррупции и политических манипуляций. Тем не менее, Путин явно ставит во главу угла стабильность и в долгосрочной перспективе рискует оттолкнуть население этих государств.Сам факт, что Путин продолжает настаивать на интеграции с Беларусью, игнорируя общественные настроения, означает, что России не хватает понимания и, возможно, мягкой силы, чтобы быть достаточно гибкими, чтобы адаптироваться к изменениям в обществе.

Инструменты, которые Россия использовала в прошлом для оказания и поддержания своего влияния, не сработали. Организация Договора о коллективной безопасности не оказала помощи своему государству-члену Армении во время войны в Нагорном Карабахе, а Евразийский экономический союз так и не достиг реальной степени интеграции.Похоже, что Россия не желает или не может тратить то, что потребовалось бы, чтобы «завоевать» общественную поддержку в других бывших советских республиках. Он также не желал брать на себя расходы многосторонних институтов, которые могли бы укрепить роль России в регионе.

Москва пострадала от падения цен на нефть, коронавируса и связанного с этим замедления экономического роста. В самом деле, Кремль не только не справился с пандемией, но и не использовал капитал для поддержки своей разваливающейся экономики. Настроения потребителей снижаются, и 43 процента респондентов недавнего опроса Левада-центра считают, что Россия движется в неправильном направлении.В 2019 году — еще до пандемии — российское исследование общественного мнения отметило, что «[c] продолжающаяся стагнация в экономике и низкие доходы подорвали доверие к режиму, а мобилизация внешней политики и пропаганда больше не компенсируют« экономический негатив ». ‘”

Внутренние и международные обстоятельства сейчас ограничивают российские амбиции и действия. Дмитрий Тренин положительно оценил ситуацию, назвав ее «зрелой» политикой. Напротив, более убедительным аргументом является то, что якобы новая политика более чем вероятно продиктована признанием Кремлем того, что в его распоряжении ограниченные ресурсы.Это не означает, что Россия перестанет пытаться влиять на события на постсоветском пространстве. Но это означает, что у Москвы будут все более ограниченные ресурсы, чтобы играть свою старую роль. На данный момент Путин, похоже, хочет иметь оба пути: сократить расходы и при этом извлечь максимальную пользу из плохой руки.

Пандемия, проблемы с цепочкой поставок приведут к дефициту игрушек и продуктов питания в этот праздничный сезон

Соберитесь: будет сложно найти все — не только ваши любимые праздничные продукты, горячие игрушки и подарки, но и основные продукты питания, такие как кофе и обувь — из-за проблем с цепочкой поставок, которые, вероятно, сохранятся по крайней мере до весны следующего года.

Почему это важно: Нехватка ресурсов, вероятно, приведет к большему количеству потасовок среди покупателей в обычных магазинах, меньшему количеству сделок во время Черной пятницы и ценовым войнам в Интернете, которые могут поставить под угрозу средства к существованию и без того страдающих розничных торговцев.

Главное в новостях: Магазины любого размера и специализации уже пытаются накапливать вещи на складах — от индейки, начинки и клюквенного соуса до декораций Хэллоуина, игровых консолей и тех шикарных ворсистых свитеров, которые, кажется, всем нужны.

Рекордное количество грузовых судов — это , выходящих из ключевых портов , таких как Лонг-Бич и Лос-Анджелес в Калифорнии, ожидающих разгрузки из-за пандемических ограничений, нехватки рабочей силы и рекордно высоких цен на китайские транспортные контейнеры. И розничные продавцы больших коробок берут дело в свои руки.

  • Walmart фрахтует собственные суда, поэтому они не будут зависеть от чрезмерно ограниченных поставщиков — и некоторые из этих чартеров намеренно достаточно малы, чтобы иметь возможность разгрузиться во вторичных портах, где нет таких больших резервных копий.
  • Home Depot «зарезервировала собственное судно, закупила товары на спотовом рынке и перевезла электроинструменты, поскольку справляется с головными болями в цепочке поставок», согласно CNBC. Президент и главный операционный директор Тед Декер сказал CNBC, что это стало «первым случаем, когда компания сделала такой шаг».
  • Lululemon добавляет дополнительные воздушные перевозки, чтобы попытаться обойти перегруженные порты.

Состояние дел: MGA Entertainment и Basic Fun, огромные дистрибьюторы игрушек, стоящие за LOL Surprise! куклы, Little Tikes, куклы Bratz, грузовики Tonka, игрушки Fisher-Price, K’nex и тому подобное, говорят, что детские игрушки, подобные этим, будут реже и дороже, как сообщает CNN.

  • «В этом году будет серьезная нехватка игрушечных товаров», — сказал CNN Business генеральный директор MGA Entertainment Исаак Лариан.
  • «Транспортный [контейнер, который стоил 3200 долларов в прошлом году, теперь стоит 22000 долларов», — сказал Лариан телеканалу, обвиняя Maersk и других судоходных гигантов.
  • Джей Форман, генеральный директор компании Basic Fun, сказал CNN: «В течение курортного сезона вы будете в разное время, когда на полках магазинов будут пустые дыры».

Проблемы включают вспышки COVID-19 в ключевых азиатских странах-поставщиках, острую нехватку отечественных водителей грузовиков и складских рабочих, а также лесные пожары, в результате которых были закрыты фабрики по производству одежды в Бангладеш.

  • Вьетнам и Индонезия, где такие магазины, как Gap и Nike, имеют множество фабрик, опустошаются вариантом Delta.

Между строк: Глобальная цепочка поставок настолько разорвана, что только самые крупные магазины смогут получить и хранить достаточные запасы — и никто не может предсказать, как долго продлится такая ситуация.

  • После прошлогоднего праздничного шоппинга «фабрики быстро распродали свои запасы, и, честно говоря, все продолжают догонять», — говорит Бриттен Лэдд, директор по цепочке поставок и маркетингу компании Kuecker Pulse Integration (KPI). который помогает таким компаниям, как Amazon, CVS и Walgreens, автоматизировать цепочки поставок и центры выполнения.
  • «Все скрещивают пальцы, что это сработает к весне 2022 года», но нет никаких гарантий, — говорит Лэдд Axios.

Что дальше: Роботы-гуманоиды, такие как Digit от Agility Robotics, могут однажды компенсировать нехватку рабочей силы.

  • Digit Робот, который недавно поступил в продажу, должен быть в состоянии справляться с доставкой на «последнюю милю» и складскими работами — он может подниматься по лестницам и забирать ящики.
  • Ford — его первый клиент, согласно Business Insider.

Другая сторона: Консалтинговые фирмы делают радужные прогнозы расходов на предстоящий курортный сезон.

  • Mastercard прогнозирует, что это будет «самый замечательный сезон праздничной розничной торговли за всю историю наблюдений» с ростом розничных продаж на 7,4% (без учета автомобилей и газа).
  • Deloitte оценивает рост на уровне от 7% до 9% и заявляет, что «продажи электронной коммерции вырастут на 11–15% в годовом исчислении» до 210–218 млрд долларов в этот праздничный сезон по сравнению с 189 млрд долларов в прошлом году. .
  • За DealAid: «Потребители планируют потратить в среднем 974 доллара (рост на 4,7% по сравнению с 2020 годом) во время курортного сезона в этом году».

Итог: « Я надеюсь, что потребители уже начали делать покупки, — говорит Лэдд. «Потребители действительно должны понимать, что из всех сезонов, с которыми они столкнулись, им действительно нужно начать это как можно скорее».

  • Он предупреждает: «Я не думаю, что они должны возлагать свои надежды на большую игрушку или большой модный предмет, который может появиться.Отношение должно быть таким: «Давайте не будем так разборчивы, как, может быть, в последние несколько лет. Давайте будем довольны тем, что мы можем найти ».

Коронавирус: экономические последствия — 4 мая 2020 г.

中文 Version

Первоначально опубликовано 28 марта 2020 г. Источники обновлены 20 апреля и 4 мая 2020 г.

Департаментом политики, исследований и статистики ЮНИДО. Этот бриф подготовлен командой, состоящей из Никола Канторе (руководитель), Фрэнка Хартвича, Алехандро Лавопы, Кено Хаверкампа, Андреа Лаплейн и Ники Родусакис.

Введение

Фактор неопределенности, влияющий на экономическую систему, и способность лиц, принимающих решения, своевременно и эффективно отреагировать на шок пандемии COVID-19. Недавнее исследование, опубликованное в VOX (Baker et al, 2020), в котором анализируется экономика США, показывает, что COVID-19 вызовет существенное сокращение производства. Моделирование предсказывает, что более половины этого сокращения будет связано с экономической неопределенностью, вызванной COVID-19, которая повлияет на инвестиции, бизнес-среду и более высокие транзакционные издержки.Цена неопределенности сопоставима с издержками, вызванными самой пандемией.

Рисунок 1. Расчетное влияние COVID-19 на темпы роста реального ВВП США

Источник: Baker et al. (2020)

Политики редко сталкивались с такими огромными проблемами при реагировании на существующие экономические условия. В следующем разделе кратко излагаются экономические последствия на макроуровне с акцентом на ВВП, бедность и прогнозы состояния окружающей среды.В разделе 2 рассматриваются самые последние данные о производстве и торговле в обрабатывающей промышленности, а в последнем разделе содержатся выводы и некоторые выводы для политики.

Социально-экономические последствия кризиса COVID-19

Прогнозируемое воздействие COVID-19 усиливается каждую неделю

Ускоренное распространение COVID-19 остановило мировую экономику. Прогнозы потенциального воздействия шока COVID-19 на мировую экономику значительно различаются. Тем не менее, существует практически единодушное мнение о том, что мировая экономика сталкивается с наиболее серьезной проблемой послевоенной эпохи из-за внезапной остановки экономической активности как в развитых, так и в развивающихся странах.

Меры сдерживания ведут к дальнейшим понижательным прогнозам роста мирового ВВП

В середине апреля Международный валютный фонд (МВФ) обновил свои прогнозы глобального роста и подчеркнул, что мировая экономика, как ожидается, испытает худшую рецессию со времен Великой депрессии. Последние прогнозы ВТО еще хуже, они прогнозируют отрицательные темпы роста почти в 9 процентов на 2020 год при наихудшем сценарии (рис. 2). Другие прогнозы, сделанные в начале месяца, были более оптимистичными, например, прогноз Департамента по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций (UNDESA): в худшем случае мировой ВВП сократится до 1 процента.

Рисунок 2: Перспективы мирового роста: последние прогнозы различных организаций

Примечание. Прогнозы основаны на рыночных обменных курсах и были выполнены на следующие даты: МВФ = 14 апреля; Oxford Economics = 14 апреля; UNDESA = 1 апреля; ВТО = 9 апреля. UNDESA и ВТО различают два возможных сценария серьезности пандемии. Прогнозы, выполненные МВФ «Перспективы развития мировой экономики» (WEO) 2019 (синяя линия), используются в качестве базовых для сравнения.

Источник: разработка ЮНИДО на основе Oxford Economics (2020), МВФ (2019 и 2020), UNDESA (2020) и ВТО (2020).

Сбои в торговле и ГЦСС в центре урагана

Прогнозы по объему торговли товарами и услугами еще хуже. В «Перспективах развития мировой экономики» МВФ пересмотрел свои прогнозы роста торговли товарами и услугами с ранее оцененных 3 процентов до -9 процентов. ВТО, которая измеряет торговлю с точки зрения среднего изменения экспорта и импорта товаров (за исключением услуг), прогнозирует снижение на 13-32% (диаграмма 3).

Рисунок 3. Годовое изменение объема мировой торговли: последние прогнозы различных организаций

Примечание. Изменение объема торговли рассчитывается как среднее изменение экспорта и импорта. Прогнозы ВТО включают только торговлю товарами (за исключением услуг). Цифры МВФ включают товары и услуги. Прогнозы были выполнены на следующие даты: МВФ = 14 апреля; ВТО = 9 апреля. Прогнозы, представленные МВФ в его Перспективах развития мировой экономики (WEO) 2019 (зеленая линия), используются в качестве исходных данных для сравнения.

Источник: разработка ЮНИДО на основе данных МВФ (2019, 2020a) и ВТО (2020).

Потоки капитала возвращаются в страны с развитой экономикой

Глобальные прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в равной степени затронуты, и недели, прошедшие после начала глобального кризиса COVID-19, стали свидетелями беспрецедентного оттока капитала из стран с развивающейся экономикой. Последний отчет ЮНКТАД по мониторингу глобальных инвестиционных тенденций предупреждает, что в 2020–2021 годах на прямые иностранные инвестиции может снизиться давление от -30% до -40%.

Ожидается, что в развивающихся странах больше всего пострадают страны с формирующимся рынком и ЛАК

Различные прогнозы экономического роста в 2020 году предсказывают общее сокращение во всем мире, но появляются некоторые региональные различия. В то время как ожидается, что страны с развитой экономикой больше всего пострадают от кризиса COVID-19, страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны Европы и страны Латинской Америки и Карибского бассейна пережили самый крупный пересмотр прогнозов роста ВВП в сторону понижения.

Рисунок 4.Региональные различия темпов роста ВВП, прогнозируемых на 2020 год в ПРМЭ МВФ, октябрь 2019 года и апрель 2020 года

Источник: разработка ЮНИДО на основе данных МВФ (2019, 2020a).

Ожидается рост крайней бедности в мире впервые за десятилетия

Исследователи попытались оценить влияние кризиса COVID-19 на крайнюю бедность в мире (рис. 5). Эти оценки дают широкий диапазон результатов. Ожидаемое увеличение числа людей с доходом ниже 1 доллара США.90 Черта бедности по ППС колеблется от 85 до 420 миллионов. Последняя цифра представляет собой увеличение более чем на 50 процентов по сравнению с самыми последними данными за 2018 год. Несмотря на большой разброс результатов, все прогнозы, похоже, указывают на то, что глобальная бедность, вероятно, увеличится впервые с 1990 года.

Диаграмма 5. Число людей ниже черты бедности по ППС в размере 1,90 долл. США: последние прогнозы различных организаций

Примечание. Прогнозы были выполнены в следующие даты: Laborde et al.[IFPRI] = 16 апреля; Саммер и др. [UNU-WIDER] = 8 апреля. Значения Всемирного банка WDI 2018 (желтая линия) используются в качестве базового показателя для сравнения.

Источник: разработка ЮНИДО на основе Laborde et al. (2020), Саммер и др. (2020) и база данных Всемирного банка WDI.

Обратной стороной остановки экономической деятельности является улучшение окружающей среды

По мере того, как кризис COVID-19 продолжает разворачиваться, он также продолжает сокращать спрос на энергию и выбросы CO2.По оценкам всестороннего исследования, проведенного Carbon Brief, пандемия может привести к сокращению выбросов CO2 примерно на 2 000 миллионов тонн в 2020 году, что эквивалентно 5,5 процента от общих глобальных выбросов CO2 в 2019 году (Evans, 2020). Если это так, то кризис COVID-19 стал бы причиной крупнейшего ежегодного падения глобальных выбросов CO2 в истории.

Влияние на обрабатывающую промышленность и торговлю в первом квартале 2020 года

Помимо экономических прогнозов на 2020 год, международные организации начинают публиковать первоначальные данные об экономических показателях стран.В базе данных ЮНИДО представлены предварительные данные об индексе промышленных показателей в январе / феврале / марте 2020 года по сравнению с декабрем 2019 года, представляющими докризисный период.

Снимок промышленного производства в марте 2020 года (по сравнению с декабрем 2019 года): Китай быстро восстанавливается, а США находятся на отрицательном пике?

В феврале 2020 года в 24 из 34 развивающихся стран с высоким уровнем дохода, включенных в базу данных ЮНИДО о COVID-19, по-прежнему зарегистрирован рост промышленного производства по сравнению с декабрем 2019 года.Кризис сильно ударил по Китаю: промышленное производство упало на 20 процентов после блокировки страны. Снижение экспортного потенциала Китая может стать важным фактором нарушения глобальных производственно-сбытовых цепочек (Seric et al., 2020). Однако в марте 2020 года Китай продемонстрировал уверенный подъем, сократив промышленное производство всего на 10 процентов по сравнению с декабрем 2019 года (Рисунок 6). Быстрое восстановление Китая и других сильно пострадавших игроков может опровергнуть самые пессимистические прогнозы и привести к меньшим потерям в других странах.В марте 2020 года промышленное производство в Соединенных Штатах упало на 6 процентов (по сравнению с декабрем 2019 года) после введения блокировки (рисунок 6).

Рисунок 6. Индекс промышленного производства (МИП) обрабатывающей промышленности Китая (а) и США (б). 2015 = 100.

Источник

Неоднородность ударов в различных отраслях промышленности США и Китая

Сравнивая США и Китай, анализ Индекса промышленного производства на отраслевом уровне выявляет определенный уровень неоднородности воздействий по отраслям (март 2020 г. по сравнению с декабрем 2019 г.), в зависимости от структурной структуры экономики и специфики страны. и международные обстоятельства.Наиболее затронутыми отраслями в США являются автомобили (-25 процентов), прочее транспортное оборудование (-19 процентов), производство одежды (-19 процентов), а в Китае — другие отрасли производства (-23 процента), мебель (-22%) и кожа (-14%).

Торговые данные подтверждают сильное влияние мер изоляции и сдерживания

Результаты анализа данных ОЭСР о торговле товарами за период с декабря 2019 года (докризисный период) по март 2020 года аналогичны результатам, полученным на основе данных о промышленном производстве.Сравнивая данные о торговле товарами с февраля 2020 года и декабря 2019 года, 18 из 35 стран по-прежнему демонстрируют положительный рост общего экспорта, и только Финляндия (-25 процентов), Чили (-11 процентов) и Норвегия (- 8%) с отрицательными результатами. Среди группы стран, не входящих в ОЭСР, включая Аргентину, Бразилию, Китай, Колумбию, Коста-Рику, Индию, Индонезию, Россию и Южную Африку, только Аргентина (-10%) и Россия (-10%) понесли убытки. Данные за март 2020 года доступны только для четырех стран, а именно Аргентины, Бразилии, Китая и Индии.Бразилия продолжает демонстрировать положительный рост экспорта по сравнению с декабрьским уровнем страны (+5 процентов), тогда как Индия, Аргентина и Китай зафиксировали убытки (30 процентов, 20 процентов и 5 процентов, соответственно, по сравнению с декабрем 2019 года). . Падение экспорта Индии можно объяснить введением карантина в марте.

Политика и стратегии выживания

Правительствам настоятельно рекомендуется адаптировать свои меры реагирования к отдельным этапам кризиса COVID-19

В большинстве анализов политики в текущей литературе по пандемии COVID-19 подчеркивается важность адаптации правительственных мер реагирования для индивидуального решения каждой фазы кризиса и различения краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных целей и задач.Тем не менее, остаются некоторые различия в количестве рассмотренных этапов и степени детализации ответных мер политики в рамках этих этапов.

Ответные меры политики пересматриваются в связи с ухудшением экономических перспектив, вызванным пандемией

По мере того, как эпицентр пандемии смещается сначала из Китая в Европу, затем в Соединенные Штаты и остальной мир, а экономические перспективы ухудшаются, правительства во всем мире все чаще прибегают к экономической политике в дополнение к уже принятым мерам сдерживания.Оценка воздействия, сосредоточенная на конкретных регионах, дополнительно подчеркнула, что текущий экономический кризис, вероятно, усугубит уже существующие слабые места, если не будут приняты эффективные меры.

Международное сообщество должно мобилизовать поддержку для развивающихся стран

Анализы, сосредоточенные на развивающихся странах, как правило, соглашаются с тем, что экономический стимул, необходимый для смягчения экономического ущерба от пандемии, в целом превышает суммы, объявленные на данный момент правительствами, что еще больше подтверждает необходимость международного сотрудничества (см., Например, Jayaram et al.(2020) по африканским странам). Международное сообщество, безусловно, активизировало свои усилия.

Появляются стратегии поддержки производства

В недавнем отчете, подготовленном отделом политических связей Института производства Кембриджского университета (IfM), были рассмотрены меры политики, направленные на смягчение потенциального воздействия COVID-19 на производство в 11 странах, а также в Европейском союзе. Их исследование показывает, что, хотя макроэкономические меры по смягчению воздействий могут повлиять на обрабатывающую промышленность, они часто сочетаются с новыми мерами в трех различных областях: (1) обеспечение непрерывной работы производства; (2) мобилизация производства на критически важные поставки; и (3) поддержка посткризисного роста производства.В таблице 1 приведены примеры конкретных мер, принятых на данный момент в каждой из этих областей.

Таблица 1. Текущая международная политика и меры поддержки производства

Примечание: представлены политики, принятые центральными / национальными правительствами Австралии, Китая, Франции, Германии, Индии, Италии, Японии, Республики Корея, Новой Зеландии, Сингапура, США и Европейского Союза по состоянию на 3 апреля 2020 года. . Список конкретных мер объединяет вновь принятые меры и ранее существующие, которые были расширены и / или перепрофилированы.Он не является исчерпывающим, и меры могут быть не только для обрабатывающей промышленности, но также приносят пользу другим секторам.

Источник: ЮНИДО на основе данных Castaneda-Navarrete et al. (2020).

Таблица 1 выше включает меры, которые могут быть усилены на средних и поздних этапах фазы восстановления с целью формирования нового будущего для обрабатывающей промышленности (т.е. государственная поддержка для выявления развивающихся рынков и потребностей потребителей, а также прямое финансирование для содействия интернализации производства и созданию новых сетей поставщиков), как поясняют Hartwich et al., 2020.

Межотраслевая политика и меры, вероятно, повлияют на обрабатывающую промышленность, но остается неопределенность в отношении того, как это повлияет на конкретные отрасли

В серии своих отраслевых записок МОТ обсуждает вероятное влияние макроэкономической политики и других межотраслевых мер на отрасли, отмечая, однако, что еще слишком рано в полной мере понять, сколько из текущих ответных мер политики окажут эффективное воздействие на конкретные отрасли. . Самая большая выявленная неопределенность заключается в том, «смогут ли и каким образом МСП в цепочках поставок получить доступ к финансовой помощи и смогут ли основные страны-производители получить выгоду от ее реализации» (стр.4).

Перепрофилирование усилий может помочь в борьбе с COVID-19 и сохранить рабочие места, но влечет за собой проблемы, которые необходимо преодолеть

Деловые усилия по переоснащению фабрик таким образом, чтобы традиционные производственные линии могли включать продукты, спрос на которые растет (например, вентиляторы, маски и защитные халаты), предпринимаются в странах с развитой экономикой и начали появляться в развивающихся странах (например, фабрика по производству одежды в Кении перешла на производит маски в течение одной недели и в настоящее время производит 30 000 масок в день) (Jayaram et al., 2020). Такие усилия могут одновременно помочь в решении проблем, связанных со здоровьем. и сохранят рабочие места.

Торговая политика может позволить получить доступ к важнейшим материалам и смягчить последствия сбоев в глобальных цепочках создания стоимости

В свете проблем для местного производства и нынешнего всплеска протекционистских мер в недавней литературе, посвященной политическим ответам на пандемию коронавируса, подчеркивается важность торговых мер для поддержания функционирования цепочек поставок и международной торговли, особенно товаров медицинского назначения.Согласно ЮНКТАД, это признание находит свое отражение в увеличении финансирования международных организаций для поддержки усилий по упрощению процедур торговли, которые считаются ключевыми для выполнения Соглашения ВТО об упрощении процедур торговли (TFA).

Совместные усилия могут помочь проложить путь к лучшему будущему

В недавнем заявлении Генеральный секретарь ООН Гутерриш призвал гражданское общество, правительства, бизнес и международные организации объединить усилия, чтобы превратить восстановление после продолжающегося кризиса в области здравоохранения в реальную возможность для построения лучшего и более зеленого будущего (United Nations, 2020).Руководители городов, штатов и страны разрабатывают планы восстановления COVID-19, которые также могут принести пользу для смягчения последствий изменения климата и повышения устойчивости, расового, гендерного и экономического равенства.

Заявление об ограничении ответственности: В этом кратком изложении содержится информация о быстро меняющейся ситуации.

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *