Дефицит ликвидности: Структурный дефицит/профицит ликвидности банковского сектора

Содержание

Дефицит ликвидности усилит последствия следующего медвежьего рынка


Проблема в том, что ликвидность — наиболее часто упускаемый из виду риск при размещении активов. Ликвидность снабжает рынки кислородом, но в отличие от других рисков, этот не подлежит диверсификации.

Актив считается более ликвидным, если его можно продать в короткие сроки и без убытков. Уровень ликвидности зависит от возможностей нахождения покупателя, времени, затрачиваемого на торговлю и ценового эффекта торговли. Когда на рынке мало покупателей, продать актив оперативно можно лишь по невыгодной цене.

Недавние проблемы фонда Woodford Investment Management четко показывают, как может испаряться ликвидность в самый неподходящий момент. Эндрю Бэйли, глава британского Управления по финансовому регулированию и надзору, дает простое объяснение: компания «следовала букве закона, но не духу». Впрочем, на деле в ситуации есть нюансы.

В этом году глава Банка Англии Марк Карни заявил, что в трудно торгуемых инвестициях осело $30 трлн.

Аналогичное беспокойство по поводу облигационных и долговых взаимных фондов выразил Федрезерв в мае.

Проще говоря, традиционные маркет-мейкеры в продуктах с фиксированным доходом сейчас не могут хранить риск из-за эффекта регулирования, направленного на повышение устойчивости мировой финансовой системы и введенного после кризиса 2008 года.

Наилучшим образом это иллюстрирует долг инвестиционного уровня в США. За период с 2007 по 2018 гг. он вырос на 43%, тогда как запасы у дилеров составили всего 6% от объемов 2007 года, о чем свидетельствуют данные JPMorgan Asset Management. Новое поколение посредников соединяет покупателей и продавцов только при наличии взаимного интереса, а это очень спорадическая переменная.

В то же время качество защиты в самом рискованном уголке кредитного рынка падает, если судить по индексу Moody’s Loan Covenant Quality Index. В нынешнюю затяжную эпоху низких ставок количественное смягчение со стороны Центробанков вынуждает инвесторов принимать на себя все больше рисков в поисках доходности. Сегодня очень сложно получить прибыль свыше 5% без кредитного плеча или агрессивного принятия рисков по большинству классам активов.

Инвесторы держатся поближе к выходу

Что еще хуже, количественное смягчение Центробанков создало иллюзию, что вливание капитала гарантирует ликвидность посредством подавления нормального предложения и спроса. Таким образом, сейчас рынками движут спонтанные психологические силы, оторванные от фундаментальной картины. К примеру, в 2017 году 85% высокодоходных облигаций Италии торговались ниже уровней доходности американских бумаг.

На рынке фиксированного дохода уровень ликвидности упал, о чем свидетельствуют средние размеры сделок и ценовой эффект. Безусловно, регуляторы могут настоять на более сильных запасах прочности, но это снизит прибыль, вынудив фонды держать более крупные объемы наличных резервов.

Некоторые инвесторы предпочитают оставаться «на танцполе», пока играет музыка, но держатся поближе к выходу на случай внезапного окончания «вечеринки».

Некоторые держат в портфелях так называемый нераспределенный капитал для покупки активов с большим дисконтом в периоды стресса. Другие вглядываются в долгосрочные перспективы и остаются в стороне в сложные для рынков времена.

Самый глубокий кризис ликвидности произошел в 2015 году, когда ШНБ отменил привязку своей валюты к евро. После оглашения решения единая валюта обвалилась на беспрецедентные 40% буквально в считаные минуты. Стоп-лоссы, предназначенные для ограничения потерь, только усугубили ситуацию из-за паники.

Создавая видимость

Сегодня ликвидности на рынке акций вроде бы достаточно, но только лишь потому, что инвесторы не особенно нуждаются в ней в летний период. Согласно последнему отчету агентства Moody’s, продолжительный всплеск волатильности может привести к тому, что даже предположительно ликвидные инструменты, включая ETF, становятся уязвимыми перед низкой ликвидностью рынков.

Сложно предсказать медвежий рынок, но когда он наступает, дефицит покупателей усугубляет его масштабы в эпоху раздутых цен на активы.

Доверие инвесторов будет ключевым драйвером ликвидности, как показал коллапс рыночной стоимости Lehman Brothers всего через три дня после получения статуса А от ведущего рейтингового агентства в 2008 году.

Текущий экономический цикл, возможно, подходит к концу, о чем сигналит выравнивание и переворот кривых доходностей в ключевых экономиках. На таком этапе настроения инвесторов, как правило, максимально хрупкие. И свежая порция плохих новостей может сильно напугать игроков, что заморозит ликвидность на рынках.

Автор статьи — Амин Раджан, генеральный директор консалтинговой компании _Create-Research

По теме:

Мировой долг с отрицательной доходностью достиг $14 трлн

Bank of America назвал наиболее прибыльную стратегию на рынке акций за последние 6 лет

Центробанки простимулируют мировую экономику

Белорусского рубля не занимать – Финансы – Коммерсантъ

Часть белорусских банков приостановила выдачу кредитов населению в национальной валюте на фоне дефицита ликвидности.

По оценке экспертов, в ближайшее время практически все банки будут вынуждены пойти на подобный шаг, поскольку граждане предпочитают на фоне нестабильной политической ситуации в стране снимать средства с текущих счетов. При этом в начале недели Нацбанк Белоруссии ввел ограничения для коммерческих банков на поддержание текущей ликвидности.

Ряд банков в Белоруссии приостановил выдачу кредитов населению. Среди них — Технобанк, РРБ-банк, Белгазпромбанк, БПС-Сбербанк. «С учетом повышенного спроса и опережающих темпов предоставления заемных средств относительно бизнес-плана банком принято решение временно приостановить выдачу кредитных ресурсов частным клиентам»,— сообщили в БПС-Сбербанке. Прием заявок на кредиты приостанавливается с 28 августа, все заявки, принятые банком не позднее 27 августа, будут рассмотрены в стандартном порядке, передает агентство «Интерфакс».

По словам собеседника “Ъ” в одном из крупных банков Белоруссии, в ближайшее время выдачу кредитов гражданам приостановят практически все банки.

«Сейчас наблюдается дефицит ликвидности в белорусских рублях, и поскольку именно в них выдаются кредиты населению, то отказ от выдачи данных кредитов — это один из способов повысить ликвидность»,— говорит банкир. По его словам, банки, пытаясь привлечь ликвидность, повышают ставки по вкладам. «Однако на рынке сложилась спекулятивная ситуация, и при резком скачке валютного курса подобная мера, несомненно, не сможет стимулировать население ни к продаже валюты, ни к размещению средств на депозитах,— продолжает банкир.— В подобной ситуации банковская система Белоруссии уже оказывалась в марте, и если не появятся другие факторы, то через некоторое время все стабилизуется, но сейчас прогнозы делать преждевременно».

Национальный банк во вторник призвал белорусские кредитные организации принять все возможные меры по пополнению обменных пунктов наличностью, при этом взвешенно относиться к установлению курсов ее покупки и продажи. Курс белорусского рубля в последние недели снижается на фоне нестабильной политической ситуации в стране.

Чуть более чем за месяц белорусский рубль потерял к доллару в цене более 9%, что спровоцировало ажиотажный спрос на валюту. При этом Нацбанк Белоруссии, пытаясь снизить спекулятивный спрос, ввел ограничения на поддержание текущей ликвидности сроком с 24 августа по 15 сентября (см. «Ъ-Онлайн» от 24 августа).

Последние данные по протестам в Белоруссии

Смотреть

Подобного развития событий еще на прошлой неделе никто не ожидал. Агентство Reuters со ссылкой на Нацбанк Белоруссии сообщало, что «есть проблема с физическим наличием купюр», однако «проблем с валютной ликвидностью у банков нет». Сегодня, по сообщению ТАСС, «во многих пунктах обмена утром валюта была, но ее быстро скупали».

Светлана Самусева

В оффшоры бизнес выталкивают дефицит ликвидности и некомпетентные суды – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Повышение качества работы судов, гибкое законодательство, защищенная собственность и развитие рынка капитала помогут вернуть бизнес из оффшоров на родину.

Доклад Ксении Юдаевой «Повышение привлекательности российской юрисдикции для ведения бизнеса»

Задачу деофшоризации экономики в своем декабрьском послании Федеральному собранию поставил президент Владимир Путин. Тогда он заявил, что если при выборе юрисдикции вопрос решается в пользу другого законодательства, то нужно исправлять недостатки своей системы. В частности, отказаться от «презумпции виновности» бизнеса. «Нужно исключить из системы права все зацепки, которые позволяют хозяйственный спор превратить в заказные уголовные дела», – подчеркнул Путин.

«Лучшее средство для деофшоризации – настройка экономики на рост, резкое расширение налоговых стимулов, ориентированных на инвестиции, модернизацию, длинные деньги; снижение регулятивной нагрузки и связанных с ней рисков внутри России, рост финансовой глубины экономики», – считает заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН Яков Миркин.

Доклад главы Экспертного управления президента России Ксении Юдаевой стал первым результатом работы властей. Представляя его, Юдаева подчеркнула, что это лишь основные направления деятельности, конкретные решения по которым должны будут приниматься профильными министерствами.

Четыре тактики бизнеса

Уход российского бизнеса за рубеж, по словам Ксении Юдаевой, происходит по четырем направлениям: там регистрируется собственность и проводятся сделки, там берется заемный капитал, там наш бизнес предпочитает разрешать споры, все чаще обращаясь в арбитражные суды западных стран. Кроме того, именно зарубежные площадки, как правило, используются российскими компаниями для размещения акций. В 2011 году из десяти IPO наших компаний только одно прошло в России; в 2012 году было три крупных IPO – все за пределами нашей страны. С 2002 по 2012 год 40 российских компаний продали за рубежом акций на сумму 14 млрд долларов.

Россия, по выражению Юдаевой, «позволила центру ценообразования на свои активы сместиться за рубеж». Ликвидность по российским компаниям все больше перетекает на зарубежные рынки. 18% оборота Лондонской биржи уже обеспечивается торгами по российским бумагам, 12% дел в лондонском коммерческом арбитраже LCIA имеют отношение к России.

В 2010-2012 гг. 80% размещений акций компаний РФ прошло за рубежом. В Бразилии этот показатель составляет 7%, в Китае – 8%, в Индии – 14%, в ЮАР – 29%.

«Для крупных стран такая ситуация уникальна. В данном аспекте Россию нельзя сравнить ни с одной страной БРИКС, только, пожалуй, с Украиной», – резюмировала Юдаева.

Рисунок 1. Российские компании инкорпорируются и размещают акции вне России

* по количеству сделок за рубежом и на внутренних рынках 
Источник  Reuters

По ее словам плохо не только то, что весь крупный бизнес «живет» за рубежом, но и то, что офшоризация экономики негативно влияет на оставшийся в стране малый и средний бизнес. Компании малого и среднего бизнеса в результате этого теряют доступ к капиталу внутри страны и проигрывают крупным компаниям: находятся в дискриминационном положении и в вопросах финансирования, и в вопросах правового регулирования.

Безденежье и некомпетентные суды пугают бизнес

Экспертное управление президента обрисовало причины, по которым капитал предпочитает родине офшоры: негибкость и непрозрачность гражданского и корпоративного законодательства, слабая защищенность прав собственности, глобальная неконкурентоспособность российской арбитражной системы, неразвитость рынка капитала и отсутствие длинных денег.

Одна из основных проблем – отсутствие свободы и защиты договора. «Российские суды по умолчанию рассматривают большинство норм, регулирующих договорные отношения, в качестве императивных (при отсутствии в норме прямого указания об ином). В российском договорном праве де-факто свобода договора является лишь декларацией. Прямо не прописанные договорные условия не получают судебной защиты. Это создает крайне высокие риски для заключения практически любой крупной сделки по российскому праву. Бизнес решает свои наиболее сложные задачи в зарубежных судах», – отмечает Юдаева.

Рисунок 2. Лондонский международный арбитражный суд (LCIA): Россия – крупнейший поставщик дел

Источник – Презентация к докладу К. Юдаевой

«Есть объективная проблема с квалификацией судов, их пониманием проблем бизнеса», – объясняет Юдаева. Кроме того, суды не готовы защищать нестандартные условия сделок (например, сложные вопросы, связанные с защитой интеллектуальной собственности), а очень высокая загрузка судей влияет на качество и скорость рассмотрения дел.

Кроме того, действующее наследственное право «предназначено для наследования личного состояния, а не бизнеса». Это еще одна причина, почему российский бизнес использует иностранное законодательство для управления собственностью.

И, наконец, еще одно, препятствующее возвращению бизнеса на родину, обстоятельство – неразвитая финансовая система и отсутствие длинных денег. Проводить IPO в России невыгодно, ликвидность фондового рынка низкая, брать взаймы тоже – ставки по вкладам превышают доходность любого бизнеса.

Один компетентный суд

Реформирование судебной системы – долгосрочный проект. В Экспертном управлении считают, что начать надо с создания одного – образцового суда.

В рамках Таможенного союза предлагается создать Центр международного арбитража, с тем чтобы повысить привлекательность российской юрисдикции для ведения бизнеса и запустить таким образом механизм деофшоризации. «В этот центр мы намерены привлекать лучших иностранных арбитров для совершенствования российской судебной практики. Сейчас разрабатываются процедуры, как он будет работать», – говорит Юдаева.

Предполагается, что центр будет рассматривать крупные, сложные сделки, а также решения по финансовым вопросам и договорам со сложными условиями. Экспертное управление Кремля рассчитывает, что главным конкурентным преимуществом нового органа станет упрощенный порядок признания решений Международного коммерческого суда на территории государств-участников ТС. А создание международного арбитража повысит уровень и национальных арбитров, сформирует компетентную среду в стране, что укрепит уверенность бизнеса в безопасности ведения дел на ее территории.

Приватизация на благо родине

Развивать рынок капитала в Администрации президента предлагают посредством целого комплекса мер. «Запрещать ничего не надо, – отметила Юдаева, – надо разрешать и показывать пример. Например, размещать акции компаний в рамках приватизации на российском рынке, обеспечивая тем самым ему ликвидность, стимулировать долгосрочное страхование и добровольные пенсионные сбережения, улучшать инфраструктуру финансовых рынков». В других странах, по ее словам, приватизацию часто проводили через размещение акций на внутренних рынках, с тем чтобы развивать свой рынок.

Если государство берет обязательство использовать именно свои площадки для приватизации, оно становится сильнее заинтересовано в том, чтобы довести конкурентоспособность этих площадок до нужного уровня и следить за тем, чтобы те меры, которые нужно реализовать на бирже, центральном депозитарии, были реализованы», – поясняет Юдаева.

Доклад предлагает обязать агентов по реализации государственных активов продавать акции исключительно в форме локальных бумаг. При этом агенты должны будут активно привлекать иностранных инвесторов. На российском рынке также предлагается завершить проект создания Центрального депозитария и открытия торгов с отложенными расчетами («торги Т+2» с отменой передачи права голоса).

Полная деофшоризация к 2015 году

Целевые ориентиры для программы «Повышение привлекательности российской юрисдикции для ведения бизнеса» амбициозны и жестки: к 2015 году на российском рынке акций должны инвестироваться 50% пенсионных накоплений (в 2011 году менее 1%) и 15% средств резервных фондов, доля размещений российских компаний на внутреннем рынке должна вырасти с 6% до почти 100%, оборот по бумагам российских эмитентов внутри РФ должен вырасти с менее 50% от совокупного оборота российских инструментов до более 90%.

Ксения Юдаева считает, что данные ориентиры реалистичны, поскольку предпосылки для улучшения ситуации имеются уже сейчас. По ее мнению успехом будет пользоваться приватизация в форме IPO, которая увеличит ликвидность на рынке. «Спрос на российские активы, выставляемые на приватизацию, традиционно высок. У иностранных инвесторов есть опыт работы на российском рынке. А дополнительные меры по развитию инфраструктуры (запуск Центрального депозитария, повышение качества отчетности и прозрачности) привлекут дополнительных иностранных инвесторов, которые до сих пор предпочитали покупать депозитарные расписки на российские активы», – отмечает Юдаева. 

 

15 февраля, 2013 г.


Подпишись на IQ.HSE

Валютный порок. Почему банкам периодически не хватает долларов

Дефицит валютной ликвидности в банковской системе может возникнуть в силу двух обстоятельства. Это либо повышенный спрос на валюту, либо необходимость погашать крупные обязательства. Наиболее остро риск дефицита валютной ликвидности может проявиться при сочетании обоих факторов. Сейчас политика ЦБ направлена на девалютизацию банковских балансов, однако официальная статистика показывает, что сокращение валютных активов опережает сокращение валютных пассивов.

Привлечение более дешевых валютных пассивов для фондирования рублевых активов — это нормальная стратегия банков, однако такой тренд способствует увеличению риска нехватки валютной ликвидности. Другими словами, на рынке может возникнуть дефицит валюты. Вместе с тем в банковской сфере достаточно хорошо развиты инструменты предоставления денег по разным каналам, поэтому такие ситуации не носят системного характера, а касаются в основном отдельных участников.

Почему у банков нет валюты летом

Периоды нехватки валюты у банков бывает трудно предсказать. Сезонность на валютном рынке — понятие условное. С одной стороны, действительно существуют такие факторы, как, например, летнее снижение сальдо платежного баланса, которое происходит из-за сокращения экспорта энергоносителей, что приводит к ослаблению притока валюты на внутренний рынок.

Реклама на Forbes

Также может резко повыситься спрос на валюту накануне длинных выходных, что особенно четко прослеживается в периоды высокой волатильности.

С другой стороны, любая сезонность со временем может нивелироваться эффективностью финансового рынка. Если колебания валютного рынка легко прогнозировать — его участники будут стремиться к извлечению выгоды от курсовых изменений, что  сгладит воздействие сезонных скачков предложения той или иной валюты.

В то же время в спросе на валюту можно заметить цикличность, которая определяется внешними факторами. Например, с февраля 2017 года бюджетное правило обязывает Минфин покупать валюту ны рынке, когда стоимость нефти превышает $40 за баррель марки Urals. Такая ситуация ведет к усложнению расчетов по валютным обязательствам для банков, не обладающих запасом высоколиквидных активов.

Поскольку колебания цены на нефть включают в себя и компоненту цикличности, баланс валютной ликвидности также подвержен определенным циклам. Наблюдаемое в 2018 году существенное превышение стоимостью нефти уровня $40 за баррель определяет как масштабную скупку валюты Минфином, так и готовность органов финансового регулирования вернуть валютную ликвидность на рынок.

Без долларов

Для банков как избыток, так и дефицит валютной ликвидности — это источники повышенного риска, которые либо оказывают давление на капитал, либо требуют отвлечения денежных средств от текущей деятельности для поддержания «подушки безопасности». В этом свете планирование потребности в валюте проходит на постоянной основе, что позволяет снижать риск внезапной ее потери.

В результате влияние изменений спроса и предложения на валютном рынке остается ограниченным. С точки зрения пассивных операций это мало чем отличается от ситуации, когда банкам нужно выплачивать по рублевым обязательствам.

Список инструментов управления валютной ликвидностью весьма обширен. Банки, например, могут привлекать средства через валютный своп с ЦБ, использовать механизм РЕПО, привлекая средства через Национальный клиринговый центр (НКЦ) или других участников финансового рынка под залог ценных бумаг. Также есть возможность привлечь доллары на межбанковском рынке.

Однако несмотря на развитие инструментов привлечения валютной ликвидности, в ситуации, когда существует риск ее дефицита, банки будут стремиться ограничивать активные операции в валюте. Среди прочего, это сильно скажется на риске ликвидности нефинансовых организаций — ограничение банками валютного кредитования сократит их возможности как рефинансирования прежних обязательств, так и привлечения новых средств.

Подарок от Казначейства

В начале июля глава Федерального казначейства Роман Артюхин заявил о том, что осенью его ведомство приступит к осуществлению операций валютный своп на Московской бирже. Сейчас казначейство ограничено в выборе способов использования имеющейся в его распоряжении валютной ликвидности. Размещать ее на депозитах можно только в ограниченном числе банков, причем эти средства не распространяются активно по системе через межбанк —  это связано как с кризисом доверия кредитных организаций друг к другу, так и с регулятивными ограничениями.

Своп — это гибкий инструмент, позволяющий подстроить его использование под конкретные нужды участников финансового рынка. По существу, своп — это залоговый кредит, где обеспечением выступает другая валюта. Благодаря этому доступ к валютной ликвидности получит более широкий круг банков по сравнению с теми, которые имеют право привлекать бюджетные средства на свои депозиты. Отчасти такой инструмент составит конкуренцию сделкам РЕПО с центральным контрагентом, где в качестве обеспечения выступают ценные бумаги.

Кроме увеличения ликвидности, свопы могут помочь банкам в управлении открытой валютной позицией, так как это еще и инструмент по защите рисков. От свопов, которые планирует использовать казначейство, ждут относительно большего срока существования, что, в частности, даст банкам возможность размещать средства в валюте на более длительный срок, в случае появления спроса на такие средства.

На фоне девалютизации банковских операций в увеличении доступа банков к валютной ликвидности казначейства могут быть заинтересованы нефинансовые организации. Уверенность банков в наличии широкого спектра источников иностранной валюты позволит им с большей готовностью продолжать кредитование таких клиентов.

Утренний обзор. Рубль удерживает от просадки дефицит ликвидности — 23.09.2015 21:00

По итогам торгов 23 сентября индекс ММВБ снизился на1,42% до 1640,70, а RTS на 0,95% до 782,07. Природа любого Минфина описывается одной фразой — «денег нет». На сей раз, Министерство финансов, чтобы заполнить государственную казну, предложило изменение формулы начисления НДПИ. При этом изменение налогов может коснуться, прежде всего, нефтяников. Благодаря этому нехитрому желанию российский рынок который день живет в подавленном настроении. Накануне споры в правительстве привели к тому, что против желания Минфина выступили представители министерства экономического развития и энергетики. Даже президент отметил, что стоит обратить внимание на девальвационные доходы, но делать это необходимо аккуратно. Нефтяники указывают на газовиков, которые также получают преимущества от девальвации. Если предложение начислять НДПИ с использованием курса доллара 2014 года с коррекцией на инфляцию не примут, то у Министерства финансов есть еще много интересных идей, например, заморозка экспортных пошлин. В любом случае, до решения вопроса в какую-либо сторону рынок будет находиться в состоянии неопределенности, что традиционно трактуется в пользу продаж. Росстат сообщил, что у ЦБ пока нет возможности снижать ставку, т.к. инфляция с начала года уже достигла 10,3%. ГМК «Норникель» (-4,61%) заранее отыграл дивидендную отсечку, хотя без дивидендной составляющей бумаги будут торговаться только в четверг. В четверг также акционеры «Уралкалия» (-6,97%) уже не смогут воспользоваться правом на предъявление бумаг к выкупу. Лидером дня стали бумаги «Полюс Золото» (+13,9%), которые отреагировали на позитивную динамику желтого металла, но также нельзя исключать инсайдерских покупок. В остальном, некоторое укрепление рубля в течение дня поддерживало бумаги компаний внутреннего рынка: ЛСР (+2,38%), «Интер РАО» (+1,48%), «Фармстандарт» (+0,96%), «Дикси» (+0,33%). «Голубые фишки» преимущественно торговались хуже рынка из-за рисков, связанных с возможным изменением формулы НДПИ: «Газпром» упал на 1,54%, «Роснефть» на 3,19%, «ЛУКОЙЛ» на 1,03%, Северсталь» на 1,78%, Сбербанк на 0,87%. При всем внешнем негативе рубль удерживается от более сильной просадки дефицитом ликвидности в связи с налоговыми платежами, что сохранится вплоть до пятницы.

После того, как ФРС позволила засомневаться в устойчивости экономики, рынки преимущественно снижаются. При этом корпоративных новостей немного и самой яркой остается судьба немецкого автомобилестроителя Volkswagen.  Впрочем, как подчеркивают многие специалисты из автомобильной индустрии, никто не может гарантировать отсутствие подобных экологических проблем у других компаний: Ford упал на 1,8%, GM на 1,7%. Впрочем, худшие потери были в секторе добывающих компаний: сектор базовых материалов просел на 2,7%, Freeport Mcmoran на 5,67%, Alcoa на 3,11%. Очередной провал котировок WTI привел и к падению нефтяных бумаг: сектор ослаб на 1,92%, Transocean на 5,73%, Chevron на 1,41%, Exxon Mobil на 0,62%. На этом фоне гораздо сильней смотрелись бумаги новой экономики: Facebook (+1,09%), PayPal (+2,43%), Apple (+0,81%). В итоге DJIA снизился на 0,31% до 16279,89, S&P 500 на 0,2% до 1938,76.

Верховный прокурор Китая призвал к ускорению работы по выявлению и наказанию виновных в манипуляциях на фондовом рынке. Под расследование уже попали около десяти человек из крупнейшего брокера Citic Securities и государственного органа по регулированию финансового рынка. Обвинения вполне стандартные: использование инсайдерской информации или государственной программы поддержки рынка в целях личного обогащения. Тайский бат обвалился до шестилетнего минимума. MSCI Developing Markets упал уже на 18% в текущем году до P/e чуть выше 10. Индийский рынок находился под давлением и рискует завершить неделю в минусе, хотя предыдущие две завершал в плюсе на ожиданиях смягчения политики Резервного банка. После трех дополнительных выходных японский рынок был вынужден догонять остальные рынки в пессимизме. Кстати, может показаться неожиданным, но одним из худших секторов в Японии был сектор автомобилестроителей. В остальном, экономисты заговорили о снижении прогнозов властей Китая по росту экономики в 2016 году до 6,5%-7%. Nikkei 225 завершил день падением на 2,569% до 17605,95. К 9:25 (мск) китайский CSI 300 укрепился на 0,457% до 3277,928.

Провал нефти накануне приписывают снижению загрузки американских НПЗ. При этом ситуация с запасами говорила об обратном. По данным Минэнерго США, на неделе, завершившейся 18 сентября, коммерческие запасы нефти снизились на 1,9 млн барр. до 454,0 млн барр. Запасы бензина выросли на 1,4 млн барр., а дистиллятов упали на 2,1 млн барр. Стоит отметить, что снижение запасов нефти произошло при почти неизменном показателе импорта (7,2 млн барр. в сутки). Средний показатель спроса за четыре недели: 19,7 млн барр. нефти в сутки (+1,6% за год), 9,2 млн барр. бензина в сутки (+3,0% за год), а также 3,8 млн барр. дистиллятов в сутки (+1,3% за год). Впрочем, более интересные события происходят на рынке металлов платиновой группы. Накануне палладий резко подскочил на фоне скандала с VW. Идеей спекулянтов стало то, что дизельные двигатели потеряют свою привлекательность, что приведет к спаду потребления платины и потере ее доминирования над палладием, который больше используется в качестве катализатора в бензиновых двигателях. Впрочем, наша идея состоит в том, что возможную просадку котировок платины стоит использовать для покупок, так как компании могут увеличить потребление платины, чтобы улучшить производительность систем очистки дизельных двигателей. Для производства около 100 тыс. дизельных двигателей сегодня используют около 17 тыс. унций платины или около 5 граммов на автомобиль. Вполне вероятно, что требования будут ужесточаться по всему миру и металлы платиновой группы продолжат пользоваться спросом, тем более, что текущая цена платины ниже себестоимости у большинства производителей. В стороне от больших страстей резервы SPDR Gold Trust, которые выросли еще на 0,6 тонн до 676,40 тонн. Вероятно, у мировых ЦБ не остается иных возможностей, кроме сетования на слишком крепкие валюты, как это накануне отметил глава ЕЦБ Марио Драги. К 9:35 (мск) Brent подорожал на 0,52% до$48, WTI на 0,67% до$44,78, золото на 0,28% до$1134,7, медь на 0,43% до $5082,77.

Фьючерс на индекс доллара снижался на 0,25% до 96,16. AUD и CAD торговались с незначительными изменениями, а NZD укреплялся на 0,35% против валюты США. Однако наиболее сильные движения происходили в основных парах. К 9:35 (мск) пара EUR/USD прибавила 0,21% до $1,121, USD/JPY потеряла 0,2% до 119,99.

Сегодня в 9:45 (мск) вышли данные по деловому климату во Франции, в 11:00 (мск) — опубликуют решение ЦБ Норвегии по ставке, а также индексы ожиданий, текущих условий и делового климата IFO Германии, в 15:30 (мск) — заказы на товары длительного пользования в США и первичные обращения за пособием по безработице, в 17:00 (мск) — продажи нового жилья в США. Предстоящий день может оказаться более спокойным, чем предыдущие. Российский рынок уже заложил в котировки возможные потери от изменения формулы НДПИ. При этом в оппозицию к Минфину выстроились и МЭР, и Минэнерго. Вполне вероятно, что день российский рынок начнет с некоторой консолидации или даже роста. Рубль продолжит получать поддержку налогового периода. Фьючерс на S&P 500 потерял 0,2%.

Андрей Кочетков, аналитик «Открытие Брокер»

дефицит ликвидности — это… Что такое дефицит ликвидности?

дефицит ликвидности
1) Finances: shortage of liquidity , liquidity shortage , liquidity gap

2) EBRD: liquidity squeeze

Универсальный русско-английский словарь. Академик.ру. 2011.

  • дефицит лактазы Лаппа
  • дефицит липидов в организме

Смотреть что такое «дефицит ликвидности» в других словарях:

  • Кризис ликвидности — (Liquidity crisis) Кризис ликвидности это невозможность быстро продать Невыполнимость своевременной оплаты обязательств и нереальность быстрой продажи Содержание >>>>>>>> Кризис ликвидности (Liquidity crisis) это, определение это неспособность… …   Энциклопедия инвестора

  • Кризис — (Krisis) Содержание Содержание Финансовый кризис История Мировая история 1929 1933 годы время Великой депрессии Черный понедельник 1987 года. В 1994 1995 годах произошел Мексиканский кризис В 1997 году Азиатский кризис В 1998 году Российский… …   Энциклопедия инвестора

  • Ипотечный кризис — (Mortgage Crisis) Определение ипотечного кризиса, причины кризиса в США Информация об определении ипотечного кризиса, причины кризиса в США Содержание Содержание Определение в (2007) Убытки Оценки Причины в США Хроника ипотечного кризиса США и… …   Энциклопедия инвестора

  • «Черный ход» — BACK DOOR Один из методов, при помощи которого Банк Англии насыщает денежный рынок ликвидными средствами. Банк скупает выпущенные ранее векселя по текущей рыночной цене, что дает возможность привлечь средства для финансовой поддержки учетных… …   Словарь-справочник по экономике

  • «Парадный вход» — FRONT DOOR Один из методов кредитования Банком Англии учетных домов в случае, если они испытывают временный дефицит ликвидности. Выступая в качестве кредитора последней инстанции, Банк Англии взимает штрафные учетные ставки по векселям (см. Bill… …   Словарь-справочник по экономике

  • Кредитор последней инстанции — LENDER OF LAST RESORT Центральный банк страны, который берет на себя роль «банка банков». ЦБ осуществляет кредитование коммерческих банков и учетных домов, если они испытывают дефицит ликвидности в периоды финансовых кризисов. Таким образом, ЦБ… …   Словарь-справочник по экономике

  • Вклады в белорусских банках — Условия открытия вкладов для россиян в Беларуси ничем не отличаются от условий для белорусов. Россияне беспрепятственно могут открыть депозитный счет в любом белорусском банке в одной из четырех валют: белорусских рублях, российских рублях,… …   Банковская энциклопедия

  • Фондирование — (Funding) Фондирование это процесс финансирования активных операций банка Ставка и коэффициент фондирования при расчетах матрицы, целевое фондирование и его источники Содержание >>>>>>>>> …   Энциклопедия инвестора

  • Золотовалютные резервы — (International reserves) Золотовалютные резервы это запасы золота и валюты в центральном банке государства Что представляют собой золотовалютные резервы, каким образом они формируются, структура, порядок накопления и расходования золотовалютных… …   Энциклопедия инвестора

  • Денежная масса — (Money supply) Денежная масса это наличные средства, находящиеся в обращении, и безналичные средства, находящиеся на счетах в банках Понятие денежной массы: агрегаты денежной массы М0, М1, М2, М3, М4, ее ликвидность, наличные и безналичные… …   Энциклопедия инвестора

  • Евро — (Euro) Евро это единая европейская валюта Евро: описание монет и банкнот, история создания и развития, место в мировой экономике Содержание >>>>>>>>>> …   Энциклопедия инвестора

Дефицит ликвидности на рынках Азии: причины и прогноз

Страны Азии особенно остро ощущают последствия снижения объема ликвидных средств в мировой экономике, наблюдавшегося в течение 2018 года. Аналитики Coface отмечают, однако, что в проигрыше останутся не все азиатские рынки. Некоторые из них пользуются преимуществами стабильной экономической базы и благоприятной денежно-кредитной политики государства, и поэтому имеют значительный запас прочности, который позволяет нивелировать ущерб от оттока средств. При этом стоит подчеркнуть, что ключевую роль в способности каждой конкретной страны противостоять негативным последствиям снижения уровня ликвидности играет все же состояние ее внешнеторгового баланса.

Ужесточение денежно-кредитной политики по всему миру снижает объем ликвидных средств на рынках Азии

Центральные банки по всему миру возобновляют нормализацию денежно-кредитной политики, в связи с чем возникают риски снижения объема ликвидных средств в экономике. Чтобы ограничить негативные эффекты этой тенденции, азиатские ЦБ вынуждены следовать курсу на ужесточение политики, взятому США, несмотря на то, что США и Азия находятся на совершенно разных этапах своих внутренних экономических циклов.

В течение большей части 2018 года валюты развивающихся стран теряли стоимость. В результате правительствам Филиппин, Индонезии и Индии пришлось напрямую вмешаться в регулирование валютного рынка, чтобы сгладить колебания обменных курсов. Индонезия и Пакистан предприняли меры по ограничению импорта, чтобы замедлить рост дефицита внешнеторгового баланса, вызванного ослаблением национальных валют. Все это напоминает прошлые кризисы в регионе, связанные с оттоком средств с национальных рынков – например, финансовый кризис 1997 года и панику на финансовых рынках в 2013 году, вызванную анонсированным ФРС постепенным сворачиванием программы количественного смягчения.

Инвесторы переоценивают риски, с которыми сталкивается регион

Благодаря целому ряду факторов азиатские рынки находятся в относительно устойчивом положении и могут противостоять негативным тенденциям, связанным с оттоком ликвидного капитала. В числе таких факторов можно отметить, например, плавающие обменные курсы, профицит внешнеторгового баланса, рост объемов прямых иностранных инвестиций и денежных переводов экспатриантов. Запасы иностранной валюты также выросли и держатся в большинстве стран на достаточном уровне. При этом, однако, благоприятный внешнеторговый баланс на ряде азиатских рынков нельзя назвать устойчивым, и использование валютных резервов может только на время смягчить проблему, но не решить ее. Эксперты Coface считают, что в наступившем году торговый дисбаланс будет ощутимо замедлять рост экономики региона.

Также аналитики отмечают, что не все развивающиеся азиатские рынки реагируют на снижение объема ликвидных средств одинаково. Степень уязвимости зависит в данном контексте от запаса прочности каждого отдельно взятого национального рынка. Так, в некоторых случаях инвесторы, вероятно, переоценивают величину риска, связанного с оттоком средств. Благодаря стабильной экономической базе, дальновидной денежно-кредитной политике и значительным резервам иностранной валюты ряд азиатских рынков вполне способен пережить снижение уровня ликвидности в экономике без значительных потерь – по крайней мере в ближайшей перспективе.

Другие же страны, однако, ощутят негативные последствия снижения объема ликвидности на внутреннем рынке острее, чем другие. В результате эскалации торговой войны между США и Китаем инвесторы остро реагируют на любые непредвиденные события, даже малозначительные. Именно этим можно объяснить, например, отток средств с некоторых рынков, в целом находящихся во вполне благоприятной позиции. Рост цен на нефть в 2018 также не способствовал укреплению рынков региона, и нельзя исключать, что цены останутся на относительно высоком уровне и в 2019 году – так, эксперты Coface прогнозируют, что средняя цена барреля Brent составит в 2019 году 75 долларов.

Динамику оттока ликвидного капитала с национальных рынков будет определять денежно-кредитная политика США и темпы ее ужесточения. Базовый сценарий Coface предполагает замедление роста процентной ставки ФРС США (прогноз – два повышения в 2019 против четырех в 2018), так как инфляция уже упала ниже заявленной ФРС цели в 2%.

 

Скачать публикацию

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Управление кризисом ликвидности

В эти трудные времена мы сделали ряд наших статей о коронавирусе бесплатными для всех читателей. Чтобы получать весь контент HBR по электронной почте, подпишитесь на рассылку Daily Alert.

Пандемия коронавируса заставила корпоративный сектор бороться за наличные. До сих пор относительно устойчивая финансовая система могла предоставлять краткосрочное финансирование, в основном за счет возобновляемых банковских кредитных линий, доступных для большинства фирм.По данным JPMorgan, по состоянию на конец марта около 208 миллиардов долларов (77% средств, доступных в кредитных линиях) были заимствованы крупными компаниями посредством револьверной просадки, из которых около половины приходилось на займы от фирм ниже инвестиционного уровня.

Но хватит ли возобновляемых линий для преодоления кризиса? Револьверы используются для преодоления временной нехватки денежных средств — и как только предел линии достигнут, деньги больше не доступны, если кредиторы не согласны. Если вы не можете финансировать текущие обязательства из поступающих денег, вам придется искать другую форму финансирования или подавать заявление о банкротстве. Итак, как сейчас находятся заемщики?

Корпоративные балансовые отчеты уже имеют высокую долю заемных средств

Поскольку экономические последствия пандемии, вероятно, продлятся до четвертого квартала этого года, весьма вероятно, что компаниям придется искать дополнительную ликвидность не только в своих банковских кредитных линиях. К сожалению, глобальный корпоративный сектор погрузился в пандемию с беспрецедентным уровнем финансового рычага, в основном потому, что среда с низкими процентными ставками после финансового кризиса 2008 года облегчила компаниям получение займов.По данным рейтингового агентства S&P, к концу 2018 года глобальный долг нефинансовых корпораций составил 71 триллион долларов. Это на 15% больше, чем в 2008 году, и составляет 93% мирового ВВП. Из этой суммы, по нашим оценкам, почти 6 триллионов долларов находятся на балансах компаний с высокой долей заемных средств.

Дополнительная литература

Рискованность этого долга на сумму 6 триллионов долларов увеличилась со времени последнего спада. Десятилетие устойчивых долговых рынков сопровождалось более мягкими условиями управления кредиторами и более слабыми ковенантами.Заемщики смогли искусственно завышать свои доходы для проверки ссуд с помощью либеральных «надбавок к EBITDA». В результате многие более слабые фирмы с высокой долей заемных средств смогли заимствовать больше без реструктуризации своих балансов, чем они были бы в противном случае. За последние несколько лет эти факторы стали тревожным сигналом для экономистов, мировых лидеров и регулирующих органов. В декабре, до того как вирус превратился в серьезную экономическую угрозу, Совет по финансовой стабильности (СФС) выпустил предупреждение об уязвимости кредитных рынков с использованием заемных средств перед внезапными экономическими потрясениями.

Обычно, когда у компаний заканчиваются наличные деньги и им требуется ссуда, они сначала обращаются к своим текущим кредиторам, которые, обладая привилегированным доступом к информации о компании, лучше всего подходят для быстрого принятия решения. Однако в нынешних условиях компаниям, использующим заемные средства, будет сложно получить финансирование от своих существующих кредиторов по ряду причин.

Структурные ограничения для кредиторов

Начнем с финансовых проблем, с которыми сталкиваются более крупные компании.Кредиты с использованием заемных средств этим компаниям финансируются в основном небанковскими институциональными инвесторами, при этом большая часть денежных средств привлекается эмитентами обеспеченных кредитных обязательств (ССН). Подобно ОКУ, которые были такой особенностью финансового кризиса 2008 года, они представляют собой структурированные кредитные механизмы, которые привлекают заемные средства для инвестирования в определенный класс активов, которые служат обеспечением для выпущенного долга.

Как следует из названия, ССН используют средства, полученные от выпуска нескольких траншей заемных средств и капитала, для приобретения диверсифицированного портфеля ссуд с «заемными средствами» (ссуд компаниям с относительно высокой долей заемных средств и, следовательно, предлагают более высокие процентные ставки, чтобы отразить добавленную стоимость). риск).По данным S&P (S&P Global Market Intelligence, Ежеквартальный обзор кредитования с кредитным плечом LCD: 4 квартал 2019 г.) в период с 2015 по 2019 гг. 58,4% первичных кредитов с кредитным плечом в США финансировались ССН (и 18,7% паевых инвестиционных фондов, специализирующихся на инвестировании в крупные фонды). -доходные ссуды).

Несмотря на то, что структуры CLO развивались с годами, по своей сути, все они предназначены для защиты инвесторов на высшем уровне иерархии их капитала: глобальные пенсионные фонды и страховые компании, которые склонны покупать выпуск обеспеченных облигаций с рейтингом AAA ССН.Все соглашения CLO содержат ряд защитных условий, которые ограничивают ссуды компаниям, выданные управляющим портфелем CLO. Чистый эффект этих положений состоит в том, чтобы создать сильные препятствия для менеджеров CLO держать или инвестировать в активы, которые с большей вероятностью дефолт — на что указывают рейтинги CCC + или ниже.

Обычно ССН ограничивается инвестированием только 7,5% всего портфеля в кредиты CCC. Если рейтинг существующих холдингов понижается, и они помещаются в категорию CCC, то менеджер ССН по сути обязан направлять будущие кредиты в пользу заемщиков более высокого уровня.Более того, избыточные авуары CCC выставляются на рынок, чтобы проверить, что стоимость обеспечения CLO (предоставленных кредитов) превышает стоимость долга, выпущенного CLO, с определенной маржей. Таким образом, падение цен на ссуды с более низким рейтингом, которое неизбежно в текущем кризисе, потребует от ССН смещать будущее кредитование в сторону более безопасных заемщиков, чтобы поддерживать уровни обеспечения, предусмотренные для долга, выпущенного ССН.

менеджеров CLO вступили в пандемический кризис с портфелями, завышенными ссудами, рейтинг которых, скорее всего, будет понижен до нежелательной категории CCC.Хотя ссуды с одним рейтингом B составляют 56% рынка ссуд с заемными средствами США, они составляют 70% синдицированных портфелей CLO. Однократные минус-кредиты составляют примерно 29% этих кредитов (S&P Global Market Intelligence, Ежеквартальный обзор кредитования с использованием заемных средств LCD: 4 квартал 2019 г. ). Уже на сегодняшний день, в результате понижения рейтинга, активы CCC выросли в среднем до 9% по сделкам CLO, в результате чего многие CLO нарушили порог в 7,5% (Creditflux, 04.06.2020, «S&P ставит 48 тройных C-тяжелых ССН под наблюдением отрицательных результатов »).Более того, по состоянию на 31 марта средняя ставка по кредитам в США составляла 83 цента на доллар, а 63% рынка было предложено ниже 90 центов (S&P Global Market Intelligence, SP-LSTA LLI Liquid Composites).

Это кризис, который скрывается за углом. Учитывая ковенантные ограничения и текущие рыночные условия, совершенно очевидно, что ССН не смогут или, по крайней мере, не захотят предоставлять какой-либо дополнительный капитал заемщикам с наиболее высокой долей заемных средств. Стоит отметить, что в двух недавних реструктуризациях долга — Deluxe Entertainment и Acosta — ССН отказались от пропорционального участия.

Малые и средние предприятия (МСП) не защищены от проблемы левериджа, но они менее заметны из-за частного характера большей части этого рынка. ССН не являются крупным игроком в этом сегменте, но за последнее десятилетие стремление к увеличению доходности привлекло других поставщиков рискованного заемного капитала на баланс МСП. К концу 2019 года компании по развитию бизнеса (BDC) — публично котируемые инвестиционные фонды, специализирующиеся на кредитовании МСП — держали около 110 миллиардов долларов в долгах МСП (S&P Global Market Intelligence, U.С. Исследование среднего рынка). Еще большая сумма — 600 миллиардов долларов по некоторым неофициальным оценкам — принадлежит широкому кругу частных инвестиционных фондов.

Несмотря на то, что получить данные о балансах МСП сложно, мы ожидаем, что часть этих компаний будет иметь достаточно высокую долю заемных средств, учитывая окружающую среду и доступность кредита. Также неясно, есть ли у существующих кредиторов средства и гибкость для вливания дополнительного капитала. Учитывая неизбежное снижение стоимости существующих кредитов для МСП после пандемии, по крайней мере, некоторые из этих инвестиционных фондов столкнутся с определенным давлением. В любом случае у многих МСП будет мало доступного обеспечения, чтобы предложить кредиторам, и они столкнутся с более неопределенными коммерческими фьючерсами, чем их более крупные конкуренты, которые извлекают выгоду из относительно больших и стабильных рыночных долей и могут получить доступ к более эффективным рынкам капитала.

Где это нас оставит?

Учитывая, что их банковские кредитные линии уже заполнены, эффективное закрытие основных источников ликвидности для компаний с более низким рейтингом оставляет только один вероятный источник частного сектора для этих компаний: частные инвесторы, особенно проблемные долговые фонды, частный капитал, частный капитал. долговые фонды и хедж-фонды.У этих инвесторов достаточно денег — около 1 триллиона долларов наличными, ожидающих своего инвестирования. Но в текущих обстоятельствах, когда долг многих компаний с высокой долей заемных средств торгуется значительно ниже номинала, инвестиции этих игроков, вероятно, повлекут за собой реструктуризацию капитала в той или иной форме. Это может быть сложный процесс, требующий тщательной проверки и переговоров между многими сторонами. В результате инвесторы могут оказаться не в состоянии предоставить ликвидность достаточно быстро, чтобы удовлетворить потребности многих заемщиков в срок.

Суть в том, что без значимого государственного вмешательства очень большое количество компаний с высокой долей заемных средств почти наверняка будут вынуждены обанкротиться в результате свободного падения как прямой результат пандемии, даже при том, что в финансовой системе имеется много наличных денег. может их перевернуть. Но ясно, что любые такие вмешательства должны быть структурированы таким образом, чтобы направлять этот 1 триллион долларов туда, где они необходимы, а не просто заменять их. Давайте посмотрим, что правительство кладет на стол.

27 марта президент Трамп подписал Закон о CARES, законопроект, который включает, среди прочего, до 849 миллиардов долларов для выплаты займов и помощи малому и крупному бизнесу. Этот начальный капитал из казначейства будет дополнительно увеличен за счет взносов Федеральной резервной системы. Хотя некоторые детали программы еще не уточнены, мы обеспокоены тем, что их преимущества для компаний с кредитным плечом могут оказаться недостаточными по нескольким направлениям.

Прежде всего, Федеральная резервная система еще не определила требования к залоговому обеспечению для кредитов крупному и среднему бизнесу.Если он требует — как это обычно делалось в прошлом — чтобы эти ссуды были полностью обеспечены залогом, этот закон не поможет тем компаниям с высокой долей заемных средств, которые не имеют необеспеченного залога, за очень немногими исключениями.

Более того, Закон CARES также исключает из пакета, относящегося к малому бизнесу, малые компании, которые поддерживаются частными инвестиционными компаниями. В результате этот закон мало что делает для защиты многих компаний и рабочих мест, которые, возможно, наиболее подвержены риску экономического шока, вызванного пандемией коронавируса, и наказывает очень хорошие небольшие компании, которые случайно принадлежат инвесторам частного капитала.

Что должно сделать правительство, чтобы исправить или уточнить программу? Эти три поправки следует срочно рассмотреть:

  • Удалить аффилированное исключение малых компаний, поддерживаемых частным капиталом, из положений закона о помощи малому бизнесу. Эти компании являются такой же частью экономики США, нанимают людей и обеспечивают экономический рост, как и любые другие небольшие компании. Чтобы эта помощь не соответствовала финансовой помощи поддерживающим их частным инвестиционным компаниям, которые в первую очередь решили использовать компании, освобождение может потребовать, чтобы ссуды, предоставленные в рамках программы, сопоставлялись с таким же количеством свежих кредитов. Собственный капитал предоставляется собственниками.Чтобы еще больше ограничить злоупотребление помощью, может потребоваться погашение ссуд, а не прощение, как в случае других ссуд, предоставленных SBA. Невыполнение платежа может привести к принудительной конвертации в большую часть капитала компании.
  • Ослабить требования ФРС к обеспечению. Для крупных и средних компаний мы предлагаем, чтобы ФРС была уполномочена предоставлять ссуды на основе младшего залога, чтобы лучше преодолевать юридические барьеры, связанные с правами существующих обеспеченных кредиторов.Поскольку ФРС не в состоянии проводить оценку кредитоспособности корпоративных заемщиков, особенно в более рискованных позициях, мы предлагаем, чтобы такие средства распределялись только на согласованной основе или путем предоставления частичной гарантии банкам и другим частным кредиторам. Привлечение частных кредиторов, обладающих опытом определения того, страдает ли компания только от краткосрочных потребностей в ликвидности или есть ли также проблемы с долгосрочной платежеспособностью, является ключом к эффективному распределению капитала. Долговые обязательства должны оцениваться по рыночным ставкам и, возможно, иметь значительные варранты на акции или права конвертации, чтобы акционеры разделяли убытки и компенсировали налогоплательщикам (и соответствующим инвесторам) понесенный риск.
  • Разрешить ФРС кредитовать банкротные компании. Правительство не склонно кредитовать компании, находящиеся в процессе банкротства. Также не следует ожидать, что налогоплательщик ссудит обанкротившийся бизнес. Тем не менее, компании часто вступают в процедуру банкротства согласно главе 11 как часть стандартной, заранее запланированной реструктуризации капитала, из которой они могут выйти всего за месяц. Любые займы, предоставленные компании, пока они указаны в главе 11, могут быть структурированы как сверхприоритетный долг, имеющий приоритет над всеми другими обязательствами компании.Поэтому в качестве альтернативы субординированному кредитованию мы предлагаем разрешить ФРС на согласованной основе с другими инвесторами кредитовать компании, находящиеся на грани банкротства, в рамках планомерной реструктуризации капитала. Чтобы это стало возможным источником финансирования ликвидности, закон должен позволить упростить процесс банкротства, чтобы разрешить более «заранее подготовленные» процедуры банкротства, которые можно было бы начать и быстро подтвердить.

Можно утверждать, что рекомендуемые нами изменения могут создать опасный прецедент и создать риск возникновения морального риска, если компании и институциональные инвесторы придут к убеждению, что правительство всегда будет платить по счетам, когда что-то пойдет не так.Это важный момент, но сосредотачиваться исключительно на нем опасно. Пандемия — это быстрое и серьезное внешнее потрясение, которое одинаково влияет почти на всех игроков. Рынки долга сложны и сильно сегментированы; полагаться только на частные рынки в краткосрочной перспективе только приведет к прекращению деятельности большего числа компаний и увольнению людей. Однако меры, которые мы здесь пропагандируем, будут задействовать ресурсы и навыки, имеющиеся на финансовых рынках, ускоряя то, что можно было бы назвать общенациональными процедурами Главы 11, от которых экономика будет меньше пострадать, поскольку шок утихнет и рынки вернутся к нормальному состоянию. .

Если наш контент помогает вам бороться с коронавирусом и другими проблемами, рассмотрите возможность подписки на HBR. Покупка подписки — лучший способ поддержать создание этих ресурсов.

Что такое кризис ликвидности и при чем тут короткие продавцы? [Обновление 2021 года] — Этот парень с Уолл-стрит

Получите этот совет в виде подкаста.

Я нахожу, что часто люди, употребляющие термин «кризис ликвидности», не совсем понимают, о чем они говорят.

Итак, чтобы по-настоящему понять кризис ликвидности, нам нужно сначала взглянуть на то, что на самом деле означает ликвидность.

Что такое ликвидность?

Ликвидность описывает легкость и скорость, с которой актив или ценная бумага могут быть куплены или проданы на рынке . Этот рынок обычно является фондовым и включает рынок облигаций для государственных и корпоративных долгов.

Легкость, с которой вы можете входить и выходить (покупать и продавать) свой актив, не влияя на его цену, — это ликвидность.

Вот простой пример.

Допустим, вы идете на местный рынок и хотите купить яблоко или апельсин. Накануне у них был приток яблок и апельсинов; их много. И скажите, что это уик-энд гранд-финала, чтобы на рынке больше никого не было.

В этом случае ликвидность чрезвычайно высока. Рынок тонкий, что означает, что больше никто не торгует (они находятся в финале), и есть много предложения (много яблок).

Это здорово; это высокая ликвидность.

Активно торгуемые акции, такие как BHP или любой из австралийских банков, которые активно торгуются на фондовом рынке, находятся в таком же положении.

Доступно множество таких запасов; много на продажу и много для покупки людьми. Так обстоит дело на хорошо диверсифицированном рынке с множеством разнообразных участников.

Другими словами, в любой день я могу пойти и купить и продать эти акции.

Какие примеры неликвидных акций?

Ликвидность означает легкость покупки и продажи.Вы можете войти, получить, выйти, вернуться и так далее. Это просто.

Неликвидность означает, что нет такой легкости передвижения. Это как патока.

Отличным примером неликвидных акций могут быть мелкие акции, акции хедж-фондов или частных компаний.

Удачи вам выбраться из этого, если случится кризис. Я вообще говорю, как правило, держитесь подальше от подобных сделок. Конечно, есть хорошие возможности, но вы попадаете в неликвидные области, и по большей части это неразумный шаг.

Что такое кризис ликвидности?

Для экономики в целом кризис ликвидности означает, что два основных источника ликвидности, денежные средства от банков или коммерческие бумаги на межбанковском рынке, были сильно сокращены и перестали работать.

В условиях кризиса ликвидности банки прекращают выдачу кредитов; это называется замораживанием. А поскольку многие компании полагаются на эти ссуды для погашения краткосрочных обязательств, это может вызвать серьезные проблемы с отсрочкой платежа.

Во время кризиса даже ликвидные акции или активы перестают быть ликвидными.

Поскольку клиенты внезапно обеспокоены способностью банка выполнять свои долгосрочные обязательства, они начинают одновременно снимать свои депозиты — это называется «бегством из банка».

При чрезмерном набеге на банки у банков может не хватить резервов для покрытия всех изъятий, что, как вы можете себе представить, вызывает огромные проблемы.

Это кризис ликвидности.

Вспомните об утечке туалетной бумаги во время кризиса COVID. Нужна ли людям туалетная бумага для защиты от COVID? Нет, конечно нет.Людей двигал страх, что все остальные «забирают» дефицитный ресурс туалетной бумаги, поэтому они также покупали больше и усугубляли проблему.

Чтобы дела продолжались, вам нужны хорошие, стабильные покупки и продажи.

Давайте снова посмотрим на пример супермаркета.

Представьте, что на этот раз вы идете купить апельсинов, а там их немного. Или, возможно, он был там, но вам не разрешили их купить. А может, вы решили не покупать их, потому что слышали, что все фрукты гнилые. Это тоже вызовет кризис.

Это то, что произошло в GFC.

Поскольку банки не доверяли друг другу, люди спрашивали: «А этот банк будет здесь завтра?» Они перестали торговать друг с другом, что ухудшило всю ситуацию в 10 раз.

Утром, когда рухнул Lehmann, произошла очень известная сделка. В то же утро в лондонскую казну Lehmann была внесена выплата в размере 270 миллионов долларов, которая впоследствии испарилась.Никто не хотел повторять эту ошибку снова, поэтому они прекратили торговать.

Доверие к рынку — большая часть экономики. Эта уверенность должна быть отражена через ликвидность.

Высоколиквидный рынок — это уверенный рынок , но он может развернуться. А во время GFC получилось мгновенно.

Но некоторые люди зарабатывают много денег во время кризиса ликвидности. Эти люди продают в шорт.

Что такое короткие продажи?

Тот, кто продает короткие ставки на снижение стоимости акции. В странах с хорошей экономикой и хорошо функционирующими рынками это юридически возможно.

Допустим, вам не понравились австралийские банки, и вы уверены, что их стоимость упадет. Что ж, вам не нужно просто сидеть в стороне. Вы можете активно участвовать в этом и зарабатывать на этом деньги.

Люди делают это, одалживая рассматриваемые акции у кого-то, кто думает, что акции вырастут, или, может быть, у стоимостного инвестора, который хочет держать их в долгосрочном плане. Короткие продавцы выходят на рынок, занимают эти акции, а затем продают их.Затем продавец ждет, пока акции упадут, выкупает их по более низкой цене и возвращает акции заемщику.

Когда цены падают, они получают прибыль от дефицита.

Недавний пример коротких продаж — сага GameStop, когда хедж-фонды сократили акции GameStop. Однако в этом случае хедж-фонды потеряли деньги, когда другие трейдеры подняли цены на акции.

Короткие продавцы могут заработать много денег во время кризиса. Во время GFC они оказали огромное влияние на панические продажи.

Итак, они, по сути, продают акцию по более высокой цене, заменяют (покупают) ее по более низкой цене и меняют ситуацию.

Быть коротким продавцом означает, что вы берете в долг акцию, которую затем занимаетесь короткой продажей. Когда вы покупаете акцию, это называется открытием длинной позиции — вы хотите, чтобы цена росла.

Почему некоторые люди считают короткие продажи развращением рынка?

На мой взгляд, короткие продажи — ценная часть рынка. Люди должны иметь негативное отношение к компании.

Но короткие продажи — это довольно рискованное предложение. Максимум, который вы можете получить от короткой продажи, — это если она упадет до нуля. Это буквально все, что вы можете сделать. Но наибольшее количество , которое вы можете потерять, — это бесконечность .

Он может доходить до 200, 300 долларов… он может расти и расти. В этом случае у вас будут большие проблемы. Это то, что случилось с хедж-фондами, которые продавали GameStop в шорт. По данным Vox и S3 Partners, короткие продажи GameStop потеряли почти 13 миллиардов долларов.

Когда это происходит, это называется коротким сжатием.

Итак, шортселлеры находятся в рискованной позиции. Они не составляют большую часть рынка, но они есть и оказывают влияние. Важно, чтобы они были там, и чтобы мы позволили им сыграть свою роль.

Дело в том, что политики время от времени пытаются вмешаться, и, поскольку они не понимают механики рынка, они путаются.

Из-за кризиса никто (в том числе политики) не хочет, чтобы их портфель падал.Так что часто случается, что они говорят: «Мы вообще прекратим продавать».

Но останавливать продажу глупо.

Почему?

Потому что единственный способ купить — кому-то продать .

Вы не можете перестать продавать. Если вы перестанете продавать, вы перестанете покупать.

Это все равно что пойти в магазин и сказать: «Мне очень нравятся эти джинсы, и мне разрешено их покупать». Человек, продающий вам его, говорит: извините, я не могу вам его продать, политики сказали мне не продавать.Таким образом, вы буквально не можете купить товар. Покупателя можно приобрести только при наличии продавца.

Продажа и короткие продажи — очень важные части рынка. Но продавать нельзя. Если вы перестанете продавать, вы перестанете покупать.

COVID-19 и кризис ликвидности небанковских организаций: уроки на будущее

Выступление Изабель Шнабель, члена Исполнительного совета ЕЦБ, Конференция по финансовой стабильности на тему «Стресс, распространение и распространение», организованная Федеральным резервным банком Кливленда и Управлением финансовых исследований

Франкфурт-на-Майне, 19 ноября 2020 года

Реформы, последовавшие за мировым финансовым кризисом 2008 года, сделали нашу финансовую систему более безопасной и устойчивой.Более жесткое регулирование и более высокие коэффициенты капитала были ключевыми факторами, позволяющими банкам действовать как амортизаторы, а не усилители шока во время пандемии коронавируса (COVID-19).

В то же время кризис стал ярким напоминанием о том, что в финансовом секторе по-прежнему существуют значительные уязвимости. В частности, наблюдается расхождение между сравнительно бережливым регулированием небанковского финансового сектора и его возрастающей ролью в финансовом посредничестве во всем мире.Это расхождение заметно увеличило риски возникновения опасных макрофинансовых петель обратной связи, которые также могут повлиять на проведение денежно-кредитной политики.

В своем сегодняшнем выступлении я расскажу о том, как преобладающие структурные линии разломов вызвали весной кризис ликвидности в небанковском финансовом секторе, который усилил рыночный стресс, в том числе за счет принудительной продажи активов, и как денежно-кредитная политика должна была реагировать на стабилизацию рынков. . Затем я исследую некоторые нормативные пробелы, которые необходимо устранить с целью как повышения устойчивости финансового сектора, так и снижения риска финансового доминирования.

Расширение небанковского сектора

Ситуация в финансовом секторе еврозоны за последнее десятилетие существенно изменилась. Сегодня на небанковские кредиты приходится около трети общего объема внешнего заемного финансирования компаний, что вдвое больше, чем в 2008 году (см. Левую диаграмму, слайд 2). Доля обращающихся на рынке долговых ценных бумаг во внешнем финансировании также удвоилась в зоне евро после мирового финансового кризиса (см. Правый слайд 2).

Эти разработки следует приветствовать.

Наличие широких и диверсифицированных источников финансирования дает значительные преимущества. При правильном регулировании разнообразная финансовая система способна более эффективно распределять риски, укреплять экономическую устойчивость и более эффективно распределять средства на их наиболее продуктивное использование. [1] Вот почему ЕЦБ неоднократно призывал законодателей ускорить продвижение к истинному союзу рынков капитала в Европе. [2]

Более сбалансированная структура финансирования также важна как амортизатор или как «запасное колесо», как сказал об этом Алан Гринспен. [3] Когда глобальный финансовый кризис и кризис суверенного долга поразили зону евро, непропорциональная зависимость от банковского сектора как источника внешнего финансирования угрожала дестабилизировать не только экономику, но и сплоченность в зоне единой валюты.

Но тенденция к небанковскому финансированию также создает проблемы.

Например, небанковские организации обычно не имеют доступа к балансам центрального банка, что поднимает важные вопросы о роли кредитора последней инстанции.Текущая система возлагает бремя на способность маркет-мейкеров обеспечивать ликвидность в периоды стресса.

Аналогичным образом, в то время как регулятивные меры в ответ на мировой финансовый кризис позволили сделать банковский сектор более устойчивым, основы политики для небанковского финансового сектора гораздо менее развиты.

В частности, макропруденциальная система для небанковского финансового сектора все еще находится в зачаточном состоянии, что ограничивает способность властей устранять возникающие риски и уязвимости.

Роль небанковских организаций во время весенних рыночных потрясений

Эти нормативные пробелы были ясно видны во время рыночных потрясений весной.

Когда в Европе разразилась пандемия, системный стресс поднялся до уровней, близких к тем, которые наблюдались во время пика мирового финансового кризиса как в зоне евро, так и в Соединенных Штатах (см. Слайд 3).

Расходящиеся спреды по облигациям корпоративного сектора и спреды по свопам кредитного дефолта (CDS) сигнализировали о том, что спреды по облигациям расширились за пределы увеличения предполагаемого риска дефолта (см. Левый слайд 4 диаграммы).

Увеличение спредов стоимости чистых активов для торгуемых на бирже фондов, которое было самым большим за всю историю для этих инструментов, также указывало на заметное снижение ликвидности (см. Правый слайд 4 диаграммы). [4]

Короче говоря, зависли ключевые звенья финансовой системы. Ликвидность иссякла, и обнаружение цен было затруднено. Учитывая исключительный характер шока, некоторые из этих событий, возможно, не вызывают удивления.

Но резкое увеличение доходности самых безопасных глобальных государственных облигаций, несмотря на бегство к качеству, и их заметные отклонения от ставок процентных свопов и сплайновых кривых предполагают, что происходило нечто большее (см. Слайд 5).

Ограничения баланса дилера могли быть одним из факторов, особенно в Соединенных Штатах. [5] В то время как более жесткие коэффициенты левериджа и требований к капиталу дают очевидные и неоспоримые преимущества, которые, следовательно, не следует разбавлять, постфинансовая кризисная архитектура сделала хранение больших объемов ценных бумаг для дилеров более дорогостоящим. [6]

Однако весной спрос на ликвидность был необычно высоким.

Только сектор инвестиционных фондов продал ценных бумаг на сумму почти 300 миллиардов евро, или 3% активов, находящихся под управлением, в первом квартале 2020 года (см. Левую диаграмму, слайд 6).

В некоторой степени это отражает быстрый рост небанковского сектора в предыдущие годы: по мере увеличения размера средств увеличилась и степень проциклического оттока в плохие времена.

Фонды высокодоходных корпоративных облигаций, в частности, испытали значительный совокупный отток более 10% активов, находящихся под управлением (см. Правый слайд 6 диаграммы). Высокая оценка активов до шока, вероятно, усилила давление продавцов.

Однако данные свидетельствуют о том, что инвестиционные фонды продали значительно больше ценных бумаг, чем те, которые отозвали конечные инвесторы, расположенные в зоне евро.Это говорит о том, что другие факторы, вероятно, усилили проциклические продажи инвестиционными фондами.

Выделяются три таких фактора, о которых я расскажу по очереди.

Повышение риска ликвидности

Первый — это несоответствие политики ликвидности активов и политики выкупа.

Фонды облигаций и акций вошли в этот эпизод с исторически низкими денежными позициями и запасами других ликвидных активов, которые постоянно сокращались в предыдущие годы, что также отражает более широкое принятие рисков в поисках доходности.

Анализ на уровне фондов, проведенный сотрудниками ЕЦБ, показывает, что взаимосвязь между наличными средствами и неликвидностью активов была намного слабее в период, непосредственно предшествующий пандемии, чем в период с 2012 по 2017 год, что указывает на то, что фонды с неликвидными активами с течением времени сократили предупредительные денежные резервы. (см. левый слайд диаграммы 7). [7]

В результате управляющие фондами стремились получить ликвидность, когда способность рынков обеспечивать эту ликвидность резко снизилась, что привело к принудительной продаже активов и усилению неблагоприятной рыночной динамики.

Хотя степень нехватки ликвидности, вероятно, существенно различалась на уровне фонда, отток явно превышал медианные остатки денежных средств для всех типов фондов корпоративных облигаций (см. Правый слайд 7 диаграммы).

Кредитное плечо как усилитель рыночного стресса

Второй фактор относится к левериджу фонда. [8]

Недавнее исследование ЕЦБ показало, что инвесторы в фонды с использованием заемных средств, как правило, более решительно реагируют на снижение доходности фондов, что усиливает волатильность на медвежьем рынке. [9] Предварительные данные о резкой распродаже в марте подтверждают мнение о том, что заемные средства, вероятно, также были источником процикличности во время пандемии.

Инвестиционные стратегии, основанные на низкой волатильности рынка, возможно, сыграли в этом значительную роль. [10] Эти стратегии быстро развивались в последние годы. В глобальном масштабе могут существовать фонды с активами под управлением на сумму около 300 миллиардов долларов, инвестируемых примерно в 100 фондов с паритетом рисков, что является хорошо известной стратегией хедж-фондов для мультиактивных фондов.

Эти фонды, ориентированные на волатильность, обычно используют кредитное плечо, когда волатильность рынка ниже целевого уровня, как это было до пандемии, и они должны ликвидировать позиции с кредитным плечом, когда волатильность рынка резко возрастает.

Это, вероятно, усилило давление продаж в марте.

Моделирование

ЕЦБ демонстрирует, что строгое правило паритета рисков потребовало бы значительного раскрутки инвестиций с использованием заемных средств, когда корреляция между активами резко выросла в начале этого года (см. Левый слайд диаграммы 8).По мере того, как волатильность резко возросла, а выгоды от диверсификации от перекрестных рисков исчезли, инвесторы, ориентированные на волатильность, были вынуждены продавать активы и снижать кредитное плечо (см. Правый слайд диаграммы 8). [11]

В результате доля денежных средств в новом портфеле составила бы почти 25%. Примечательно, что продажи активов распространились бы на все классы активов в портфеле, включая предположительно более безопасные, в соответствии с тем, что мы наблюдали весной.

Требования к марже и спрос на ликвидность

Третий фактор относится к маржинальным требованиям.

Маржинальные требования являются важной гарантией снижения кредитного риска контрагента. Но они также увеличивают риск ликвидности, особенно когда запасы ликвидных активов недостаточны.

Начальная и вариационная маржа, собранная четырьмя европейскими центральными контрагентами, вместе увеличилась примерно на 60 миллиардов евро во время пика кризиса (см. Левый слайд диаграммы 9). Общая вариационная маржа, опубликованная инвестиционными фондами еврозоны, выросла более чем в пять раз за тот же период и превысила позиции денежных средств до пандемии более чем для четверти фондов с производными финансовыми инструментами. [12]

Для удовлетворения требований о внесении залога некоторые страховые компании еврозоны и пенсионные фонды, широко использующие процентные свопы и производные валютные деривативы, ликвидировали акции фондов денежного рынка (ФДР). [13] Наблюдалась поразительная корреляция между требованиями о внесении маржи и оттоком средств MMF на протяжении всего периода рыночного стресса (см. Правый слайд 9). [14]

Системные риски из-за взаимозависимостей

Взятые вместе, низкие буферы ликвидности, карманы заемных средств и растущие требования к марже привели к опасным ценовым спиралям и заражению, которые угрожали дестабилизировать весь финансовый сектор из-за сетевых эффектов.

Страховые корпорации, например, не только в значительной степени полагаются на ММФ для управления ликвидностью, но и владеют более 25% своих активов в виде паев инвестиционных фондов. Это означало, что давление на инвестиционные фонды в марте отрицательно сказалось на прибыльности страховщиков.

Для Соединенных Штатов Даррел Даффи и другие представили доказательства того, что нарушения на рынке казначейства США могут быть частично объяснены небанковскими организациями, которые в значительной степени полагаются на государственные облигации при управлении риском ликвидности. [15]

Для погашения или требования маржи фонды продавали большие суммы казначейских облигаций США за пределами возможностей дилеров для удовлетворения спроса на ликвидность, что способствовало весьма необычному снижению цен казначейских облигаций в этот период стресса. Подобные события могли сыграть роль на рынках суверенных облигаций еврозоны.

Кризис также выявил сильную взаимосвязь между банками и небанковскими организациями посредством прямого воздействия и дублирования портфелей, и продемонстрировал, как это может увеличить риск заражения. [16]

Например, MMF играют особенно важную роль в краткосрочном финансировании банков. Им принадлежит около 10% непогашенных долговых ценных бумаг, выпущенных банками еврозоны.

Во время кризиса многие из этих фондов, в частности фонды с низкой волатильностью чистых активов (LVNAV), которые составляют почти половину сектора MMF еврозоны с точки зрения общих активов, оказались под серьезным давлением ликвидации, поскольку инвесторы выкупали крупные суммы. акций (см. левый слайд 10 графика). [17]

Крупный отток, в свою очередь, привел к замораживанию спроса на коммерческие ценные бумаги и измеримому увеличению скорости их выпуска как для банков, так и для нефинансовых корпораций, истощая ликвидность из системы в то время, когда это было наиболее необходимо (см. Справа слайд диаграммы 10). [18]

Хотя некоторые инвестиционные фонды и ММФ принимали исключительные меры, чтобы справиться со стрессом, связанным с ликвидностью, их было недостаточно для предотвращения системного стресса.

Некоторые инвестиционные фонды использовали количественные меры, такие как приостановка погашения и выходных ворот для решения проблем с ликвидностью.Другие использовали ценовые меры, такие как колеблющиеся цены и комиссии за выкуп, чтобы гарантировать, что торговые издержки будут нести выкупающие инвесторы. [19]

Однако при систематическом применении в стрессовом сценарии такие меры могут еще больше ограничить способность фирм и других финансовых учреждений увеличивать ликвидность.

Например, если у MMF было приостановлено погашение погашения, некоторые страховые корпорации и пенсионные фонды могли оказаться не в состоянии удовлетворить требования маржи по своим производным финансовым инструментам.Широко распространенные приостановления деятельности также могли оказать негативное влияние на доверие к финансовому сектору в целом, возможно, усилив отказ от риска.

Роль денежно-кредитной политики в стабилизации финансовых рынков

Решительные действия денежно-кредитной политики по обе стороны Атлантики в конечном итоге заполнили пустоту, оставленную управляющими активами и регулирующими органами, имевшими ограниченные инструменты управления ликвидностью для сдерживания системного стресса.

Быстрый рост небанковского сектора, однако, означал, что традиционных инструментов денежно-кредитной политики, таких как увеличение денежной массы для банков и принятие более широкого обеспечения, было недостаточно.Замороженный денежный рынок затруднил передачу ликвидности от банков небанковским организациям. [20]

В таких нестабильных условиях центральные банки сталкиваются с двумя широкими возможностями. Они либо предоставляют ликвидность непосредственно небанковским организациям, то есть расширяют свою роль кредитора последней инстанции, либо покупают большие объемы неликвидных активов.

Априори нет фундаментальных причин для отказа от любого из двух вариантов.

Но в условиях кризиса необходимы быстрые и решительные действия, в частности, когда риски для передачи денежно-кредитной политики выходят далеко за пределы небанковского сектора и также включают фрагментацию на рынке суверенных облигаций, как это имело место в зоне евро.

Однако предоставление средствам возможности стать контрагентами денежно-кредитной политики создает серьезные операционные, надзорные и регуляторные проблемы, которые нельзя решить в одночасье.

По этой причине Совет управляющих запустил программу закупок в чрезвычайных ситуациях на случай пандемии (PEPP), которая была разработана для достижения двух целей: во-первых, для стабилизации финансовых рынков и, во-вторых, для противодействия негативному шоку для экономических и инфляционных перспектив, вызванному пандемия.

Объявление PEPP оказало сильное и немедленное стабилизирующее воздействие на финансовые рынки.Он немедленно обратился к проблеме неликвидности, вселил уверенность и тем самым снизил системный стресс и спреды по облигациям (см. Слайды 3 и 4).

Закупки в частном секторе, которые также включают коммерческие бумаги, напрямую способствовали облегчению финансовых условий для нефинансовых корпораций и оживлению первичного рынка выпуска корпоративных облигаций. [21]

Устранение неисправностей для небанковских организаций

Но успех интервенций центрального банка не должен отвлекать от того факта, что лежащие в основе уязвимости небанковского сектора нуждаются в структурном исправлении, не в последнюю очередь для снижения риска морального риска.

Большой и растущий сектор, который может систематически рассчитывать на то, что центральные банки будут поглощать большие суммы кредита и риск дюрации на своих балансах в периоды стресса, создаст плохие стимулы.

Глубина и устойчивость текущего шока усиливают эти риски: процентные ставки будут оставаться на низком уровне даже дольше, чем предполагалось до кризиса, стимулируя рискованное поведение в небанковском финансовом секторе. [22] Действительно, многие фонды начали брать на себя риск ликвидности вскоре после мартовских потрясений.

Также важно снизить связанный, но явный риск финансового доминирования, то есть риск того, что соображения финансовой стабильности могут со временем отвлечь разработчиков денежно-кредитной политики от их основной задачи по обеспечению стабильности цен. [23]

Обеспечение того, чтобы центральные банки могли выполнять свои мандаты без риска для финансовой стабильности, требует переосмысления нашей нынешней системы пруденциального регулирования. Его необходимо усилить с точки зрения системного риска, чтобы гарантировать, что он может быть эффективной первой линией защиты.

Позвольте мне выделить три области, в которых я вижу необходимость в дальнейших реформах регулирования.

Во-первых, нам необходимо снизить риски несоответствия между ликвидностью активов фондов и их политикой погашения.

Инвестиции в неликвидные активы — центральная стратегия многих типов фондов. Но в таком случае такие фонды нуждаются в согласованной политике погашения, в частности, в отношении продолжительности периодов уведомления, а также в значительных запасах денежных средств в целях предосторожности. Без этих буферов они не могут реагировать на погашение в короткие сроки или требования маржи, не участвуя в принудительной продаже активов.

Нам следует рассмотреть возможность предоставления властям большей возможности определять направление использования политик управления ликвидностью управляющими фондами. Это относится как к исключительным обстоятельствам — когда власти в настоящее время имеют возможность только приостановить погашение, что может нанести ущерб инвесторам, ищущим ликвидность, — так и к обычным временам, чтобы ограничить накопление уязвимостей в первую очередь.

Во-вторых, необходимо продолжить рассмотрение нормативных недостатков, касающихся использования кредитного плеча.В частности, мы должны убедиться, что власти могут эффективно использовать свои существующие возможности по ограничению заемных средств для альтернативных инвестиционных фондов, где до сих пор серьезным препятствием было отсутствие ясности в отношении того, как это должно применяться на практике.

И, в-третьих, кризис показал, что текущий режим для MMF может быть неадекватным в определенных аспектах и ​​что может потребоваться реформа регулирования в этой области для смягчения несоответствия ликвидности и снижения риска приостановки операций в периоды стресса.

Сюда входит обзор требований к ликвидности для MMF и состава их портфеля, особенно для фондов LVNAV, учитывая их уязвимость к шокам ликвидности.

Заключение

В целом, и на этом я хотел бы подытожить, рыночные потрясения в начале этого года говорят о том, что структурные линии разломов в небанковском финансовом секторе продолжают сохраняться. Эти уязвимости могут усилить процикличность финансовой системы, истощить ликвидность в то время, когда она наиболее необходима, и, в конечном итоге, привести в действие петли обратной связи по реальным финансовым вопросам, которые угрожают стабильности наших экономик.

Решительные меры политики, предпринятые центральными банками весной, помогли стабилизировать финансовые рынки за счет снижения нагрузки на ликвидность в широком диапазоне рыночных сегментов и за счет усиления способности участников рынка поглощать риски.

Однако в перспективе наша нормативная база должна лучше отражать тот факт, что кредитное посредничество все чаще осуществляется за пределами банковского сектора. Текущая политическая основа требует дальнейшего развития с целью усиления способности властей ограничивать нарастание системного риска в небанковском финансовом секторе и сдерживать стресс, если и когда он возникает.

Спасибо.

Ликвидность рынка

в условиях кризиса: пять основных уроков COVID-19

См. Контактную информацию аналитика

По мере распространения пандемии COVID-19 инвесторы быстро стремились снизить риски и накопить денежные средства. Доверие рынка очень быстро упало, и ликвидность оказалась под значительным давлением. Только когда центральные банки и правительства приняли значительные меры для поддержки экономики и условий кредитования, рыночная ликвидность снова начала расти.

Могут ли кредитные рынки чему-нибудь научиться из этого внезапного сокращения ликвидности? Мы выделили пять ключевых уроков, которые следует учитывать в любой будущий период волатильности и дефицита ликвидности на кредитных рынках.

1. Центральные банки должны предпринять быстрые, массовые и глобальные действия, чтобы сдержать мировой кризис ликвидности.

С учетом болезненного опыта глобального финансового кризиса, европейского долгового кризиса и шока в Шанхае центральные банки по всему миру располагали хорошо оснащенными инструментами для быстрого, решительного и согласованного реагирования на внезапный глобальный шок пандемии COVID-19. Самым большим откликом, по крайней мере, за последнюю четверть века, стало то, что центральные банки четырех основных валютных зон увеличили свои балансы в среднем на 10 пунктов ВВП.Федеральная резервная система США возглавила список, увеличив свой баланс на 15 пунктов (см. Диаграмму 1). Всего за три месяца они ввели беспрецедентный эквивалент 2,4 триллиона долларов в экономики этих четырех валютных зон (см. Диаграмму 2).

В тесном сотрудничестве друг с другом центральные банки использовали все доступные денежно-кредитные инструменты, начиная с традиционного снижения ставок Федеральной резервной системой США на 150 базисных пунктов (б.п.), за которым следуют Банк Канады (-150 б.п.) и Банк Англии (-65 б.п.) до их эффективной нулевой нижней границы.

В течение трех месяцев они также быстро увеличили ликвидность, увеличив размер и продолжительность своих кредитных операций в банковской системе. На сегодняшний день, например, избыточные резервы, размещенные европейскими банками в Европейском центральном банке (ЕЦБ), выросли на 970 миллиардов евро (+ 56%) с момента вспышки пандемии в марте.

Они упростили условия кредитования реального сектора экономики, предложив программы целевого кредитования, которые стимулировали банковское кредитование корпораций, особенно малых и средних предприятий (МСП).Наибольший рост банковского кредитования наблюдался в зоне евро. Европейские банки предоставили нефинансовым корпорациям новых кредитов на 245 млрд евро в период с марта по май этого года по сравнению со 133 млрд евро за 12 месяцев прошлого года.

Вернувшись к старой традиции, Банк Англии даже временно увеличил объем овердрафта Казначейства до неограниченной суммы.

Возобновление покупки активов было еще одной главой реакции центральных банков на кризис COVID-19, даже более важной, чем вливание ликвидности через банковскую систему в случае США.S. Fed. С начала кризиса ФРС выкупила активов на сумму около 2,1 триллиона долларов, а ЕЦБ — лишь полтриллиона. Около 80% этих покупок приходится на государственные облигации. Покупка государственных облигаций центральными банками позволила правительствам — и местным органам государственной власти в США — оказывать финансовую поддержку своей экономике с ограниченными финансовыми затратами.

Все центральные банки в крупных развитых странах активизировали покупку корпоративных активов и начали или возобновили покупку коммерческих бумаг нефинансовых эмитентов.Они также оказали поддержку падшим ангелам — рейтинг эмитентов понижен до спекулятивного («BB +» и ниже) с инвестиционного («BBB-» и выше). Они сделали это либо напрямую, как ФРС, покупая облигации неинвестиционного уровня (IG) и биржевые фонды (ETF), либо косвенно, как ЕЦБ, сделав их временно доступными в качестве залоговых активов для операций по рефинансированию против сокращения стоимости.

Наконец, центральные банки установили постоянные своповые линии, чтобы избежать давления на валютных (FX) рынках, которые были критически важны для обеспечения доступа доллара, особенно для развивающихся рынков.Своп-линии, предоставленные ФРС другим центральным банкам, увеличились в 10 раз в период с марта по май и достигли 450 миллиардов долларов в начале мая.

Результатом этой денежно-кредитной экспансии, сопровождавшей смелое расширение налогово-бюджетной политики, стало то, что все экономические агенты — домохозяйства, корпорации и банки — смогли создать буферы ликвидности, чтобы противостоять внезапной остановке денежных потоков, вызванной блокировками. Уровень сбережений домохозяйств был на два пункта выше в США (9,6%) и Великобритании (8.4%) и на четыре пункта выше в еврозоне (16,9%) в конце первого квартала 2020 года по сравнению с четвертым кварталом 2019 года.

2. Рыночные данные и толерантность инвесторов к риску — быстрые индикаторы надвигающегося уныния.

27 февраля, когда США сообщили всего о двух случаях COVID-19, рынки первичной эмиссии спекулятивного уровня в США начали сокращаться, и кредитные спрэды начали резко расширяться. Спреды по спекулятивным кредитам росли быстрее, но до более низких абсолютных уровней, чем во время глобального финансового кризиса, достигнув пика менее чем через месяц и составив около 1000 базисных пунктов (см. Диаграмму 3).Первичные рынки спекулятивного уровня оставались в основном закрытыми в течение большей части марта, поскольку количество новых случаев COVID-19 впоследствии выросло в США до более чем 20 000 в день к концу месяца (см. Диаграмму 4), и они вновь открылись только после вмешательства центральных банков. в конце марта для поддержки активности первичного и вторичного кредитного рынка.

И в Германии, и в США резкий всплеск волатильности на фондовом рынке предшествовал сокращению еженедельных экономических показателей. В Германии VDAX подскочил до пика в 86 16 марта (с 15 февраля.13), в то время как недельный индекс активности (WAI) продолжал падать до минимума -7,4% 14 июня — к тому времени волатильность упала наполовину (см. График 5). Точно так же в США, только после того, как 16 марта VIX достиг своего недавнего пика в 83, серия еженедельных экономических индикаторов начала становиться отрицательной, сигнализируя об экономическом спаде, который уже начался в феврале.

Движение средств также явилось надежным индикатором того, что будет дальше на экономическом фронте (см. Диаграмму 6). На рынке облигаций укоренилось неприятие риска инвесторами, начиная с 2 долларов.Отток 9 миллиардов долларов из высокодоходных паевых инвестиционных фондов и ETF в течение недели 26 февраля. На следующей неделе потоки из фондов инвестиционного уровня резко изменились, но наиболее заметный отток был в середине марта, когда инвесторы потянули более 70 долларов. миллиардов долларов из фондов инвестиционного уровня за две недели, закончившиеся 26 марта. В это время инвесторы во всем мире рвались к наличным деньгам, готовясь к внезапной остановке экономики. Фонды денежного рынка, традиционно являющиеся защитным сектором для инвесторов во время потрясений, накопили более 700 миллиардов долларов притока средств в течение марта.

Финансовые рынки отразили этот поворот в экономических условиях быстрее, чем можно было представить экономические данные. Внезапный сдвиг в настроениях инвесторов, который мы наблюдали в конце февраля, ознаменовал самый резкий рост неприятия риска со времен мирового финансового кризиса, за которым последовал экономический спад, который был более внезапным, чем то, с чем США столкнулись во время этого кризиса. Хотя финансовые рынки быстро обозначили этот переломный момент, резкость последующего восстановления рынка теперь ставит вопрос о том, согласуется ли изобилие рынка с будущими экономическими основами.

3. Выпуск инвестиционного класса восстанавливается после кризиса ликвидности намного быстрее, чем спекулятивный рейтинг — и «BB» возвращается раньше, чем «B».

В США после первоначального заявления ФРС 23 марта о том, что он будет поддерживать экономику и общую среду кредитования на фоне развивающейся пандемии коронавируса, выпуск облигаций инвестиционного уровня отреагировал довольно быстро. Но для восстановления выпуска спекулятивного уровня потребовалось больше времени (см. Диаграмму 7), и на самом деле это произошло только примерно через три недели после заявления ФРС от 9 апреля.В Европе промежуток между возобновлением выпуска облигаций инвестиционного уровня и спекулятивным рейтингом занял еще больше времени — около пяти-шести недель (см. Диаграмму 8). Следует отметить, что Программа ЕЦБ по экстренным закупкам на случай пандемии (PEPP) не включает покупку долга «падшего ангела». Однако в апреле ЕЦБ временно освободил облигации с пониженным рейтингом до спекулятивного уровня в своих требованиях к обеспечению. Кроме того, ЕЦБ и национальные власти были гораздо более активными в поощрении увеличения банковского кредитования напрямую корпорациям.

Программы покупок центрального банка были в основном нацелены на обеспечение более безопасных активов инвестиционного уровня, чтобы ограничить кредитный риск и потенциальный моральный риск покупки активов более низкого качества / повышенного риска. В США действия ФРС привели к выпуску рекордных нефинансовых корпоративных облигаций инвестиционного уровня (668 миллиардов долларов до июня) с сильным вкладом всех рейтинговых сегментов в рамках инвестиционного уровня (см. Диаграмму 9). Напротив, выпуск облигаций спекулятивного уровня также достиг рекордного месячного максимума в 48 долларов.3 млрд в июне, выпуск в разгар кризиса в основном ограничивался высшей рейтинговой категорией «BB» (диаграмма 10), демонстрируя, что инвесторы различали не только инвестиционный рейтинг и спекулятивный рейтинг, но также первоначально и разные сегменты спекулятивного уровня. По мере нормализации рынков эмитенты со спекулятивным рейтингом с более низким рейтингом теперь восстанавливают все больший доступ к первичным рынкам, при этом выпуск с рейтингом «B» достиг 17 млрд долларов в июне. Таким образом, хотя многоуровневость в настоящее время менее выражена, она может вернуться, если вновь возникнут проблемы с нестабильностью и ликвидностью.

4. После кризиса более сильный может стать сильнее, а более слабый — слабее.

Первоначально, когда начал проявляться потенциальный экономический ущерб от вируса, эмитенты стали защищаться. Корпорации инвестиционного уровня поддерживали ликвидность по завышенной цене в крайне неопределенной среде (см. Диаграмму 11). Однако по мере того, как поддержка со стороны центрального банка продолжалась, а мировая экономика начала медленно открываться, некоторые компании с высоким рейтингом быстро перешли на критику и применили перспективное управление казначейством, воспользовавшись плоской кривой доходности для существенного срока погашения при рекордно низких финансовых затратах. .Eli Lilly выпустила 30-летние облигации с рекордной доходностью 2,268% в апреле, в то время как Amazon выпустила 40-летние облигации в начале июня с рекордной доходностью 2,749%.

Действительно, согласно LCD (предложение S&P Global Market Intelligence), доходность повторных предложений по выпускам, цена которых оценивается с апреля, теперь составляет все пять из самых низких 10-, 30- и 40-летних ставок с тех пор, как LCD начал отслеживать класс активов в 2012 г. (см. Диаграмму 12). Например, 3 квартал 2019 года ранее был рекордным по самой низкой доходности 30-летнего нового выпуска.Но с апреля 16 отдельных эмитентов зафиксировали более низкую доходность. Такое увеличение срока погашения при рекордно низкой доходности может только еще больше укрепить структуру сроков погашения многих эмитентов с высоким рейтингом, многие из которых также сохраняют повышенные остатки денежных средств на случай любого будущего стресса с ликвидностью.

Эмитенты спекулятивного уровня не имели такой роскоши. По мере углубления кризиса они медленнее восстанавливали доступ к рынкам капитала. Тем временем эмитенты боролись за доступ к ликвидности из различных источников, включая использование существующих или новых кредитных линий, использование спонсорской поддержки, доступ к национальным схемам поддержки и доступ к первичным рынкам после их возобновления.Однако срок действия многих из этих механизмов, по выбору или нет, короче, чем до кризиса (см. Диаграмму 13), что приведет к увеличению риска рефинансирования и потенциально вызовет проблемы для некоторых, если форма и скорость восстановления будут более длительными. чем в настоящее время ожидается. Кроме того, более высокие затраты на финансирование и структурные уступки, такие как увеличение уровня обеспеченного выпуска, могут ограничить будущую финансовую гибкость для более слабых эмитентов спекулятивного уровня (см. Диаграмму 14).

Некоторые эмитенты спекулятивного уровня также столкнулись с дилеммой срочной потребности в финансировании, но с менее ясным путем с точки зрения того, как они будут управлять увеличившимся долгом и затратами на финансирование в то время, когда доходы находятся под серьезным давлением. Это потенциально может привести к длительному периоду дефолтов в результате длительного периода низкой прибыли и высокого кредитного плеча.

5. Ликвидность кредитного рынка останется хрупкой, пока сохраняется угроза здоровью COVID-19.

Хотя в последние недели условия рыночной ликвидности все больше нормализуются, мы видим риски, которые могут еще больше ухудшить и существенно ограничить рыночную ликвидность в течение следующих 100 дней, пока угроза здоровью от COVID-19 сохраняется. Три основных таких риска:

Прекращение поддержки политики. Недавние заявления ФРС, ЕЦБ и Банка Англии показывают, что они вряд ли сократят объем, размер или продолжительность своей денежно-кредитной поддержки в ближайшее время, учитывая инфляционное давление, которое все еще оказывает на мировую экономику. Однако менее ясно, как долго может продолжаться фискальная поддержка в виде сильного субсидирования рынков труда и кредитных гарантий, предоставляемых нефинансовым корпорациям. Беспрецедентный уровень фискальной поддержки увеличивает государственный долг, и у правительств меньше возможностей выделять налоги, чем у центральных банков.Риск состоит в том, что фискальная поддержка может прекратиться преждевременно, что приведет к банкротствам и росту безработицы, или что она может быть только временной, а позже будет отменена в виде повышения налогов.

Вторая волна вирусных эпидемий. Вторая значительная волна пошатнет доверие кредитного рынка и изменит форму и продолжительность восстановления экономики эмитентов. Потенциально это может повернуть вспять приток капитала и увеличить стоимость финансирования, а также окажет дополнительное давление на уязвимых корпоративных эмитентов, которые зависят от увеличения прибыли от восстановления для поддержания растущего левериджа, используемого для удовлетворения краткосрочных и среднесрочных потребностей в ликвидности.Рынки ориентированы на будущее, и на сегодняшний день кредитные рынки, кажется, отмахнулись от продолжающегося роста числа случаев в мире и повторного появления таких случаев как в США, так и в Азии, предпочитая уделять больше внимания продолжающемуся успешному повторному открытию многих страны с последующим увеличением экономической активности. Однако рост и относительное сдерживание вируса в течение следующих 100 дней, вероятно, повлияет на настроения кредитного рынка, уверенность рынка и, в конечном итоге, на ликвидность рынка.

Негативный шок, который перевесит чашу весов. Несмотря на восстановление на кредитных рынках с середины марта из-за интервенций центрального банка и правительства, восстановление остается хрупким и не замедляется полностью. Доходность рисковых активов и индикаторы волатильности по-прежнему значительно выше уровней до COVID-19. Негативные новости в течение следующих 100 дней, касающиеся развития кандидатов на вакцины с высоким потенциалом, отчетов о корпоративных доходах за второй квартал, дополнительных экономических данных или новых геополитических событий, сами по себе не могут предотвратить кризис ликвидности.Однако в сочетании друг с другом и вдобавок к тому, что было раньше, они могут стать последней каплей, которая вернет кредитные рынки обратно через край.

S&P Global Ratings признает высокую степень неопределенности в отношении развития пандемии коронавируса. Эксперты в области здравоохранения сходятся во мнении, что пандемия сейчас может быть на пике или приближаться к нему в некоторых регионах, но будет оставаться угрозой до тех пор, пока вакцина или эффективное лечение не станут широко доступными, что может произойти не раньше второй половины 2021 года.Мы используем это предположение при оценке экономических и кредитных последствий, связанных с пандемией (см. Наше исследование здесь: www.spglobal.com/ratings). По мере развития ситуации мы будем обновлять наши предположения и оценки соответственно.

Данный отчет не является рейтинговым действием.

Никакой контент (включая рейтинги, кредитные анализы и данные, оценки, модель, программное обеспечение или другое приложение или выходные данные из них) или любая его часть (Контент) не может быть изменен, реконструирован, воспроизведен или распространен в любой форме любыми средствами, или хранятся в базе данных или поисковой системе без предварительного письменного разрешения Standard & Poor’s Financial Services LLC или ее аффилированных лиц (вместе S&P). Контент не должен использоваться в каких-либо незаконных или неразрешенных целях. S&P и любые сторонние поставщики, а также их директора, должностные лица, акционеры, сотрудники или агенты (в совокупности стороны S&P) не гарантируют точность, полноту, своевременность или доступность Контента. Стороны S&P не несут ответственности за любые ошибки или упущения (небрежные или иные), независимо от причины, за результаты, полученные от использования Контента, или за безопасность или поддержание любых данных, вводимых пользователем.Контент предоставляется на условиях «как есть». СТОРОНЫ S&P ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ЛЮБЫХ И ВСЕХ ЯВНЫХ ИЛИ ПОДРАЗУМЕВАЕМЫХ ГАРАНТИЙ, ВКЛЮЧАЯ, НО НЕ ОГРАНИЧИВАЯСЯ, ЛЮБЫЕ ГАРАНТИИ КОММЕРЧЕСКОЙ ЦЕННОСТИ ИЛИ ПРИГОДНОСТИ ДЛЯ КОНКРЕТНОЙ ЦЕЛИ ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ, СВОБОДА ОТ ОШИБОК, ОШИБОК ПО ИЛИ НЕИСПРАВНОСТЕЙ В ПРОГРАММНОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ. КОНТЕНТ БУДЕТ РАБОТАТЬ С ЛЮБЫМ ПРОГРАММНЫМ ОБЕСПЕЧЕНИЕМ ИЛИ АППАРАТНОЙ КОНФИГУРАЦИЕЙ. Ни при каких обстоятельствах стороны S&P не несут ответственности перед какой-либо стороной за любые прямые, косвенные, случайные, образцовые, компенсационные, штрафные, специальные или косвенные убытки, издержки, расходы, судебные издержки или убытки (включая, помимо прочего, упущенную выгоду или упущенную выгоду. альтернативные издержки или убытки, вызванные небрежностью) в связи с любым использованием Контента, даже если было сообщено о возможности такого ущерба.

Кредитный и прочий анализ, включая рейтинги, и утверждения в Контенте являются высказываниями мнения на дату их выражения, а не констатацией фактов. Мнения, анализы и решения S&P о подтверждении рейтинга (описанные ниже) не являются рекомендациями покупать, держать или продавать какие-либо ценные бумаги или принимать какие-либо инвестиционные решения и не касаются пригодности какой-либо ценной бумаги. S&P не берет на себя никаких обязательств по обновлению Контента после публикации в любой форме или формате.На Контент нельзя полагаться и он не заменяет навыки, суждения и опыт пользователя, его руководства, сотрудников, консультантов и / или клиентов при принятии инвестиционных и других деловых решений. S&P не выступает в качестве доверительного управляющего или инвестиционного консультанта, за исключением случаев, когда они зарегистрированы как таковые. Хотя S&P получило информацию из источников, которые оно считает надежными, S&P не проводит аудит и не берет на себя обязательство проявлять должную осмотрительность или независимую проверку любой полученной информации.Публикации, связанные с рейтингами, могут публиковаться по разным причинам, которые не обязательно зависят от действий рейтинговых комитетов, включая, помимо прочего, публикацию периодического обновления кредитного рейтинга и связанных анализов.

В той степени, в которой регулирующие органы разрешают рейтинговому агентству признавать в одной юрисдикции рейтинг, присвоенный в другой юрисдикции для определенных регулирующих целей, S&P оставляет за собой право присваивать, отзывать или приостанавливать такое признание в любое время и по своему собственному усмотрению.Стороны S&P отказываются от любых обязательств, вытекающих из уступки, отзыва или приостановления подтверждения, а также от любой ответственности за любой ущерб, который предположительно был понесен в результате этого.

S&P разделяет определенные виды деятельности своих бизнес-единиц друг от друга, чтобы сохранить независимость и объективность их соответствующей деятельности. В результате некоторые бизнес-единицы S&P могут располагать информацией, недоступной для других бизнес-единиц S&P.S&P разработало политику и процедуры для обеспечения конфиденциальности определенной закрытой информации, полученной в связи с каждым аналитическим процессом.

S&P может получать компенсацию за свои рейтинги и определенный анализ, как правило, от эмитентов или андеррайтеров ценных бумаг или от должников. S&P оставляет за собой право распространять свои мнения и анализы. Публичные рейтинги и аналитические материалы S&P доступны на его веб-сайтах www.standardandpoors.com (бесплатно) и www.ratingdirect.com и www.globalcreditportal.com (подписка) и могут распространяться другими способами, в том числе через публикации S&P и сторонних распространителей. Дополнительная информация о наших рейтинговых сборах доступна на сайте www. standardandpoors.com/usratingsfees.

Любые пароли / идентификаторы пользователей, выдаваемые S&P пользователям, предназначены для одного пользователя и могут использоваться ТОЛЬКО тем лицом, которому они были назначены. Запрещается совместное использование паролей / идентификаторов пользователей и одновременный доступ с использованием одного и того же пароля / идентификатора пользователя.Для перепечатки, перевода или использования данных или информации, кроме указанных в настоящем документе, обратитесь в S&P Global Ratings, Отдел обслуживания клиентов, 55 Water Street, New York, NY 10041; (1) 212-438-7280 или по электронной почте: [email protected]

FSR11_Page_de_Garde.indd

% PDF-1.6 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать 2008-02-27T11: 08: 35 + 01: 002008-02-27T11: 08: 21 + 01: 002008-02-27T11: 08: 35 + 01: 00PScript5.dll, версия 5.2.2application / pdf

  • FSR11_Page_de_Garde.indd
  • x808079
  • uuid: ae6e4c3c-4254-44ab-b67c-8470b83da2c5uuid: 34d47427-41bb-43a2-b9dc-a953f37bb5e1Acrobat Distiller 7. 0.5 (Windows) конечный поток эндобдж 3 0 obj > / Кодирование> >> >> эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> / XObject> >> / Тип / Страница / Аннотации [37 0 R] >> эндобдж 12 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 13 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 14 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 15 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 16 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / Свойства> / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 17 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 18 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 19 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 20 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 21 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState> >> / Тип / Страница >> эндобдж 22 0 объект > транслировать HV_6 G L / & LLA «wW ۗ K16Z. | P, * 28l (a0ma`.Gq9 / «7.> | uI% D $ DI, O (nsi0X \ Ug + \

    Кризис ликвидности

    Пустые карманы и сухие счета Кризис ликвидности или сжатие или сжатие ликвидности — это
    нехватка или отсутствие немедленно доступных средств.

    У человека или организации недостаточно денег или средств для покрытия:

    то есть немедленный прием на работу или критически важная поставка или ремонт.

    (заработная плата, налоги, постоянные счета…)

    (проценты и выплаты при наступлении срока погашения).


    Эта засуха может поразить:

    * различные виды деятельности, связанные с деньгами видов деятельности и организаций .

    * также, частные лица , но это не относится непосредственно к теме
    данной статьи (основное внимание уделяется общий кризис ликвидности с некоторыми чертами «системного кризиса»
    ).

    Частные лица могут быть

    разоренными по личным мотивам или событиям,
    , но они также могут оказаться на одном конце цепочки общего кризиса ликвидности
    , потеряв работу или дом, как показал кризис субстандартного кредитования
    .

    В финансовом секторе
    1) Кризис банковской ликвидности В банковской системы, общий кризис ликвидности случается, когда наиболее важные
    банк в мире (или, по крайней мере, в большой экономической зоне) испытывает нехватку
    из немедленно доступных депозитов клиентов и других
    денежных ресурсов
    (заимствования на межбанковском денежном рынке,
    центральных банковских кредитов …).

    В этом случае источников денежных средств недостаточно:
    *

    для выплаты или снятия средств вкладчиками,
    * для финансирования ссуд и других активов в их портфеле.

    кризис может затронуть всю банковскую систему (системный кризис, см. ниже)
    , когда ни один банк не дает ссуду другому, либо из-за нехватки средств …
    или недоверие.
    В этом случае межбанковский денежный рынок становится неактивным


    или предлагает чрезвычайно высокие процентные ставки
    .

    Это было расценено как одно из последствий известного кризиса субстандартных кредитов
    , уже упомянутого выше .


    дюйм в таких случаях, если центральный банк не введет огромные объемы ликвидности для орошения
    пустыни, выжившие банки будут вынуждены ограничить свое кредитование до
    человека и предприятий ( сжатие ликвидности / сжатие кредита /
    кредитный кризис
    , выберите свою фразу!).
    => Это, как вы уже догадались, может остановить экономику.

    2) Кризис ликвидности на финансовых рынках. На финансовых рынках возникает ситуация неликвидности, когда покупатели или
    продавцы не находят аналогов для своих операций. Либо th e активы выставлены на продажу (недостача),
    или деньги чтобы купить их, становятся недоступными.
    Причина может быть связана с фундаментальными экономическими факторами, но часто
    пастушество / подражание принимают участие, когда жадность / паника внезапно наступают
    после периода изобилия или уныния, который привел к рыночным избыткам
    , которые необходимо исправить.
    Следствием этого является то, что инвестирование / продажа активов и даже арбитраж
    между инвестициями становится невозможным или, если нет, по крайней мере, влечет за собой большие убытки.

    Также на фьючерсных и деривативных рынках люди с длинной (= покупкой) или короткой
    (= продажа) позиции не могут быть урегулированы или отменены и не могут быть сокращены свои
    проигрыш и выбывают из игры.
    Таким же образом инвесторы или трейдеры, которым необходимо покрывают свои риски
    не находят необходимых производных инструментов.

    3) Общий кризис финансовой ликвидности (системный кризис) Кризис ликвидности может распространиться на большинство финансовых учреждений и рынков,
    таким образом, не только на банки или определенные рынки.
    Также, он может возникать из-за дефолта ведущей страны, что влияет на
    многие другие, а также частные кредиторы (часто банки, здесь опять таки).

    Такие редкие, но экстремальные и обобщенные эффекты домино называются

    системными
    кризисами .

    В экономике в целом Широко распространенная проблема финансовой ликвидности имеет сильные экономические последствия.
    По нехватке инвестиций и потребления, сужение кредита
    может вызвать замедление или спад, или, по крайней мере,
    усугубить тот, который имеет другие причины.

    Этот не следует путать с ловушкой ликвидности .
    Это происходит, когда ликвидности много, но люди предпочитают копить, чем
    , чтобы потратить ее, потому что, например:


    * Они думают, что цены упадут, поэтому предпочитают подождать, прежде чем покупать.
    * Или они считают свой доход ненадежным и предпочитают откладывать деньги
    в качестве меры предосторожности на случай плохого дня.

    В бизнесе Бизнес, корпорация или ассоциация может пострадать от собственного кризиса ликвидности
    и столкнуться с риском банкротства, когда его «коэффициент текущей
    »
    (текущие активы / текущие обязательства ), рассчитанный по его балансу
    лист,
    ниже 1 .В этом случае,

    сумма его дебиторской задолженности, ликвидных активов и (краткосрочной) кредитной линии банка
    составляет недостаточно, чтобы покрыть сумму очень
    его краткосрочной задолженности
    .


    У предприятия нет денег для их погашения, и поэтому он находится в ситуации дефолта
    .

    Могут ли государства столкнуться с собственными кризисами ликвидности? Некоторые крупные страны (включая США) ввели
    беспрецедентный бюджетный дефицит и внешнюю задолженность.

    Различный менее известные страны в последние десятилетия (Таиланд, Аргентина …),
    и недавно (Исландия, Дубай, Ирландия, Португалия и, как всем известно,
    Греция), либо дефолт (формально или практически) или были спасены всего за
    до того, как они обанкротится .

    Другие люди разных размеров ходят по канату.

    Есть также опасения по поводу центрального банка сами,
    сомневаясь в стоимости валют, которые они щедро выпустили с сомнительными активами
    для их поддержки.

    Вопросы:


    Будет ли крупная страна дефолт по ее суверенному долгу ?
    И различные других стран, в результате эффекта домино, ввергнут
    в такой крах?

    Может ли это вызвать кризис ликвидности во всем мире? С ужасными последствиями
    для: * Конечно, рынков суверенных облигаций ,
    с заразой на других рынках ценных бумаг

    * Валютные рынки (бесполезные валюты).
    См.
    На пути к мировой валюте .

    * А очевидно мировая экономика ?

    Мы все в одной лодке!
    Пришло время для реального управления миром по экономическим вопросам!

    => Дисциплина и сотрудничество необходимы,
    в рамках некоего глобального пилотного органа.

    Вернуться в коллекцию: Финансовые статьи, перенесенные из Knols

    Просмотры страниц для этой статьи до миграции из Knol: 4,7 k


    Почему наблюдается нехватка ликвидности? — Mvorganizing.org

    Почему наблюдается нехватка ликвидности?

    В основе кризиса ликвидности лежит широко распространенное несоответствие сроков погашения между банками и другими предприятиями и, как следствие, нехватка денежных средств и других ликвидных активов, когда они необходимы.Кризисы ликвидности могут быть вызваны крупными негативными экономическими потрясениями или обычными циклическими изменениями в экономике.

    Что означает отсутствие ликвидности?

    Высокая ликвидность возникает, когда у организации, бизнеса или физического лица достаточно активов для выполнения финансовых обязательств. Низкая или ограниченная ликвидность — это когда денежные средства привязаны к неликвидным активам или когда процентные ставки высоки, поскольку из-за этого брать ссуды становится дорого.

    Что такое ликвидность на денежном рынке?

    Для взаимного фонда денежного рынка «ликвидность» означает степень, в которой авуары фонда могут быть быстро конвертированы в наличные.Ликвидность является особенно важным атрибутом паевого инвестиционного фонда денежного рынка, поскольку она измеряет способность фонда обеспечивать выплаты акционерам в ближайшее время.

    Может ли нехватка наличных средств означать кризис ликвидности?

    Следовательно, нехватка денежных средств на рынке может привести к снижению ликвидности, тем самым уменьшая степень, в которой рынок позволяет покупать и продавать активы. Наличие ликвидных активов важно для предприятий, поскольку это помогает им быстро приобретать активы и расширять свой бизнес.

    Почему низкая ликвидность — это плохо?

    Незапланированная нехватка ликвидности создает множество проблем, таких как медленные платежи по счетам поставщиков, трудности с выплатой заработной платы и отложенные планы расширения рынка. Даже цены на фондовом рынке могут упасть, поскольку инвесторы ищут компании с солидными денежными резервами.

    Как банки увеличивают ликвидность?

    Преобразование неликвидных активов в активы, которые можно легко продать на рынке, тем самым увеличивает ликвидность. Например, банк может использовать секьюритизацию для преобразования портфеля ипотечных кредитов (которые по отдельности являются неликвидными активами) в наличные (очень ликвидные активы).Фактически, он создает актив на своем балансе.

    Что такое риск ликвидности в банке?

    Риск ликвидности — это то, как неспособность банка выполнить свои обязательства (реальные или предполагаемые) угрожает его финансовому положению или существованию. Учреждения управляют риском ликвидности посредством эффективного управления активами и пассивами (ALM). Это может повлиять на всю финансовую экосистему и даже на мировую экономику.

    Как банки поддерживают ликвидность?

    Как банку достичь ликвидности

    1. Сокращение сроков погашения активов.
    2. Повышение средней ликвидности активов.
    3. Удлинить.
    4. Срок погашения обязательств.
    5. Выпустить больше акций.
    6. Уменьшить условные обязательства.
    7. Получите защиту ликвидности.

    Как обрабатывается риск ликвидности?

    Риск ликвидности можно снизить путем регулярного прогнозирования денежных потоков, мониторинга и оптимизации чистого оборотного капитала и управления существующими кредитными механизмами.

    1. Прогнозирование движения денежных средств.
    2. Мониторинг и оптимизация чистого оборотного капитала.
    3. Управление существующими кредитными механизмами.

    Что такое принцип ликвидности?

    1. Принцип ликвидности. Для коммерческого банка очень важен принцип ликвидности. Под ликвидностью понимается способность актива без потерь конвертироваться в наличные за короткое время. Выплата депонированных денег по требованию клиентов называется ликвидностью в банковском смысле.

    Почему важен риск ликвидности?

    Риск ликвидности — это текущий и будущий риск, связанный с неспособностью банка выполнить свои финансовые обязательства в срок.Если у торгового банка есть позиция в неликвидном активе, его ограниченная способность ликвидировать эту позицию в короткие сроки приведет к рыночному риску.

    Что подразумевается под ликвидностью?

    Ликвидность — это степень, в которой ценная бумага может быть быстро куплена или продана на рынке по цене, отражающей ее текущую стоимость. Под ликвидностью в финансах понимается легкость, с которой ценная бумага или актив может быть конвертирована в рыночную цену обналичивания.

    Что такое риск ликвидности на примере?

    Рыночный риск или риск ликвидности актива — это неликвидность актива.Это неспособность легко выйти из позиции. Например, мы можем владеть недвижимостью, но из-за плохой рыночной конъюнктуры мы можем продать ее только по очень высокой цене. Но, кроме того, эта облигация имеет чрезвычайно низкий риск ликвидности.

    Что такое риск ликвидности простыми словами?

    Риск ликвидности возникает, когда отдельный инвестор, бизнес или финансовое учреждение не могут выполнить свои краткосрочные долговые обязательства. Инвестор или организация могут оказаться неспособными конвертировать актив в наличные деньги без отказа от капитала и дохода из-за отсутствия покупателей или неэффективного рынка.

    Каковы две причины возникновения риска ликвидности?

    Каковы две причины возникновения риска ликвидности? Кредитор, вкладчик или другой держатель требует наличные в обмен на требование. Чем риск ликвидности различается с обеих сторон?

    Ликвидность — это хорошо?

    Почему высокий коэффициент ликвидности не важен Тем не менее, высокий уровень ликвидности — не обязательно хорошо. Высокое значение коэффициента ликвидности может быть признаком того, что компания чрезмерно сосредоточена на ликвидности, что может отрицательно сказаться на эффективном использовании капитала и расширении бизнеса.

    Comments

    No comments yet. Why don’t you start the discussion?

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *