Завод по переработке конопли: Русский травник: как заработать 100 млн рублей на промышленной конопле | Карьера и свой бизнес – Как нижегородец зарабатывает миллионы на еде из промышленной конопли | Карьера и свой бизнес

Мировой рынок конопли и Россия

Автор: Белопухова Ю., Белопухов С.

3-ий Международный форум коноплеводов, который прошел 16 декабря 2019 года в Москве, подводил итоги прошедшего года и поднимал самые разные темы. Одна из них касалась положения российской отрасли в формате мирового рынка.

 

Закон «О фермах» 2018 года, подписанный  президентом США Д. Трампом, существенно изменил мировой рынок конопли. В самих США в текущем году он вызвал резкое увеличение лицензирования производителей (с 3546 в 2018 году до 16 462 в 2019 году) и взрывной рост площади посева конопли (9 770 акров конопли в 2016 году,  25 541 — в 2017 году, 78 176  — 2018 г., 225 000 акров  -в 2019 ) , в том числе медицинского каннабиса. В 18 штатах США действует 100 тепличных проектов по культивированию конопли. Причем при стоимости лицензии $500, фермеры получали при реализации семян — $21 000 за акр, стеблей — $12 500.

 

При этом во всех штатах, даже тех, где вопрос с легализацией медицинского каннабиса еще только обсуждается, ведется разъяснительная работа, чем одна разновидность конопли отличается от другой. Также применяются отличительные термины: марихуана – психотропный химический тип конопли; медицинский каннабис, в котором ряд стран допускает  уровень ТГК  в пределах 1%;  техническая конопля, или хемп с содержанием ТГК 0,1 — 0,3%. Производство и реализация каждого типа растений  предусматривает свой регламент выращивания, переработки, транспортировки, реализации и нормативных норм, которые, например, в США регулируют два ведомства USDA и DEA.  

 

Инвесторы активно вкладывают средства в производство и переработку конопли, но инвестиционный бум, хотя продолжает оставаться на более высоком уровне, чем в 2016-2017гг,   начинает стихать. Закон «О фермах» способствовал развитию  технологий  каннабиса в защищенном грунте,  перерабатывающей промышленности.  Например, в штате Нью-Йорк   канадская Canopy Growth Corp (Онтарио) планирует построить уже второй завод по переработке этой культуры. Причем руководство обещает использовать конопляное сырье,

выращенное  исключительно американскими фермерами. Более того, эта компания  хочет создать в США промышленный конопляный парк  

 

Развитию отрасли способствует продвижение продукции в торговые сети. Так, предприятие CNY Hemp Processing (Канастота, штат Нью-Йорк)  поставляет на торговые полки конопляное масло, топливные пеллеты, подстилку для животных. Причем компания организовала сбор  и переработку  отходов  конопляной массы после экстракции СВД в подстилку для КРС, свиней и лошадей.  Спект изделий из промышленной конопли разнообразен: масла конопли, извлеченные из семян могут использоваться для пищевых целей, производства косметики и технических средств;  волокно  преобразуется в ткани, нетканые материалы, веревочные изделия, костра — отличное сырье для строительных изделий.

 

Администрации большинства штатов оказывают финансовую поддержку семеноводческим хозяйствам и переработчикам конопляного сырья. Например,  в 2017 году Правительство штата Нью-Йорк  учредило программу грантов на сумму 5 миллионов долларов для реализации проектов по промышленной переработке конопли. В прошлом году на завод по переработке конопли возле Бингемтона стоимостью 3,2 миллиона долларов из бюджета штата  выделили 650 000 долларов, а на государственную программу сертификации семян конопли — два миллиона долларов. Также во многих штатах выделялись значительные суммы на проведение медицинских, генетических, технологических, химических, социальных исследований. И даже сам президент, Дональд Трамп пожертвовал из своей зарплаты 100 000 долларов на финансирование кампании в цифровых СМИ, направленной на предупреждение подростков о вредном воздействии марихуаны — психозе, паранойе, беспокойстве.

 

Хотя Закон спутал все карты канадским фермерам,  лидерство по объемам производства конопли в Северной Америке пока принадлежит Канаде. За последние два года страна увеличила производство этой культуры больше, чем в 10 раз. Однако на фоне общего роста продукции  коноплеводства за счет медицинского каннабиса,  доля агротехнической конопли сократилась. К настоящему времени площадь закрытого грунта в Канаде превышает 1,7 миллиона квадратных метров. Следует отметить, что Канада лидирует и в области научных исследований: в прошлом году в университете Торонто была создана карта генома каннабиса, которая показывает, как принадлежащие к одному виду Cannabis sativa  техническая конопля и марихуана, развиваются и формируются в типы с различными химическими свойствами.

 

Прогнозируется, что продажи канадского каннабиса в 2020 году составят примерно 4 миллиарда канадских долларов (3 миллиарда долларов США), а совокупная прибыль до вычета процентов, налогов, износа и амортизации (EBITDA) составит примерно 1,2 миллиарда долларов США. Среди причин финансовго успеха  — вступившие осенью этого года в действие канадские правила в отношении продуктов питания с коноплей и каннабисом, в том числе напитков и  экстрактов.

 

Процесс восстановления коноплеводства идет и в других странах мира. По данным Европейской ассоциации промышленной конопли, в текущем году в странах ЕС собрано почти 250 миллионах фунтов конопли с более чем 70 000 акров. Большая часть урожая – доля Франции, которая вдвое увеличила сбор конопли в текущем сезоне. Причем Франция  ориентирована исключительно на выращивание конопли на волокно.

 

Дания же, наоборот,  ориентируется исключительно на культивирование медицинского каннабиса, на исследование новых препаратов из которого правительство этой страны запланировала выделить  35 млн крон. А в Португалии для этих же целей компания  Enigma Unipessoal Lda  впервые освоила 160 гектаров (400 акров) сельскохозяйственных угодий в регионе Каштелу-Бранку.

 

Увеличить производственные посевы технической конопли для использования конопляного сырья в автомобильной, бумажной, текстильной промышленности и сокращения импорта конопляной продукции из Украины и Китая планирует и Турция.  В 2019 году разрешение  выращивать промышленную коноплю дано 19 провинциям республики. Инициатором возрождения коноплеводства стал Реджеп Таип Эрдоган. Понять президента Турции можно: в 1961 году турецкие фермеры выращивали коноплю на площади около 14 тысяч га и  произвели около 5000 тон конопляного волокна, а в 2017 г. конопля занимала всего 11,3 сотки. В прошлом году  площадь посева конопли составляла около 3 га, а  урожай в прошлом году не превысил 7 тонн. В итоге за время с 2015 по 2018 год импорт  конопли в Турцию составил 4521 тонну на сумму в $ 5,8 млн.

 

Австралия, с численностью населения 24 млн. человек  в ноябре 2017 года узаконила  продажу семян и  выращивание конопли. Это означает, что иностранные производители семян имеют возможность экспорта конопляных продуктов питания и сырья для пищевой промышленности. Кстати, это дает шанс экспорта семян конопли и конопляной продукции из России в Австралию.   За прошедшие годы Южно-австралийский научно-исследовательский институт (SARDI) провел испытания пяти сортов конопли из Китая, Пакистана, Европы, а также разновидности австралийцев в разных условиях (на песчаной и глинистой почве).  Оценивались такие показатели, как скорость прорастания, периоды роста, устойчивсть к абиотическим факторам, урожайность и другие факторы

 

В Индии развиваются оба направления коноплеводства. Индийская промышленная конопляная ассоциация (IIHA) недавно объявила о вложении в размере 1100 крор (около 150 миллионов долларов) для выращивания конопли в индийском штате Уттаракханд. Кроме того,  Ассоциация предложила повысить предел ТГК до1,5%, чтобы включить в использование для промышленного использования больше родных сортов. IIHA также создает банк семян для селекции промышленных, а также линий с широким диапазоном и  уникальным профилем каннабиноидов для медицинских  культиваров. Совет научно-промышленных исследований Индии также объявил о планах провести исследование 20 штаммов медицинского каннабиса, в том числе, низкотемпературных сортов

 

Техническое и медицинское коноплеводство стремительно развивается в Китае и Монголии. Коноплеводство для строительной индустрии наиболее интенсивно ведется на африканском континенте — в Малави и Мороко (8 тыс. тонн ежегодно).

 

Проблемы производства

Еще два года назад коноплеводством занимались отдельные государства, в числе которых была и Россия. Сегодня же  свыше 30 стран мира выращивают промышленную коноплю в коммерческих целях

В связи с ростом производства конопли обнаружилось, что увеличивается доля «серого» рынка, когда марихуану выращивают  под прикрытием технической конопли. Это негативно влияет на ценовую политику, доходность предприятий. С ростом посевных площадей и в нашей стране важно избежать такой проблемы. Также обнаружилось, что увеличилась доля «горячих» посевов. Причем по оценкам USDA в силу разных объективных и субъективных причин в следующем году доля посевов, в которых уровень ТГК превысит предел 0,3% THC, достигнет 20%

 

Поэтому, например, в США планируется ужесточить контроль  посевов, чаще проверять растения на содержание ТГК. Но для  защиты добросовестных фермеров вводится новое правило, согласно которому производители не будут подвергаться судебному преследованию за федеральное преступление, если они использовали  сертифицированные сорта и семена, а уровень ТГК из-за изменений климата и погоды находится в пределах 0,3 — 0,5%. Также планируется закрепить положение, согласно которому,  мониторинг конопляной промышленности будет возложен исключительно на лаборатории, зарегистрированные в Управлении по борьбе с наркотиками США (DEA). Возможно, России тоже  нужно  принять такие  правила.

 

Проблемы торговли

На мировом рынке уже присутствуют два типа аналогичных продуктов питания: из технической конопли, так и медицинского каннабиса.  Для торговли в ряде стран Европы, например, Германии для реализации шоколада, печенья, булочек, мороженного, чая, напитков, в т.ч., пива е будет требоваться специальное разрешение. Но так как рынок свободный, к нам в страну везут китайскую конопляную продукцию, из Прибалтики,  старых стран ЕС.  Поэтому важно с помощью маркировки, специальной упаковки, акцентной информации рассказать потребителям о проблемах употребления такой продукции и ее провоза в Россию.

 

 

Таким образом, конопляная отрасль России оказалась перед быстро растущим рынком, но с правилами 2011 года. России нужно определиться с терминами и, соответственно, с законодательными  нормами,  начать серьезную программу селекции, основанную на ДНК-картировании, найти ресурсы для выхода на зарубежные рынки с семенным материалом  и продукцией. При производстве экспортного товара также следует обратить внимание сегмент органической продукции, которая дает шанс хорошо заработать за рубежом…

Нужно:

  • расширить регламент использования растения: дополнительной статьей дохода может стать  выращивание конопли как овощной зелени, в том числе, для получения проростков и микрозелени;
  • определить, кто будет контролировать поля: для полноценного состояния отрасль должна выйти  минимум на 50 тыс га.  Важно, чтобы  надзорные органы не портили жизнь нормальным фермерам, не пропуская при этом тех, кто под видом агроконопли культивирует марихуану.  Лучший вариант – контроль через филиалы РОССЕЛЬХОЗЦЕНТРА, совместно с МВД. 

 

Еще одна задача в наступающем году — защита предприятий торговли. Должен быть дан более четкий наратив понятия – «пропаганда наркотиков». Лист конопли  и символ наркотика не одно и то же. Это было  приемлемо до   2011 года. А сегодня, когда техническая конопля –сельскохозяйственная культура,  рисунок   — признак, показывающий, из чего изготовлены мочалка, футболка, сумка, носки, булочки, шоколад, масло…

 

 

В 2020 году следует расширить возможности рынка конопляной продукции (глубокая переработка зерна для получения белка, углеводов, лигнина; стеблей – на целлюлозу и бумагу). без объединения усилий всех участников отрасли и государства это, вряд ли, получится.

 

При подготовке статьи использованы открытые материалы специализированных изданий и организаций.

 

 

 

Возрождение коноплеводства и производство изделий из конопли | Программы | ОТР

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Каждый вторник мы рассказываем о российских предприятиях, показываем, как они работают, какую продукцию производят, какие люди там работают, – в общем, обсуждаем те или иные проблемы и достижения в различных отраслях нашей промышленности.

Сегодня очень интересный эфир – будем говорить о конопле, о выращивании конопли, о производстве различных изделий из конопли, в общем, обо всем, что связано с этим растением и его переработкой в нашей стране, и как с этим обстоят дела.

У меня сегодня в гостях Александр Кучинский, директор предприятия «Мордовские пенькозаводы». Здравствуйте, Александр.

Александр Кучинский: Здравствуйте, Марина.

Марина Калинина: И Станислав Кругликов, вице-президент Ассоциации производителей русской пеньки. Здравствуйте.

Станислав Кругликов: Добрый день.

Марина Калинина: Мы съездили в Мордовию, сняли предприятие «Мордовские пенькозаводы» – ну, естественно, не все, потому что заводов у этой компании много по всей стране, но основную часть сняли. Давайте посмотрим сюжет, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет. Все знают слово «конопля». Все знают, что это трава, которая растет. Но никто не знает, наверное, большинство людей не знают, что из этой травы можно получить, насколько это полезно. Я смотрю, вы тут принесли много всяких образцов. Расскажите, какие продукты вообще можно из нее сделать? Что вы производите?

Смотрите такжеРоссия — страна велосипедов. Где и как производят отечественные велосипеды и квадроциклы

Александр Кучинский: Мы производим массу видов различной продукции. Наверное, основной упор пока сделан все-таки на технических видах продукции – это строительные материалы и крученые изделия прежде всего.

Это аналог минеральной ваты, которая сейчас обширно применяется в строительстве, он на 85% сделан из растительного волокна. То есть абсолютно экологичный материал, при этом по своим характеристикам, по качественным характеристикам не уступает минеральной вате.

Есть еще нетканые полотна, которые используются в геотекстиле для укрепления ландшафта, для укрепления грунта.

Есть даже уже более глубокая переработка – это выбеленное котонизированное волокно, которое уже пригодно в сухом прядении, из которого можно получить ткани.

Вот этот образец – это уже волокно конопляное, которое сварено, то есть проведена некая химическая обработка. Это уже является целлюлозой.

Вот это многообразие того, что можно сделать только из волокна конопли. А также у нас…

Марина Калинина: А что еще там?

Александр Кучинский: Также у нас есть такой предмет, центральный часть стебля – продукт «костра», который активно используется в строительстве в качестве насыпного утеплителя либо наполнителя для строительных блоков, замена древесной щепы. Он имеет более пористую структуру, легче, при этом блоки получаются крепче. Также он используется в качестве подстилки для животных, в качестве мульчирующего материала. То есть такой многофункциональный.

Есть еще верхняя часть соцветия, что мы убираем, это семена. Как раз из семян получается это многообразие продуктов питания. Это и масло холодного отжима, которое у нас искомо на Руси употреблялось в пищу. Это мука конопляная, белок конопляный, аналог уже спортивного питания. Вот все это можно делать из конопли.

Марина Калинина: Масса продукции!

Смотрите, Станислав, ведь конопляное производство, вообще выращивание конопли уничтожалось долгое время, вырубались эти поля полностью. Сейчас это возрождается. Ну, где-то в начале 2000-х, в середине 2000-х это началось. Чего за эти годы вообще удалось добиться? И много ли таких производств по всей стране (ну, поскольку у вас ассоциация)? И как с этим сейчас дела обстоят?

Станислав Кругликов: Культура конопли достаточно традиционная для России. Общеизвестно, что мы три четверти или даже, может быть, 80% мирового производства конопли держали до войны и после войны.

Я просто немножко назад отойду. Например, журнал «Лен и конопля», который издавался 68 лет в Российской Федерации, только в 92-м году перестали его издавать. Тираж у него был 12–13 тысяч экземпляров. Надо сказать, что, например, журнал «Нефть и газ» – 9 тысяч экземпляров на сегодняшний день. Это наша с вами бывшая химия.

Вот у нас есть книжка, например, которую мы нашли случайно, для юношества и детства…

Марина Калинина: А там что?

Станислав Кругликов: Ну что? Тут стихи Ивана Новикова.

Марина Калинина: Стихи про коноплю?

Станислав Кругликов: Да. Недавно я увидел эту книжку в списке самых нетрадиционных и странных книг для детства и юношества. Хотя мне кажется, что… Есть учебники, по которым мы до сих пор учимся.

Марина Калинина: Слушайте, но они же уже прошлого века, учебники.

Станислав Кругликов: Ну почему? Давидян у нас 72-го. Это самое свежее, что есть.

Марина Калинина: Прошлый век, я говорю.

Станислав Кругликов: Прошлый век. Но с тех-то пор конопля не сильно изменилась. Мы с вами – гораздо сильнее, чем конопля.

На самом деле возрождение коноплеводства началось из-за того, что в рамках всего человечества легализовали коноплю как растение, потому что появились безнаркотические сорта. И наши советские ученые, русские ученые первыми вывели эти сорта.

На сегодняшний день у нас в реестре порядка 28 сортов разрешенных к применению. А все европейские сорта – их около 60 – они вторичны по отношению к нам, сделаны на базе наших. Вот в 89-м году разрешила сеять безнаркотическую коноплю Европа.

И Российская Федерация, кстати, никогда не прекращала это сеять. Просто бум, который сейчас у нас в стране наблюдается, – это просто повторяется бум европейский. Мы переоткрываем растения коноплю, как наши предки открыли его вначале как источник волокна и пищи. Потом это все исчезло, потому что выяснилось, что, например, синтетические и химические волокна лучше конопляных, потому что они не гниют, они долговечные. А масло, например, подсолнечное или пальмовое – оно дешевле и дольше лежит.

Но сейчас, когда человечество на новом витке понимает, что Земля хрупкая, что негниющее волокно никому не нужно, оно образует плавающие острова в Тихом океане, то решили, что есть волокно конопля, которое гниет, тем не менее достаточно прочное, чтобы практически все нужды человека обеспечивает.

То же самое и касается масла. Считается, что это очень хороший продукт для функционального питания, для нутрицевтики. Там много незаменимых жирных кислот. Это аналог, скажем, рыбьего жира или…

Марина Калинина: Одна польза сплошная!

Станислав Кругликов: Да.

Александр Кучинский: Исключительно.

Станислав Кругликов: Исключительно.

Марина Калинина: Давайте послушаем Александра, он нам из Астрахани дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Марина Калинина: Слушаем.

Зритель: Всего хорошего! Дай Бог здоровья вам всем!

Марина Калинина: Спасибо.

Станислав Кругликов: Спасибо.

Зритель: Конопле, по идее, в России надо поставить памятник, потому что Россия спасалась коноплей. Канаты, торговля с иностранцами, канаты продавали. Маслом питались люди, масло конопляное было. Вот сейчас подсолнечное масло, а тогда было конопляное масло, и конопляным маслом люди спасались. Так что конопля – это просто незаслуженно забытый вид, незаслуженно обиженное растение. Коноплей надо заниматься, потому что есть много сортов ненаркосодержащих. Можно сажать их и все из них можно производить. Конопля – это, мне кажется, будущее России.

Марина Калинина: Спасибо вам большое, спасибо за ваш звонок.

А сколько таких, как Александр? Я не знаю, кому вопрос.

Станислав Кругликов: Можно мне, Марина. Я не ответил вам до конца, да? Отвлекся.

Марина Калинина: Сколько таких энтузиастов сейчас в России?

Станислав Кругликов: Ну, в России, может быть, десяток-полтора организаций, которые занимаются промышленной коноплей, то есть они сажают ее, убирают. Не все полностью, то есть полный цикл не у всех присутствует. Но есть несколько лидеров в отрасли, часть из них объединена в нашу ассоциацию. Есть еще одна ассоциация коноплеводческая на сегодняшний момент.

Эти предприятия имеют, кроме уборочной техники, еще и предприятия по первичной переработке конопли. Потому что если не заниматься коноплей в комплексе, а собирать только на семечку или держать для севооборота, то она нерентабельно. Необходимо заниматься стеблем. А стебель – это как раз волокна, костра.

Но для этого нужны достаточно серьезные вложения, потому что современные заводы, которые мы получаем из Европы, они стоят гораздо дороже, чем наши пенькозаводы отечественные. А отечественные пенькозаводы, которых было очень много и которые производились в большом количестве, они сейчас неконкурентоспособные по ряду причин. Ну, это просто устаревшая техника, требующая много людей и требующая сушки, большой энергии. И это никому не интересно.

Марина Калинина: Ну понятно. Александр, а скажите, пожалуйста, вы с этими другими компаниями – с десятком, с пятнадцатью – как-то конкурируете или сотрудничаете?

Александр Кучинский: Скорее взаимодействуем и сотрудничаем, потому что сейчас стоим на таком этапе, что мы создаем этот рынок. Настолько уже забыта конопля у нас как культура, приходится все это воссоздавать с нуля. Поэтому я никого из руководителей этих компаний и в целом всех этих производителей не считаю конкурентами. Пока мы исключительно идем бок о бок и делаем одно общее дело.

Марина Калинина: Но бизнес такой рискованный. Это же зависит и от погодных условий, и от того, что будут дожди, не будут дожди, заморозки, не заморозки и так далее, и так далее. Насколько это окупается? Вообще этот бизнес когда окупается? И насколько это действительно риски для того, чтобы просто не произвести того, что тебе нужно произвести?

Станислав Кругликов: Агробизнес – вообще рискованный бизнес. От погоды он зависел всегда. И неважно, что ты выращиваешь – коноплю, свеклу или пшеницу. Окупаться конопля будет только в том случае, если она в севообороте, потому что она требует тоже многопольной системы. С какими-то культурами она хорошо сочетается, какие-то хорошо ей предшествуют, какие-то после нее хорошо растут. Если вы не занимаетесь первичной переработкой на волокно и на костру, то тоже вы не выдержите долго. Вам надо этим заниматься.

Насчет того, насколько рынок позволяет этим заниматься. Ну, в России он только начинает по некоторым отраслям появляться, где-то расти. Большие надежды мы связываем с европейским и мировым рынком, который уже на 15–20 лет нас опередил. Я имею в виду новое применение всех этих конопляных продуктов. Возможно, мы выйдем туда.

Марина Калинина: На новый уровень.

Станислав Кругликов: Да. Ну, здесь самое интересное, что европейцы, например, или американцы с китайцами не могут проникнуть на наш рынок со своими конопляными продуктами, ну хотя бы с той же коноплей, потому что у них норма содержания тетрагидроканнабинола (это самое психоактивное вещество, которое регулируется во всем мире) выше, чем в России. А вот наоборот мы можем делать.

Например, Александр разговаривал недавно с друзьями из Прибалтики, кто занимается коноплей. И там из-за того, что в Европе стало модно разводить как раз именно в лекарственных целях коноплю, они вынуждены искать где-то семечку для пищевых целей, потому что население уже привыкло к продуктам из конопли. А поскольку ты убираешь коноплю для медицинских целей, не дожидаясь вызревания семян, соответственно, тебе надо откуда-то восполнять дефицит. Возможно, это тоже источник энтузиазма для нас.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок – из Санкт-Петербурга Александр. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Спасибо, что поднимаете эту тему – возрождение производства конопли и всех необходимых продуктов. У меня два вопроса. Первый: получает ли производитель разрешительные документы на организацию такого производства? Потому что у нас, к сожалению, конопля в последнее время ассоциировалась с наркотиками. И второе: насколько часто вас контролируют на предмет возможности производства запрещенных видов из этого материала, будем говорить?

Вот два вопроса. А так вам спасибо. И надо все это развивать. Смоленская область, кстати, молчит, хотя она у нас исконно конопляная, там это развиваться должно. Спасибо, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо и вам. Александр, наверное, вы ответите?

Александр Кучинский: Да, я с радостью отвечу. Это какой-то уже сформировавшийся миф о том, что выращивание технической конопли требует лицензирования. Нет, ни в коем случае. Этот вид деятельности никак не лицензируется. Как уже Станислав сказал, 28 сортов есть, и они включены в Государственный реестр селекционных достижений и разрешены к возделыванию как индивидуальным предпринимателям, так и юрлицам.

Единственное, что нужно подтвердить статус этих семян сертификатом соответствия либо протоколом испытаний и актом апробации. Это все соответствует закону «О семеноводстве». Единственное – мы в уведомительном порядке пишем письма в органы МВД о том, что мы на таких-то полях высеваем определенные сорта. Все, этого достаточно. И в процессе вегетации, в процессе роста самого растения вправе приехать силовики и провести анализ.

Марина Калинина: Понятно.

Александр Кучинский: То есть каких-то препон мы не встречаем.

Марина Калинина: Ну хорошо. Смотрите, в сюжете вы сказали о том, что собирать коноплю достаточно сложно, нет специальной техники. В чем проблема? В чем проблема создать такую технику?

Александр Кучинский: Ну, здесь, наверное, должно включиться государство. Раньше были коноплеуборочные жатки, но они в современном бизнесе аграрном уже неэффективные, они малопроизводительные. Для того чтобы убрать площадь, например, в тысячу гектар, потребуется больше 16 таких аппаратов. Соответственно, это 16 тракторов. И особенность уборки этими коноплежатками – они режут стебель в нижней части и вяжут снопы. То есть дальше это предполагает все равно ручной труд. Это малоэффективно и очень трудозатратно, совершенно нерентабельно.

А отечественных механизированных образцов техники у нас, к сожалению, нет. И мы были вынуждены адаптировать либо существующие зерноуборочные комбайны, либо приобретать в Германии аналоги уже специализированные коноплеуборочные. Но цены на такого рода технику заоблачные – начиная от 600 тысяч евро за единицу.

Марина Калинина: Ничего себе!

Александр Кучинский: Помимо этого, их делают штучно, четыре-пять в год.

Марина Калинина: А вообще государство-то чем-то помогает для того, чтобы эта отрасль развивалась? Ну, какие-то льготы, я не знаю, субсидии, еще что-то – на местном уровне, на федеральном уровне?

Станислав Кругликов: Надо сказать, что Минсельхоз предпринимает беспрецедентные усилия на самом деле уже третий год подряд. Например, он выделяет погектарные субсидии на выращивание конопли – в районе 10 тысяч за гектар. То есть если вы посеяли гектар конопли, то вы получите 10 тысяч после того, как докажете свои посевные площади.

На самом деле это даже превышает дотацию, которую Европейский союз вводил на 12 лет в Европе для того, чтобы «разбудить» эту отрасль заново. Там было 90 евро с гектара. Правда, они разрешали еще на определенном этапе национальные дотации, ну, в пределах квот национальных.

Плюс Минсельхоз дает 50% возмещения по приобретению как раз заводов, о которых я говорил, по первичной переработке. Но надо доказать, что нет отечественной техники. С этим существуют небольшие проблемы. Но я думаю, что тот, кто хочет, тот добьется.

Марина Калинина: А со специалистами есть сейчас проблема? Вообще где этому учат этим заниматься?

Станислав Кругликов: Со специалистами проблема огромная, потому что главный институт по коноплеводству был у нас в СССР на Украине, Глуховский институт. Это был Институт лубяных культур, последнее название такое было. И он с разделом СССР оказался на Украине. Он прекрасно себя чувствует, там прекрасные кадры.

А наши три института, которые были на момент распада, – это Чувашский институт, Краснодарский и Пензенский – они все-таки были региональными. Один занимался сортам южной конопли, другой – среднерусскими сортами. Чувашский закрылся несколько лет назад. И тех специалистов, которые остались, их очень мало. Они есть, но… Это одна из проблем – семенной фонд, как его получить, как вырастить. Дело даже не в новых сортах, их достаточно, а в том, чтобы сохранить существующие и в нужном объеме растиражировать.

Марина Калинина: Ну давайте подведем некий итог. Какие перспективы вообще у этой отрасли?

Станислав Кругликов: Если в коноплеводство не бросаться как в омут с головой, а постоять немножко на берегу, посмотреть в эти темные воды, позвать Александра, например, или тех, кто уже прошел…

Марина Калинина: Александра, боюсь, не хватит на всю страну, одного такого.

Станислав Кругликов: Ну почему? Он у нас многожильный. Если посоветоваться, изучить вопрос, тем более перед глазами у нас европейский опыт очень обширный, то эта отрасль имеет перспективы очень серьезные. Особенно технические приложения, не столько даже пищевые. Потому что Европа считает, что техническая часть, именно волоконная, – она самая интересная. Хотя та же Канада, Австралия, США – они больше считают, что пищевка. Ну, там платежеспособный спрос.

Марина Калинина: У нас хлопка нет, например, в России, не выращивается, мы фактически зависимы от импорта. Может быть, как-то действительно на коноплю перейти, мешать в каком-то процентном соотношении? Может быть, это полезнее даже.

Станислав Кругликов: У конопляного волокна самое главное преимущество – это прочность, поэтому оно всегда у нас и было востребовано в парусах, в канатах, в брезентах. А когда нужно сделать из него что-то тонкое, то приходится его дополнительно обрабатывать. Называется этот процесс котонизация (от слова cotton – «хлопок»). То есть надо превратить его в более тонкое волокно. К сожалению, это требует дополнительных затрат. То есть это либо выварка, либо это ультразвук, либо какие-то механические воздействия, для того чтобы волокна стали более нежными. Это резко удорожает цену. И конопляная одежда или конопляные ткани – все равно это ниша какая-то, больше ореол, чем на самом деле польза от этих тканей, с моей точки зрения.

Марина Калинина: Ну что, спасибо вам большое. Как всегда, время пролетело незаметно. Успехов вам! Развивайтесь, выращивайте коноплю, делайте новые изделия из нее. Вот многие спрашивают: «Где масло из конопли?» Где еще что-то? И так далее. То есть народ этой темой очень заинтересован и, так сказать, взбудоражен, сообщений очень много.

Станислав Кругликов: Спасибо вам, Марина, что вы за эту тему зацепились.

Александр Кучинский: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо, что вы есть. У меня в гостях были: Александр Кучинский, директор компании «Мордовские пенькозаводы», и Станислав Кругликов, вице-президент Ассоциации производителей русской пеньки.

Ну а прямо сейчас – производственные портреты.

Главная — Фонд развития коноплеводства

Заведующий лаборатории селекции конопли Пензенского НИИСХ – Серков Валериан Александрович, доктор сельскохозяйственных наук

Выражаем огромную благодарность Пензенскому НИИСХ доктору сельскохозяйственных наук Серкову В.А., Краснодарскому НИИСХ доктору сельскохозяйственных наук Сухорада Т.И. и Чувашский НИИСХ доктору сельскохозяйственных наук Степанову Г.С. за их бесценный вклад в селекцию конопли и развитию коноплеводства в России.

 Селекцией южной конопли на Северном Кавказе занимаются уже более 75 лет. Селекционные работы по конопле были начаты в Краснодарском крае после прошедшего в 1928 году первого съезда коноплеводов (г.Орел). Участники съезда признали, что конопля является одной из самых малоизученных сельскохозяйственных культур. Хотя конопля очень древняя культура, но до 30-х годов 20 века она являлась приусадебной культурой мелкого единоличного хозяйства. Возделывались в основном местные сорта — кряжи. С 1931 года в стране развертывается широкая планомерная работа по селекции конопли.Сначала работы были начаты на Северо-Кавказской опытной станции лубяных культур, а с 1956 года продолжены в Краснодарском научно-исследовательском институте сельского хозяйства (КНИИСХ). 

Первым организатором селекционной работы по южной конопле был Василий Алексеевич Невинных, который руководил селекционной работой до 1981 года. Его сорт Южная Краснодарская, районированный на Кубани с 1949 года занимал в России до 60 тысяч гектаров. Известный селекционер по лубяным культурам, доктор сельскохозяйственных наук В.А.Невинных создал 12 сортов конопли, в том числе первый в нашей стране высокопродуктивный гибрид Краснодарский 10. Под его руководством с 1973 года и были начаты работы по созданию сортов конопли, не обладающих наркотической активностью.

С 1981 по 1998 год заведующим лабораторией был кандидат сельскохозяйственных наук Павел Васильевич Нимченко. Под его руководством был создан и районирован первый сорт южной конопли, не обладающий наркотической активностью Зеница.

С 1999 года по настоящее время заведующей лабораторией является доктор сельскохозяйственных наук Сухорада Татьяна Ивановна

Селекцией конопли в Пензенском НИИСХ занимаются с 1928 г. Первым результатом стал созданный в 1934 г. под руководством М.Ф. Канискина сорт двудомной конопли ЮСЛОС (Южно-созревающая Лунинской опытной станции). Впоследствии селекционеры В.Э. Сустрина, И.В. Колядко, А.А. Петров создали сорта СОУ (Старо-Оскольская улучшенная, 1937), Пензенская гибридная (1952), Пензенская однодомная (1971), Скороспелая 70 (1982). С 1971 г. ведётся селекция только однодомных сортов среднерусской конопли.

Большой вклад в развитие селекции и совершенствование агротехники конопли внесла Вера Эрнстовна Сустрина

Селекционные работы были возобновлены в 1993–1996 гг. в лаборатории селекции конопли под руководством канд. с.-х. наук К.А. Макарова.

В 1997–2000 гг. лабораторией селекции конопли заведовал доктор сельскохозяйственных наук В.Т. Тихомиров. В этот период укреплялись научные связи с Институтом лубяных культур (Украина), отделом генетических ресурсов масличных и прядильных культур ВНИИР им. Н.И. Вавилова.

С 2001 г. лабораторией руководит доктор сельскохозяйственных наук В.А. Серков.

 В настоящее время над выполнением НИР в лаборатории селекции и агротехники конопли работают ведущий научный сотрудник доктор сельскохозяйственных наук В.А. Серков, старший научный сотрудник кандидат сельскохозяйственных наук О.Н. Зеленина, младший научный сотрудник Л.В. Климова, техник Ю.И. Шерстнёва.

 В 2016 г. в Государственный реестр селекционных достижений РФ включен 21 сорт безнаркотической конопли, в том числе 10 универсальных сортов, 5 зеленцовых и 6 на двустороннее использование. Авторы селекционных достижений Пензенский НИИСХ, Краснодарский НИИСХ и Чувашский НИИСХ (в настоящее время селекцией конопли не занимается). Культивирование этих сортов может осуществляться без лицензии, как юридическими лицами, так и индивидуальными предпринимателями (КФХ).

Американская мобильная установка по переработке конопляной тресты

Cоздано оборудование, которое на мобильной платформе или грузовиках может перемещаться к местам складирования конопляной тресты/соломы с возможностью переработки сырья в полевых условиях. Оборудование способно перерабатывать до 10 тонн конопляного сырья в час, его стоимость составляет от $ 2 до 2,5 млн.

Стремительно увеличивая промышленные площади посевов технической конопли, сельскохозяйственные производители США столкнулись с проблемой переработки чрезвычайно ценного сырья – конопляной тресты. Отсутствие стационарных мощностей первичной переработки вынуждает производителей сельскохозяйственной техники заимствовать канадский и китайский опыт изготовления небольших мобильных устройств, работу которых можно развернуть на поле или вблизи места складирования соответствующего конопляного сырья. С американской установкой, проходящей на данный момент полевые испытания, хотелось бы познакомить читателей профильного электронного ресурса украинских коноплеводов.

 

 

Американские фермеры в десятках штатах США уже на протяжении нескольких лет культивируют малонаркотическую коноплю с целью получения чрезвычайно ценного сырья растительного происхождения. До недавнего времени акцент делался на возможности использования семян, а также листьев и соцветий, используемых в качестве продукта питания, косметического средства либо в зообизнесе. В связи с отсутствием на территории США стационарных мощностей, способных перерабатывать конопляную тресту/солому, значительная часть прибыли американских фермеров до недавнего времени «оставлялась на поле». Именно поэтому сразу несколько американских производителей сельскохозяйственной продукции активно разрабатывают механизмы, способные значительно увеличить рентабельность культивирования технической конопли. С этой целью создается оборудование, способное производить первичную переработку конопляной тресты/соломы.

В качестве примера можно привести совместный проект американских компаний HempLogic (штат Вашингтон) и Power Zone Agriculture (штат Колорадо), в рамках которого оборудование по декортикации технической конопли устанавливается на мобильные платформы для того, чтобы в дальнейшем доставлять мощности по переработки растения к местам его складирования сельскохозяйственными производителями либо сразу же к полю, где культивируется техническая конопля.

По словам генерального директора компании HempLogic Кори Шарпа «В случае погрузки тресты на грузовик и транспортировки его на расстояние свыше 100 миль, любая прибыль теряется в связи с высокой стоимостью логистических затрат. Данный фактор является краеугольным фактором на рынке производных конопляной тресты». По мнению г-на Шарпа, на данный момент именно отсутствие мощностей в США по переработке конопляной тресты является той причиной, по которой рынок технической конопли в стране развивается не достаточно интенсивно, а препятствием, не позволяющим активно использовать конопляное волокно, является отсутствие мощностей по декортикации. Соответственно импортируемое качественное конопляное волокно либо изделия из него изготовленные на рынке США имеют тенденцию к увеличению стоимости. Эта же особенность конопляного рынка позволяет объяснить, почему конечная конопляная продукция азиатского происхождения на данный момент занимает значительную долю американского рынка. Учитывая биологию растения, неэкономично транспортировать растение из Канады либо США к крупнейшим производителям конопляных тканей, на данный момент находящихся за пределами Североамериканского континента. 

Учитывая опыт культивирования безнаркотической конопли на относительно небольших площадях, существует потребность американского рынка в мобильных мощностях по переработке конопляной соломы. Именно по этим причинам г-н Шарп наладил сотрудничество с представителями компании Power Zone Agriculture, специализирующейся на производстве сельскохозяйственной техники. Основой данного сотрудничества стал проект по созданию мобильных мощностей по декортикации технической конопли. В ходе реализации проекта создано оборудование, которое на мобильной платформе или грузовиках может перемещаться к местам складирования конопляной тресты/соломы с возможностью переработки сырья в полевых условиях. Оборудование способно перерабатывать до 10 тонн конопляного сырья в час, его стоимость составляет от $ 2 до 2,5 млн.

Изготовленный в 2017 году тестовый образец на протяжении сезона переработал конопляное сырье более чем у 20 сельхозпроизводителей, специализирующихся на культивировании технической конопли на территории нескольких штатов США. Подобного рода демонстрация возможностей мобильной передвижной установки привела к заключению предварительных договоров по созданию еще 15 установок, уже подготавливаемых к продажам в 2018 году. 

Тестовая обработка конопляной тресты при помощи созданной мобильной передвижной установки на протяжении 2017 года определила следующий алгоритм работы с сырьем и производителями:

— специалисты компании HempLogic уточняют объем и качество конопляного сырья, которое складировано сельскохозяйственным производителем либо находится на поле. Составляются предварительные договора о стоимости сырья и проводимых работах по переработке;

— HempLogic транспортирует мобильную установку по переработке конопляной тресты к местам складирования и перерабатывает небольшой объем конопляного сырья;

— совместно оцениваются получившиеся продукты (волокно, костра) и заключаются договора, в рамках которых оценивается стоимость конопляного сырья и проводимой работы по его переработке;

— после заключения договора HempLogic перерабатывает весь имеющийся объем конопляного сырья;

— дальнейшая переработка (доработка) конопляного волокна, его упаковка, транспортировка и продажа. Использование качественного волокна для производства текстильных изделий, волокна не соответствующего качества для производства строительных материалов либо в интересах зообизнеса.

По мнению г-на Шарпа, в 2018 году мобильными установками HempHub специалисты HempLogic будут способны перерабатывать объем конопляного сырья, выращиваемый на площади 4-5 тысяч гектар. «Американский рынок конопляного волокна и костры имеет отличные перспективы роста. На данный момент у меня уже есть покупатели, которые выстроились в очередь для того, чтобы получить мобильную установку HempHub. Сельскохозяйственные производители США заинтересованы в этом рынке, и они готовы вкладывать финансовые ресурсы в модернизацию производства и созданию мощностей по первичной переработке».

По мнению руководителя Национальной ассоциации коноплеводов (National Hemp Association) Джеффа Кита, «Мобильная установка по декортикации не сможет устранить все проблемы, связанные с переработкой конопляной соломы/тресты. Но HempHub способна изменить американский рынок промышленного коноплеводства, который на данный момент ограничен нехваткой мощностей по первичной переработке. Нам безусловно понадобится несколько решений по декортикации, однако HempHub безусловно может стать одним из них». 

Комментарий Ассоциации «Украинская техническая конопля»

HempLogic, консалтинговая фирма, специализирующаяся на вопросах производства конечных продуктов из конопли. Компания PowerZone Agriculture не только специализируется на производстве сельскохозяйственной техники, но и имеет практический опыт выращивания и переработки технической конопли.

На переработку конопли выделят деньги из госбюджета | Статьи

Половину затрат на строительство и ремонт фабрик по производству тканей из льна и конопли возместят из госбюджета. Проект соответствующего постановления правительства подготовили в Минсельхозе. По словам экспертов, существующих заводов недостаточно, а старые предприятия нуждаются в модернизации. Поддержка от государства поможет снизить зависимость от импорта. Сейчас более двух третей льна для производства тканей поступает из-за границы.

Фабрики, производящие ткани из льна и конопли, получат поддержку от государства. Оно будет возмещать до 50% всех затрат на реконструкцию и создание таких предприятий. Это следует из проекта постановления правительства, подготовленного Минсельхозом («Известия» ознакомились с текстом документа). В ведомстве подтвердили разработку проекта, добавив, что подобная мера будет принята впервые. 

— Проект постановления сейчас находится на утверждении. Ожидается, что он будет принят в 2018 году. Необходимые объемы средств, которые будут выделяться на эти цели из госбюджета, еще не определены, — сообщили «Известиям» в Минсельхозе.

В документе ведомства говорится, что господдержка будет распространяться на предприятия, которые начали строить или модернизировать в последние три года. Предусмотренная мера станет одним из шагов по замещению импорта. Она будет способствовать повышению «конкурентоспособности российской сельхозпродукции на внутреннем и внешнем рынках».

Директор ассоциации коноплеводов Юлия Дивнич рассказала, что сейчас разрешено возделывать 26 сортов этого растения.

— С выращиванием конопли сейчас всё не так плохо. Если в 2016 году под нею было 2,5 тыс. га, то в 2017 году — уже 7 тыс. га. Но перерабатывающих мощностей катастрофически не хватает. Поэтому мы полностью поддерживаем предлагаемую Минсельхозом меру по строительству новых фабрик, — отметила она.

В России конопля возделывается в пяти регионах — это Орловская, Пензенская и Новосибирская области, Республика Мордовия и Алтайский край. Из конопли получают пеньку — прочные волокна, применяемые в производстве мешковины и парусины. Кроме того, ее могут смешивать с хлопком и льном при изготовлении тканей для повседневной одежды.

По данным Агентства по производству и первичной обработке льна и конопли, в России сейчас только шесть пенькоперерабатывающих фабрик. Предприятий, работающих со льном, значительно больше — их порядка 70. При этом более чем две трети всего льна для тканей в России — это импорт.

— Спрос на лубяные культуры растет. В связи с этим Союзлегпром был среди инициаторов программы по господдержке отрасли, — рассказал «Известиям» президент организации Андрей Разбродин. 

По его словам, объем производства льноволокна сейчас составляет около 30 тыс. т в год. Это в два раза меньше показателя 1980-х годов — периода расцвета этой отрасли. И одна из причин ухудшения дел в том, что не хватает перерабатывающих предприятий.

— Тем временем экологические преимущества продукции из льна способствуют развитию отрасли во многих странах. Причем с различными формами господдержки. Что характерно и для таких вроде бы «не льняных» стран, как КНР, Турция, Индия, Марокко, Индонезия, Шри-Ланка и Италия, —  рассказал Андрей Разбродин. 

Он добавил, что господдержка льняного комплекса растет и в Белоруссии: по посевным площадям и объемам выработки льноволокна она сейчас опережает Россию. Именно эти страны — основные поставщики в РФ льна и продуктов его переработки.

Нехватка отечественного сырья подтолкнула Минсельхоз к созданию дополнительных стимулов для роста отрасли. Ее включили в госпрограмму по развитию сельского хозяйства до 2020 года. Мера по возмещению половины затрат на строительство новых фабрик будет способствовать не только импортозамещению, но и повышению объемов производства товаров легкой промышленности в целом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

Зарубежный опыт — Konoplex

Китай является безусловным лидером мирового рынка и специализируется на развития всех направлений, связанных с использованием конопли посевной.

Производство промышленной конопли всегда было обязательной частью китайской экономики. При этом львиная доля конопляного сырья выращивается в провинциях Шаньдун и Юньнань. Несмотря на то, что ранее правительство проводило политику по уничтожению конопли, используемой в рекреационных формах, Китай был и остается одним из крупнейших производителей конопли посевной в мире в течение многих лет. В 2004 году Китай произвёл 24 000 тонн конопли, что составило 79% мирового рынка. Ткани из конопли китайского производства считаются лучшими в мире. В 2009 году в одной из автономных префектур на юге провинции Юньнань был построен самый современный в мире завод по переработке конопляного волокна. Завод, принадлежащий China Hemp Industrial Holding Investment, имеет годовую производительность около 2000 тон конопляной ткани в год.

В настоящее время Китай является крупнейшим поставщиком конопляного волокна на рынок США. Китайские компании на данный момент владеют более чем 310 тысячами общемировых патентов, зарегистрированных во Всемирной организации интеллектуальной собственности.

Поскольку другие страны, такие как Канада, набирают обороты в выращивании и переработке конопли посевной, доля китайской продукции на мировом рынке постепенно уменьшается. Площади для культивирования конопли в Китае в 2011 году составляли 75% общемировых (80 000 га). В 2015 году при допущении сохранения объемов посевных площадей на том же уровне (точные данные не доступны), доля Китая составила порядка 55%. В настоящее время правительство страны проводит целенаправленную компанию по увеличению количества земель, на которых выращивается самая высокорентабельная сельскохозяйственная культура – конопля посевная. При этом встречается информация, что в Китае планируется расширить площадь посевных площадей к 2020 г. до 667 тыс. га, что позволит обеспечить работой 3 миллиона китайских крестьян.

Канада является второй страной в мире по объему выращивания конопли посевной (по итогам 2015 года – более 25%).

Расстановка сил на мировой арене заметно менялась в последние два десятилетия (см. Диаграмма 5). Так, например, в 1998 году в странах Европейского Союза площади посевов конопли достигали более 40 тысяч га. В то же самое время в Канаде выращивалось около 2,4 тыс. га данного растения. В 2010 году площади посевов в Канаде и странах ЕС практически сравнялись, а в последующие годы посевные площади в Канаде значительно превосходили европейские. В 2013 году площадь посевов составила около 27 000 га, в 2015 — около 36 400 га.

Согласно «Стратегии развития технического коноплеводства» Канадской ассоциации торговли коноплей, площадь посевов промышленной конопли планируется увеличить до 1 млн. акров (400 000 га) до 2025 года, что может принести от 2,5 до 4 млрд. канадских долларов прибыли .

На долю Франции приходится 54% посевов ЕС.

Ведущая страна в Европе по выращиванию конопли посевной с площадью посевов в 14 500 га сельскохозяйственных угодий. От 70 до 80% конопляного волокна, производящегося во Франции используется для производства целлюлозы. Около 15% — в автомобильной промышленности и 5-6% используется для изготовления мебели, в первую очередь матрасов. Около 95% отходов конопляного производства используется в качестве подстилки животным и около 5% в строительной отрасли.

Механизм выращивания промышленных посевов конопли на территории страны не определен.

В связи с этим существуют ограничения по культивированию конопли на федеральном уровне. Страна является крупнейшим мировым импортером конопляного сырья, причем импортированное сырье должно отвечать довольно жестким требованиям американского законодательства по наличию в нем психоактивных составляющих. Усилия муниципальных властей штатов Северная Дакота, Гавайи, Кентукки, Мэн, Мэриленд, Орегон, Калифорния, Монтана, Западная Вирджиния и Вермонт по снятию ограничений на культивирование промышленных посевов конопли наталкиваются на противодействие Управления по борьбе с наркотиками США.

Тем не менее в 2015 году фермерские хозяйства США, специализирующиеся на культивировании промышленных посевов конопли, заняли заметную позицию на международном конопляном рынке – площадь посевов составила порядка 1,6 тыс. га. По мнению отдельных специалистов конопляного рынка, начиная с 2016 года, именно в США площади посевов малонаркотической конопли будут стремительно увеличиваться .

По итогам 2014 г. официальный объем рынка продуктов питания и косметических средств, товаров народного потребления, автозапчастей из биокомпозитных материалов на конопляной основе, а также продукции сферы зообизнеса в США составил порядка 620 млн долларов. При этом официальный объем рынка продуктов питания и косметических средств вырос в магазинах электронной коммерции на 21,2% (более чем на 14 млн долларов, по сравнению с 2013 годом, в котором объем сегмента составил немногим более 80 млн долларов). В розничных сетях объемы продаж выросли на 26,8%, а в свободной торговле на 16,3%. Обращает на себя внимание неизменность тенденции последних лет, свидетельствующая о ежегодном росте объемов продаж конопляных продуктов питания и косметических средств от 7,3% (2011 г.), 16,5% (2012 г.), до 24% (2013 г.) и 21,2% в 2014 году.

Увеличение продаж на рынке продуктов питания в США обусловлено следующими факторами:
• на протяжении 2014 года в 11 штатах были приняты нормативно-правовые акты, регламентирующие культивирование конопли посевной на их территории, а учитывая успехи по законодательному обеспечению культивирования малонаркотической конопли еще в 10 штатах, впервые в отдельных регионах легально выращивались небольшие площади промышленной конопли. Естественно, это привело к соответствующей рекламной кампании и выходу на американский рынок национальных сельхозпроизводителей, стоимость сырья у которых меньше, чем экспортируемой конопли из Канады, Чили, Китая или стран ЕС;
• проводимая в стране рекламная компания ежегодно находит отклик у все большего количества американских домохозяйств, признающих изделия и продукты из конопли посевной достойной альтернативой другим натуральным продуктам, а тем более синтетическим изделиям;
• разрешение проведения в 2014 году легальных исследований с коноплей привело к тому, что на протяжении года на рынок было выведено несколько сотен конопляных продуктов, уже пользующихся активным спросом на территории страны.

Активно развивается промышленное коноплеводство.

В первую очередь направления связанные с продуктами питания, строительством, производством текстиля и косметических средств.

Конопля давно является значимой частью истории Венгрии, и, несмотря на неудачный в этом отношении ХХ век, конопляная промышленность никогда полностью не исчезала.

После развала Советского Союза, Венгрия пытается восстановить конопляную промышленность. В настоящее время она снова становится одним из ведущих конопляных стран на территории Европейского Союза.

Венгрия внесла большой вклад в высококачественные штаммы и коммерческие сорта конопли. Многие из них были разработаны известным коноплеводом доктором Иваном Буча. Помимо улучшения четырёх государственных сортов конопли, Буча создал единственную в мире коммерческую декоративную разновидность конопли, хотя, по его утверждению, её было продано немного. В настоящее время, Венгрия экспортирует различную продукцию из конопли, в том числе бумагу, текстиль, масло и пластик.

В настоящее время коноплеводство в Италии по-прежнему является специализацией малого числа предприятий и испытывает трудности в достижении существенных позиций на национальном и мировом рынке.

Наиболее важным итальянским промышленным округом в сфере коноплеводства на сегодняшний день является провинция города Феррара (область Эмилия-Романья), в которой выращивание конопли посевной неразрывно связано с давними традициями местного производства. Площадь посевов конопли в Ферраре составляет более 1000 га. Выращиваемое сырье активно используется в текстильной и бумажной промышленности.

На долю Германии приходится 11% посевов ЕС.

Страна специализируется на выращивании конопляного семени для производства различных продуктов питания и в качестве основы для косметической продукции.

Посевы Великобритании занимаются порядка 9% посевов ЕС.

Возрождение коноплеводства в Великобритании началось в конце 20-го века. Были созданы сорта безнаркотической конопли, а новые технологии позволили изготавливать из этого растения не только медицинские препараты и продукты питания, но парфюмерные, строительные, конструкционные материалы, пользующиеся на мировом рынке огромной популярностью.
Конопля широко используется в зообизнесе, в частности в качестве подстилки домашним животным, в первую очередь породистым лошадям. Страна специализируется на выращивании семян конопли для производства различных продуктов питания и средств личной гигиены .
В развитие промышленного коноплеводства Великобритании средства инвестируют как частный бизнес, так и государство. Одно из наиболее ярких проявлений его заботы о развитии новейших строительных технологий на основе конопли – субсидирование исследований университета города Бат. Кроме того, в BRE GlobalInnovationpark был создан RenewableHouse (возобновляемый дом) на основе конопляных технологий.
Достижениями конопляной строительной индустрии уже воспользовались представители жилищного общества Саффолка, при поддержке которого возведено несколько десятков домов из костробетона в рамках проекта строительства социального жилья в городе .

Comments

No comments yet. Why don’t you start the discussion?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *